Вопросы юристу


КС постановил изменить порядок ведения медкарт госпитализированных в психбольницу

Суд отметил, что если принудительная госпитализация признана незаконной, то соответствующие сведения должны быть внесены в медицинскую информационную систему

КС постановил изменить порядок ведения медкарт госпитализированных в психбольницу

Один из адвокатов посчитал, что постановление КС является важной вехой в преодолении стигматизации людей, столкнувшихся с психиатрической службой. Вторая предположила, что законодатель, стремясь выполнить указания Конституционного Суда, придет к необходимости утверждения отдельной формы документа для первичной госпитализации в психиатрическое учреждение.

13 июля Конституционный Суд вынес Постановление № 31-П, в котором указал на необходимость внесения в медицинскую информационную систему сведений о признании принудительной госпитализации в психиатрическую лечебницу незаконной, если она признана таковой в судебном порядке.   

26 марта 2013 г. гражданка Ф. в недобровольном порядке была госпитализирована в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях. Ей оформили медицинскую карту психиатрического больного с указанием сведений об обстоятельствах и основаниях принудительной госпитализации, а также об установленном ей согласно Международной классификации болезней психиатрическом диагнозе. По результатам освидетельствования, проведенного в пределах 48 часов с момента госпитализации, Ф. выписали и рекомендовали консультативное диспансерное наблюдение психиатра.

Узнав о наличии медкарты и о медицинской информационной системе, в которой также содержались сведения о ее госпитализации, Ф. 8 июля 2019 г. обратилась в суд с административным исковым заявлением о признании недобровольной госпитализации незаконной, возложении обязанности на учреждение здравоохранения уничтожить медкарты стационарного и амбулаторного психиатрического больного, исключении соответствующих сведений из указанной информационной системы. Она отметила, что из-за данных сведений ей запрещено преподавать и быть опекуном над недееспособным сыном.

Суд первой инстанции в удовлетворении требований отказал. Апелляция, с которой согласились вышестоящие суды, отменила решение частично и признала недобровольную госпитализацию незаконной в связи с отсутствием в материалах административного дела доказательств наличия у Ф. тяжелого психиатрического заболевания, способного без оказания медицинской помощи в стационарных условиях привести к прогрессированию, обострению ее состояния или причинению существенного вреда ее здоровью либо непосредственной опасности для нее и окружающих. Апелляционный суд также возложил обязанность на психиатрическую больницу организовать удаление из Единой информационной системы здравоохранения региона сведений в отношении Ф. по двум талонам амбулаторного пациента. Что касается требования об уничтожении медкарт, оно было оставлено без удовлетворения со ссылкой на Закон об основах охраны здоровья граждан и письмо Минздрава России от 7 декабря 2015 г. № 13-2/1538 «О сроках хранения медицинской документации» о 25-летнем сроке хранения медицинских карт.

В жалобе в Конституционный Суд Ф. указала, что п. 11 и 12 ч. 1 ст. 79 Закона об основах охраны здоровья граждан не соответствуют Конституции в части необходимости хранения медицинской документации, которая содержит сведения о госпитализации в психбольницу в недобровольном порядке, после признания судом такой госпитализации незаконной, что может препятствовать осуществлению преподавательской деятельности и оформлению прав опекуна над совершеннолетним ребенком.

Изучив материалы дела, КС указал, что спорные нормы являются предметом рассмотрения в той мере, в какой на их основании разрешается вопрос о ведении, учете и хранении психбольницей медицинской документации, сформированной при госпитализации гражданина в недобровольном порядке, в случае признания судом такой госпитализации незаконной.

Как отметил Конституционный Суд, закрепленная действующим правовым регулированием обязанность медицинской организации вести, учитывать и хранить медицинскую документацию, фиксирующую, в частности, факт обращения пациента за медицинской помощью, факт оказания помощи, этапы лечебно-диагностического процесса, вытекает из значения содержащейся в медицинской документации информации о состоянии здоровья для защиты прав и свобод самого пациента, в том числе в контексте оценки правомерности и эффективности оказанной ему медицинской помощи, а также осуществления предусмотренной ст. 64 Закона об основах охраны здоровья граждан экспертизы качества медицинской помощи, проводимой в целях выявления нарушений при оказании медицинской помощи, включая оценку своевременности ее оказания, правильности выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации, степени достижения запланированного результата.

Утрата медицинской документации объективно может повлечь определенные сложности в реализации конституционных прав, в том числе гарантированных ст. 41 Конституции и – в случае обжалования действий по оказанию психиатрической помощи – ст. 45 и 46 Основного Закона, посчитал он. При этом актуальность сказанного сохраняется и в случае, когда содержащая персональные данные документация была сформирована в результате госпитализации в психбольницу в недобровольном порядке, которая впоследствии признана судом незаконной, так как незаконностью госпитализации не отменяется значение такой документации для предотвращения дальнейших ошибок медработников как в отношении самого лица, госпитализированного с усмотренными судом нарушениями, так и других лиц. Установление же незаконности госпитализации в недобровольном порядке может быть предпосылкой дальнейших юридических разбирательств.

Следовательно, заключил Суд, оспариваемые нормы по своему предназначению направлены на защиту конституционно значимых ценностей, среди которых такие, как право на жизнь, выступающее источником всех других основных прав и свобод человека, и право на охрану здоровья, а медицинская организация при формировании документации осуществляет обработку персданных о состоянии здоровья гражданина, в том числе безотносительно к его согласию, и не вправе необоснованно уклоняться от исполнения требований действующего законодательства, обязывающих вести, учитывать и хранить медицинскую документацию, отражающую обстоятельства оказанной гражданину медицинской помощи.

Таким образом, он заключил, что п. 11 и 12 ч. 1 ст. 79 Закона об основах охраны здоровья граждан, предусматривающие – во взаимосвязи с положениями Закона о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании – обязанность медицинской организации по ведению, учету и хранению медицинской документации, не противоречат Конституции, в том числе в случаях, когда соответствующая документация сформирована при госпитализации лица в психбольницу в недобровольном порядке, впоследствии признанной судом незаконной.

Вместе с тем КС указал, что, хотя подзаконными актами о порядке ведения медицинской документации предусмотрены меры по актуализации информации, включая ее устранение из регулярного использования, если она не актуальна, из обстоятельств дела заявительницы следует, что данные положения не обеспечивают выбытие соответствующих документов из текущего использования в медицинской организации или проставление на них соответствующих корректирующих (дезавуирующих) информацию пометок в случае признания принудительной госпитализации незаконной. Более того, даже если конкретные факты ненадлежащего использования информации о госпитализации гражданина в психбольницу в недобровольном порядке, в дальнейшем признанной судом незаконной, не проявляются, само знание гражданина о том, что такая информация имеется в состоянии, сформированном фактически до признания госпитализации незаконной, и в любой момент возможно проявление ее негативного эффекта, способно оказывать существенное негативное воздействие на самоощущение человека. При этом даже выполненная в этой документации в режиме одной из текущих записей пометка о состоявшемся судебном решении, если она и вносится, может оказаться недостаточной для устранения психологического дискомфорта.

В случае, когда содержащая персданные документация была сформирована в результате госпитализации в психбольницу в недобровольном порядке, которая впоследствии признана судом незаконной, безоговорочная реализация медицинской организацией обязанностей, прямо возложенных на нее оспариваемыми законоположениями, представляет собой неправомерное вмешательство прежде всего в гарантированные Конституцией права и свободы, подчеркнул Суд.

Между тем, устанавливая общую обязанность по ведению, учету и хранению медицинской документации, п. 11 и 12 ч. 1 ст. 79 Закона об основах охраны здоровья граждан не предусматривают при этом гарантий обеспечения прав гражданина по приведению медицинской документации в соответствие с судебным решением о незаконности помещения его в психбольницу в недобровольном порядке: они ни сами по себе, ни во взаимосвязи с иными нормами данного закона, а также Закона о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании не содержат предписаний, обеспечивающих внесение в документацию сведений о признании судом госпитализации незаконной, а также специальных условий и сроков хранения указанных сведений, оснований прекращения хранения исходя из их актуальности. Тем самым допускаемое оспариваемыми нормами сохранение медицинской документации гражданина в неизменном виде – без учета факта признания его госпитализации незаконной, – умаляющее значение соответствующего судебного акта, вступает также и в противоречие с ч. 1 ст. 46 Конституции.

В связи с этим Конституционный Суд признал спорные нормы не соответствующими Основному Закону, поскольку они не предусматривают необходимых для защиты прав граждан особенностей ведения, учета и хранения медицинской документации, сформированной при госпитализации гражданина в психбольницу в недобровольном порядке, после признания судом такой госпитализации незаконной.

Суд обязал законодателя внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения, а также указал, что судебные акты по делу Ф. должны быть пересмотрены.

Как отметил адвокат АБ «Онегин» Дмитрий Бартенев, постановление КС является важной вехой в преодолении стигматизации людей, столкнувшихся с психиатрической службой. «Собственно говоря, постановление КС именно об этом: любые сведения о получении психиатрической помощи, даже если законность такой помощи психиатров оспорена в суде, могут негативно отразиться на жизни человека. Для преодоления такой ситуации КС требует специальным образом маркировать медицинскую документацию в случае признания незаконности госпитализации пациента в психиатрический стационар и в любом случае не использовать такую документацию для оценки психического статуса гражданина», – указал адвокат.

Дмитрий Бартенев отметил, что не стал бы преувеличивать значимость постановления: «Проблема стигматизации в российском обществе людей, получавших помощь психиатра, не будет решена за счет формального исключения из пользования медицинской документации. Недоверие к психиатрии, боязнь психиатрической помощи и, как следствие, стигматизация людей, однажды столкнувшихся с психиатрией, во многом связаны с закрытостью психиатрии, обособлением судебно-психиатрической службы от общей психиатрии, использованием психиатрии в полицейских целях, тотальным ограничением прав всех пациентов психиатрических больниц и проживающих в интернатах, а также полным пренебрежением процессуальными гарантиями при рассмотрении дел, связанных с недобровольной госпитализацией или ограничением дееспособности. Любая запись о наличии – даже оспоренного – диагноза психического расстройства является клеймом, которое ставит общество при попустительстве или даже содействии государства, и, чтобы смыть это клеймо, нужны осознанные меры со стороны государства и самого психиатрического сообщества».

Адвокат КА «Адвокат» Анна Мамонова обратила внимание на мотивировку постановления. Так, Суд указал, что, даже если конкретные факты ненадлежащего использования информации о госпитализации гражданина, в дальнейшем признанной незаконной, не проявляются, само знание гражданина о том, что такая информация имеется в состоянии, сформированном фактически до признания госпитализации незаконной, и в любой момент возможно проявление ее негативного эффекта, способно оказывать существенное негативное воздействие на самоощущение человека, угнетать его ожиданием негативных последствий, затрагивая в конечном итоге его достоинство. При этом даже выполненная в этой документации в режиме одной из текущих записей пометка о состоявшемся судебном решении, если она и вносится, может оказаться недостаточной для устранения указанного психологического дискомфорта. Таким образом, в данной ситуации Суд исходил из того, что даже предполагаемое нарушение прав лица, если оно является источником психологического дискомфорта, является недопустимым, пояснила она.

Анна Мамонова предположила, что законодатель, стремясь выполнить указания Конституционного Суда, придет к необходимости утверждения отдельной формы документа для первичной госпитализации в психиатрическое учреждение (анкета, справка и прочее), и только после проведения экспертизы; в том случае, когда принудительная госпитализация будет признана законной, медицинское учреждение будет заводить на указанных граждан медицинскую карту. До указанного решения, возможно, целесообразным будет ведение иной формы фиксации состояния здоровья указанных лиц. «В любом случае принятое Конституционным Судом постановление направлено на приоритет и защиту нематериальных благ человека и отразило само понятие психологического дискомфорта», – резюмировала адвокат.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о