Вопросы юристу


КС вновь не стал рассматривать жалобу Игоря Трунова на порядок создания профсоюзов адвокатами

Суд отметил, что ранее ВС РФ указал на то, что представленный адвокатом для регистрации устав профсоюза предусматривал выполнение функций, аналогичных функциям и полномочиям ФПА РФ

КС вновь не стал рассматривать жалобу Игоря Трунова на порядок создания профсоюзов адвокатами

В комментарии «АГ» Игорь Трунов отметил, что согласно определению Конституционного Суда адвокатам не запрещено создавать профсоюзы, но устав профсоюза адвокатов не может дублировать функции и полномочия ФПА. Один из экспертов «АГ» согласился, что уставные задачи такой организации должны быть четко разграничены с функциями адвокатских палат. Другая полагает, что нет необходимости создания дублеров ФПА и адвокатских палат субъектов РФ в качестве способа и метода решения вопросов, возникающих в адвокатском сообществе. Третья добавила, что природа адвокатской деятельности далека от классической трудовой, хотя и имеет ряд схожих признаков. В свою очередь, в ФПА выводы Конституционного Суда о том, что ст. 39 Закона об адвокатуре ни в коей мере не может рассматриваться как нарушающая права адвокатов на создание общественных объединений, которые не имеют такого особого статуса, как ФПА, сочли ожидаемыми.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 2637-О/2022 по жалобе адвоката АП г. Москвы Игоря Трунова на нарушение его конституционных прав ст. 39 Закона об адвокатуре и рядом положений Закона о профсоюзах. Это уже второе обращение Игоря Трунова в КС по вопросу создания профсоюза адвокатов.

Ранее суд общей юрисдикции отказал в удовлетворении административного иска Игоря Трунова, являющегося председателем Всероссийского независимого профессионального союза адвокатов, к Минюсту России по оспариванию решения от 20 ноября 2020 г. об отказе в государственной регистрации организации. Апелляция и кассация поддержали решение суда, а Верховный Суд отказался рассматривать кассационную жалобу адвоката.

В жалобе в Конституционный Суд Игорь Трунов оспорил конституционность ст. 39 Закона об адвокатуре, согласно которой адвокаты вправе создавать общественные объединения адвокатов или быть членами (участниками) общественных объединений адвокатов в соответствии с законодательством РФ; общественные объединения адвокатов не вправе осуществлять предусмотренные этим законом функции адвокатских образований, а также функции адвокатских палат субъектов РФ или Федеральной палаты адвокатов РФ либо их органов. В жалобе также оспаривалась конституционность положений ст. 1, п. 1 ст. 2, абз. 3 ст. 3 и п. 1 и 2 ст. 11 Закона о профсоюзах. По мнению заявителя, оспариваемые законоположения не соответствуют Конституции, поскольку в силу своей неопределенности ограничивают право адвокатов на создание профсоюза.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС напомнил, что адвокат, будучи независимым профессиональным советником по правовым вопросам, осуществляет деятельность, имеющую публично-правовой характер, реализуя тем самым гарантии права каждого на получение квалифицированной юрпомощи. Осуществление адвокатами таких публичных функций предполагает создание нормативно-правовых и организационных механизмов, обеспечивающих законность и независимость в деятельности адвокатов с учетом специфики адвокатуры как профессионального сообщества адвокатов, которое, будучи институтом гражданского общества, не входит в систему органов госвласти и органов местного самоуправления.

Суд также напомнил, что наделение адвокатских палат (их органов) контрольными и управленческими полномочиями, в том числе полномочиями на принятие обязательных для адвокатов решений по отдельным вопросам адвокатской деятельности, согласуется с особым публично-правовым статусом некоммерческих организаций подобного рода, в том числе профессионального сообщества адвокатов, которое не входит в систему органов публичной власти и действует независимо от них.

С учетом специального статуса адвокатских палат и возложенных на них публично-правовых функций Закон об адвокатуре устанавливает, что общественные объединения адвокатов не вправе осуществлять предусмотренные этим законом функции адвокатских образований, а также функции адвокатских палат субъектов РФ или Федеральной палаты адвокатов РФ либо их органов. «Такое регулирование не выходит за пределы дискреции федерального законодателя и не может рассматриваться как нарушающее права адвокатов, в том числе заявителя, на создание общественных объединений», – подчеркнуто в определении КС.

Как отметил Суд, в рассматриваемом случае ВС РФ, изучив кассационную жалобу заявителя на судебные акты, вынесенные по административному делу с его участием, пришел к выводу, что представленный заявителем для регистрации устав предусматривал выполнение профсоюзом функций, аналогичных функциям и полномочиям Федеральной палаты адвокатов РФ. С учетом этого оспариваемые нормы Закона о профсоюзах, которые определяют правовое положение профсоюзов как специального вида общественных объединений, создаваемых в целях представительства и защиты социально-трудовых прав и интересов граждан, связанных общими производственными, профессиональными интересами по роду их деятельности, также не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Оценка же соответствия представленных заявителем в Минюст России документов требованиям законодательства, равно как и оценка обоснованности тех или иных выводов правоприменительных органов о несоответствии положений этих документов требованиям законодательства, не входит в полномочия Конституционного Суда.

В комментарии «АГ» Игорь Трунов отметил, что согласно определению КС для адвокатов нет запрета создания профсоюзов, а устав такого профсоюза не может дублировать функции и полномочия ФПА РФ. «Ранее аналогичное определение от 15 июля 2022 г. вынес ВС РФ. Конституция в ст. 30 наделяет россиян правом создавать профсоюзы, при этом ни Конституция, ни Закон о профсоюзах не предусматривают запрет или специальный порядок. В свою очередь, ст. 39 Закона об адвокатуре предоставляет адвокатам право создавать общественные объединения, а Закон об общественных объединениях квалифицирует профсоюз как общественное объединение. ФПА РФ не является по цели своего создания и по сути деятельности адвокатским профсоюзом. Основная функция органов руководства адвокатуры – решение государственной задачи обеспечения гарантированного каждому права на получение квалифицированной юридической помощи», – полагает он.

По мнению Игоря Трунова, профсоюзы объединены общими профессиональными интересами членов свободно распоряжаться способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также правом на вознаграждение за труд без дискриминации. «Положительная деятельность адвокатских профсоюзов, к примеру Франции, Канады, показала, что укрепление общественного отстаивания прав членов профсоюзов предотвращает произвольное установление дисциплинарных норм и стандартов компетентности, регулирования доступа новых членов, противодействует дискриминации и злоупотреблениям и т.п. Органы руководства адвокатского сообщества и адвокатские профсоюзы в соответствии с нормами законов об адвокатской деятельности и о профессиональных союзах должны действовать совместно и согласованно во имя укрепления престижа адвокатуры», – считает адвокат.

Адвокат КА Новосибирской области «Бойко и партнеры» Светлана Немчинова согласилась с выводами Конституционного Суда в том, что существующий нормативно-правовой и организационный механизм адвокатского сообщества как особого института гражданского общества позволяет обеспечивать законность и независимость деятельности адвокатов. «Иными словами, в России создано определенное устройство адвокатского сообщества в виде Федеральной палаты адвокатов РФ, адвокатских палат субъектов РФ, в которые входят различные адвокатские образования. Такое устройство адвокатского сообщества успешно решает цели и задачи, возложенные на него федеральным законодательством, в том числе Законом об адвокатуре в РФ», – убеждена она.

Эксперт полагает, что возможные проблемы в обеспечении законности и независимости деятельности адвокатов могут быть решены посредством уже созданного адвокатского сообщества. «Не вижу необходимости создания дублеров ФПА РФ, адвокатских палат субъектов РФ в качестве способа и успешного метода решения вопросов, возникающих в адвокатском сообществе, впрочем, как и в любом другом институте гражданского общества», – полагает Светлана Немчинова.

Адвокат, член Совета АП Ставропольского края Нарине Айрапетян отметила, что нельзя нивелировать законодательную возможность создания объединений, но дублирование функций Федеральной палаты адвокатов либо же региональных адвокатских палат видится неверным с точки зрения управленческой политики. «Сама по себе природа адвокатской деятельности далека от классической трудовой, хотя и имеет ряд схожих признаков. В обсуждаемом же случае, исходя из некоторых данных, наличествует, на мой взгляд, маскировка фактически планируемых целей под заявленные. При этом из буквального прочтения анализируемого судебного акта следует, что устав все же содержит данные о пересекающихся функциях. При таких обстоятельствах полагаю, что децентрализованность породит еще большую правовую неопределенность и некоторые накладки, в частности в вопросе представительства», – полагает она.

По словам эксперта, публичная функция, возложенная на адвокатское сообщество в силу конституционного предписания, и связанная с этим обязанность государства по финансированию некоторых издержек не ведут к изменению парадигмы понимания деятельности адвоката и перевода ее в плоскость «подчиненно-трудовой». «Одновременно с этим считаю, что ограничения, связанные с необходимостью недублирования функций, не должны расцениваться как нарушающие чьи-либо права. Создание объединений с уникальными непересекающимися целями и задачами видится не только возможным, но и в некоторых случаях полезным с точки зрения развития всей корпорации, исходя, например, из невозможности в силу объективных причин самостоятельной реализации тех или иных задач соответствующими палатами», – считает Нарине Айрапетян.

Председатель Коллегии адвокатов «Династия» Борис Асриян полагает, что Конституционный Суд со ссылкой на позицию Верховного Суда не констатировал какой-либо законодательный запрет адвокатам создавать профсоюз. «Только уставные цели создаваемой организации надо четко разграничить с функциями палат. И уже в случае отказа в регистрации профсоюза именно по причине принадлежности к адвокатскому сообществу можно повторно обратиться в КС РФ», – полагает он.

В свою очередь советник ФПА Ольга Власова назвала вполне ожидаемыми выводы Суда о том, что ст. 39 Закона об адвокатуре ни в коей мере не может рассматриваться как нарушающая права адвокатов на создание общественных объединений, которые не имеют такого особого статуса, как ФПА. «Надеюсь, что это определение КС РФ наконец-то поставит окончательную точку в дискуссии о том, могут ли адвокаты создавать профсоюзы и надо ли адвокатам их создавать», – отметила она.

По словам эксперта, более интересными и актуальными представляются разъяснения Суда о том, что корпоративные объединения адвокатов (адвокатские палаты субъектов РФ и ФПА РФ) представляют собой уникальную форму некоммерческой организации, которая официально признается законодательством РФ как структура гражданского общества, непосредственно участвующая в правоприменении, в силу чего именно на адвокатов законом возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина, в том числе по назначению судов. «Как указал КС РФ еще в Постановлении от 17 декабря 2015 г. № 33-П, адвокат, осуществляя адвокатскую деятельность, имеющую публично-правовой характер, реализует тем самым гарантии права каждого на получение квалифицированной юридической помощи. Именно в целях, в первую очередь, обеспечения доступности для населения квалифицированной юридической помощи на всей территории данного субъекта РФ, а также для представительства и, наконец, защиты прав и интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях в каждом субъекте РФ создается адвокатская палата, а на территории РФ в тех же целях представительства и защиты интересов адвокатов создается ФПА РФ», – заметила Ольга Власова.

Она подчеркнула: ввиду того что адвокатура – это не просто институт гражданского общества, а институт гражданского общества с особым публично-правовым статусом, адвокатские палаты (их органы) и наделяются контрольными и управленческими полномочиями, в том числе полномочиями на принятие обязательных для адвокатов решений. «В последние несколько лет адвокатское сообщество настолько сильно увлеклось обсуждением проблемы защиты прав самих адвокатов, что совсем забыло о том, что особый статус адвоката, его гарантии и привилегии – это, в первую очередь, следствие того, что адвокатская деятельность имеет публично-правовой характер и основная цель деятельности института адвокатуры в целом и каждого адвоката в отдельности – исполнение возложенной на них обязанности по защите прав и свобод человека и гражданина, реализация гарантии права каждого на получение квалифицированной юридической помощи. А учитывая тот факт, что согласно ст. 7 Конституции РФ Россия является социальным государством, это, прежде всего, непосредственное участие адвокатов и органов адвокатского самоуправления в организации и осуществлении социальной (бесплатной) юридической помощи в рамках системы государственной социальной (бесплатной) юридической помощи», – считает Ольга Власова.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о