Вопросы юристу


ВС напомнил, что нужно учитывать при рассмотрении дел о взыскании неосновательного обогащения

При этом он обратил внимание на взаимоисключающие выводы нижестоящих инстанций, которые указывали, что деньги передавались в погашение ипотечного кредита с целью приобретения 1/2 доли жилого помещения и, в то же время, что на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение

ВС напомнил, что нужно учитывать при рассмотрении дел о взыскании неосновательного обогащения

Один из экспертов указал, что Верховный Суд акцентировал внимание на нарушении норм права при признании ответчика неосновательно обогатившимся, а также на отсутствии факта оценки доказательств, что и послужило основанием для направления дела на новое рассмотрение. Второй отметил, что уплата денег без какого-либо основания довольно часто явлется предметом споров в судах и нередко судам и участникам спора непросто в точности определить предмет и бремя доказывания, дать необходимую оценку всем имеющимся в деле доказательствам и применить соответствующую правоотношениям норму.

Верховный Суд опубликовал Определение № 5-КГ22-З7-К2 от 21 июня по делу, в котором третье лицо настаивало, что погашало ипотеку за свою квартиру, а в итоге недвижимость была передана в собственность его сожительницы.

В 2016 г. Роман Маслов и его сожительница Наталья Кононова решили приобрести квартиру в ипотеку для совместного проживания. Для этого они обратились к знакомому девушки Александру Полякову, который, будучи сотрудником ООО «Хоум Кредит и Финанс Банк», мог получить кредит на более выгодных условиях. Тот согласился и 21 ноября 2016 г. оформил на себя и супругу ипотечный кредит на 5,4 млн руб. на 182 месяца под 10% годовых (14% после прекращения трудовых отношений с банком).

По условиям договоренности после погашения ипотеки квартира должна была быть оформлена в равнодолевую собственность Романа Маслова и Натальи Кононовой, которые въехали в квартиру сразу после приобретения. В период с 9 января 2017 г. по 1 марта 2019 г. Роман Маслов осуществлял платежи в счет погашения кредита пропорционально 1/2 доли квартиры, однако после исполнения в полном объеме своих обязательств он столкнулся с тем, что Александр Поляков и Наталья Кононова уклонялись от переоформления 1/2 доли квартиры на него.

В 2020 г., запросив выписку из ЕГРН, Роман Маслов узнал, что с 13 мая 2019 г. право собственности на квартиру перешло к его сожительнице. После этого он обратился в Измайловский районный суд г. Москвы с иском к Александру Полякову. Он просил взыскать с ответчика неосновательное обогащение в виде платежей, внесенных им в счет погашения кредита за период с 9 января 2017 г. по 11 марта 2019 г. в размере почти 4 млн руб., проценты за пользование чужими деньгами с 11 марта 2019 г. по 5 июня 2020 г. – более 360 тыс. руб. и расходы на уплату государственной пошлины.

Суд установил, что Роман Маслов частично исполнил обязательство заемщика по кредитному договору, Александр Поляков не предоставил правовых оснований для удержания имущества, а обстоятельств, исключающих возврат полученного, не доказал. Таким образом, суд пришел к выводу, что на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение, и удовлетворил исковые требования, с чем согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

Александр Поляков подал кассационную жалобу в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС сослался на п. 1 ст. 1102 ГК, согласно которому лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 Кодекса. В силу п. 4 ст. 1109 ГК не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения деньги и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Таким образом, указал Суд, по делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения ответчиком имущества за счет истца либо факт сбережения ответчиком имущества за счет истца, а на ответчика обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения такого имущества либо наличие обстоятельств, при которых неосновательное обогащение в силу закона не подлежит возврату. Он отметил, что деньги и иное имущество не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения, если будет установлено, что воля передавшего их лица осуществлена в отсутствие обязательств, т.е. безвозмездно и без встречного предоставления. Данные обстоятельства подлежали определению в качестве имеющих значение для правильного разрешения настоящего спора.

«Выводы судов, не принявших во внимание всю совокупность обстоятельств дела, в том числе и то, с какой целью осуществлялась передача денежных средств истцом в счет погашения кредитных обязательств ответчика с учетом всех установленных судом фактов, носят взаимоисключающий характер: с одной стороны, суды указывают, что денежные средства передавались в погашение ипотечного кредита с целью приобретения 1/2 доли жилого помещения, а с другой – что на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение ввиду отсутствия каких-либо обязательственных отношений между ними», – указывается в судебном акте.

Как отметил ВС, возражая против иска, Александр Поляков ссылался на то, что 21 ноября 2016 г. между ним и Натальей Кононовой был заключен договор, по условиям которого он принял на себя обязательство от своего имени оформить ипотечный кредит на приобретение квартиры, а Кононова – полностью погасить кредит с возможностью внесения аннуитетных платежей с помощью третьих лиц при невозможности личного присутствия, после чего он должен был в течение шести месяцев передать ей квартиру в собственность, что и было им исполнено. Между тем изложенные обстоятельства в нарушение положений ст. 67, 198 и 329 ГПК вообще не получили какой-либо оценки.

Таким образом, Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

В комментарии «АГ» управляющий партнер АБ «РИ-Консалтинг» Елена Гладышева указала, что такие ситуации хотя и редко, но случаются, и суды не всегда приходят к единому мнению по поводу правовой квалификации отношений сторон или оценки доказательств. По ее мнению, позиция ВС поможет в определении надлежащего ответчика по спору, обстоятельств, подлежащих доказыванию, доказательств, которые могут использованы, а также применимого права.

Адвокат считает, что раз между сожителями была устная договоренность о приобретении истцом половины доли в праве собственности на недвижимость, то имеются основания для обращения с иском к бывшей сожительнице, поскольку именно на ее стороне в данном случае возникло неосновательное обогащение. При этом сделка, заключенная между Кононовой и Поляковым, имеет признаки мнимости, что и не отрицали стороны в ходе судебного разбирательства (деньги по договору купли-продажи не передавались). Вместе с тем большинство подобных сделок законодательство запрещает совершать в устной форме, что приводит к их незаключенности либо невозможности в суде представить надлежащие доказательства наличия таких договоренностей. При этом, как правило, суды принимают во внимание устные договоренности между сожителями, учитывая фактические брачные отношения и отсутствие письменных договоренностей о возврате долга, отметила она.

Елена Гладышева считает, что Верховный Суд акцентировал внимание на нарушении норм права при признании ответчика неосновательно обогатившимся, а также на отсутствии факта оценки доказательств, что и послужило основанием для направления дела на новое рассмотрение. «При этом взыскание неосновательного обогащения вследствие погашения задолженности по ипотеке – не редкий случай в судебной практике. Однако зачастуот таких спорах выступает бывшая сожительница (сожитель). Однако практика последних лет показывает, что суд не встает на сторону истца», – указала адвокат.

Она добавила, что Верховный Суд предлагает исходить из презумпции того, что имущественные отношения между сожителями носят безвозмездный характер. Данная позиция нашла отражение в Определении
Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда от 16 июня 2020 г. № 5-КГ20-29. Суды, исследовав и оценив все представленные в материалы дела доказательства, с учетом доводов и возражений сторон, исходили из того, что «Максютов С.Г. нес расходы на строительство и обустройство дома на земельном участке Леоновой Н.Н. в силу личных отношений сторон в период их совместного проживания, в отсутствие каких-либо обязательств перед ответчиком, добровольно, безвозмездно и без встречного предоставления (т.е. в дар), в связи с чем пришли к выводу о том, что в силу пункта 4 статьи 1109 ГК РФ потраченные таким образом денежные средства истца не подлежат взысканию с Леоновой Н.Н. в качестве неосновательного обогащения».

По мнению директора Lexing law firm Андрея Тишковского, Верховный Суд повторно обратил внимание нижестоящих судов на то, что не во всех случаях денежные средства подлежат возврату в отсутствие договора между истцом и ответчиком. Эксперт отметил, что уплата денежных средств без какого-либо основания довольно часто является предметом споров в судах и нередко судам и участникам спора непросто в точности определить предмет и бремя доказывания, дать необходимую оценку всем имеющимся в деле доказательствам и применить соответствующую правоотношениям норму.

Андрей Тишковский обратил внимание, что само определение по своим выводам не ново, ВС и ранее указывал на необходимость прояснения важных для правильного рассмотрения дело о неосновательном обогащении обстоятельств (например, из недавнего Определения СК по гражданским делам Верховного Суда от 15 марта 2022 г. № 34-КГ21-6-К3, где Суд отменил судебные акты о взыскании с ответчика неосновательного обогащения, указав, что суды не установили, предоставлял ли истец денежные суммы во исполнение несуществующего обязательства либо в отсутствии обязательства как такового, не предоставлял ли истец денежные средства в целях благотворительности).

«Существование соглашения на оплату кредита с целью приобретения 1/2 доли квартиры должен доказать истец, чего сделано не было. Если указанное обстоятельство не подтверждено, то отсутствие назначения в платежных документах, систематичность внесения платежей скорее говорят о том, что истец заведомо знал об отсутствии обязательства, но продолжал платить. В таких случаях подлежит применению п. 4 ст. 1109 ГК (отказ во взыскании денежных сумм в качестве неосновательного обогащения). Дополнительно усиливает позицию заключенное между третьим лицом Кононовой и ответчиком соглашение, по которому третье лицо обязалось вносить платежи по кредитному договору ответчика, в том числе через счета других лиц, суды же не дали оценку указанному соглашению», – указал Андрей Тишковский.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о