Кота, подушку и место на кладбище: что делят пары после разрыва


Иллюстрация: Право.Ru/Оксана Острогорская

После развода многие делят купленные в браке квартиры или машины, но иногда раздел совместного имущества напоминает фарс. Одна пара не могла решить, с кем останется кот после расставания. Другие через суд делили постельное белье, третьи спорили, кому достанется участок на кладбище. А в одной истории свекровь пыталась взыскать с бывшей невестки подаренные сыном украшения и меха. Право.ru предлагает подборку самых необычных историй, где бывшие возлюбленные делили имущество, возвращали подарки и потраченные на своих «половинок» деньги.

1Делили подушки и кухонную посуду

После развода Павел Хайрушин* решил разделить в суде не квартиру и машину, а домашнюю технику и утварь, в том числе:

  • три гардины для штор (по 200 руб. каждая);
  • постельное белье (стоимостью 1000 руб.);
  • одеяло (стоимостью 500 руб.);
  • 2 подушки (каждая по 250 руб.);
  • шуруповерт (ценой 1500 руб.);
  • кухонную посуду (на 1000 руб.) и многое другое.

Суд исковые требования экс-супруга удовлетворил частично. Совместным имуществом он признал не все вещи из списка, ведь часть из них (кровать, электрическую духовку) супруга купила до вступления в брак, то есть это личное. А остальные вещи (холодильник, телевизор, мягкую мебель и ковер) Ирина Хайрушина* купила уже после прекращения брачных отношений. Поэтому и эти предметы нельзя считать совместно нажитыми. В итоге первая инстанция разделила все вещи, которые пара купила во время официального брака, и разделила поровну. Мужу достались набор кухонной мебели, шторы, одеяло, одна подушка (вторую получила супруга), шуруповерт и сейф для ружья. Без изменения это решение оставила и апелляция (дело № 33-12635/2016).

Еще дальше пошла пара из Москвы и просила суд включить в список совместно нажитого имущества два унитаза, держатель туалетной бумаги и мыльницы. Помимо этого, экс-супруги делили два Mercedes-Benz, долю в обществе, итальянскую мебель и дорогую бытовую технику. В итоге суд признал право собственности мужа на одну машину, часть бизнеса, мебель и сантехнику из ванной комнаты (включая унитаз, держатель для туалетной бумаги и мыльницы), а жене отошел второй Mercedes, мебель и техника из других комнат (кухни, спальни, прихожей). А еще ей присудили компенсацию в 6 млн руб. В дальнейшем апелляция увеличила размер компенсации до 9,5 млн руб. (дело № 02-0510/2019).

Анастасия Гурина, руководитель проектов АБ S&K Вертикаль

S&K Вертикаль

Федеральный рейтинг.

группа
Семейное и наследственное право

группа
Управление частным капиталом

группа
Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market)

группа
Банкротство (включая споры)

группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

18место
По выручке

25-27место
По количеству юристов

6место
По выручке на юриста (более 30 юристов)

×

, говорит, что в регионах супруги часто делят домашнюю утварь, вплоть до линолеума и половников. Причина этого не столько в необходимости наладить быт на новом месте, но и простое желание «вставить палки в колеса» супругу, ушедшему из семьи, считает эксперт.

2
Коллекция статуэток и собрание сочинений Дюма

Светлана Турина* и Александр Каверин* познакомились в 1983-м, через три месяца съехались и только спустя 16 лет пошли в ЗАГС. После 36 лет совместной жизни пара рассталась. За время брака у них появились  бытовая техника, мебель, предметы интерьера и искусства. Разделить все это экс-супруги решили через суд. Стороны пришли к согласию по поводу части вещей: бывшая жена признала, что чайные сервизы, иконы и самовар Каверину подарили, то есть это его личное имущество. 

Из совместного муж получил технику и мебель. Туриной достались несколько картин, около 200 книг, в том числе собрания сочинений Достоевского и Дюма, и коллекция фарфоровых статуэток в форме собачек. Они стоили всего около 500 руб. А все вместе оценили в 50 000 руб. Решение устояло в апелляции (дело № 33-55823/2019).

3Чье место на кладбище?

Дмитрий Сушков* и Наталья Баранова* 14 лет были в браке, а потом развелись. Сначала супруги делили автомобиль Infiniti, а потом экс-супруга обратилась со встречным иском и просила поделить и другое имущество, в том числе признать за ней право на половину участка на одном из московских кладбищ. Первая инстанция решила, что Сушков купил место под захоронение во время брака, то есть оно является совместно нажитым. Суд признал за Барановой право пользования долей в 1/2 участка. 

Другого мнения оказалась апелляция. Она подробнее изучила договор Сушкова с ГУП «Ритуал», а также паспорт захоронения. Оказалось, что бывший супруг купил землю для погребения своих родителей. Причем обоих уже похоронили на спорном участке. Поэтому суд пришел к выводу, что это имущество нельзя признать совместным и разделить между экс-супругами. Баранова пыталась оспорить это решение, но в передаче ее кассационной жалобы для рассмотрения ей отказали (дело № 4г/7-2532/14).

4
«Разделить» питомца 

Нередко бывшие супруги добиваются включения в общее имущество питомца. Гурина отмечает, что подобные споры встречаются часто, особенно если речь идет о породистых животных, чья стоимость несколько десятков, а то и сотен тысяч рублей. Если суд «разделит» животное, то его хозяин заплатит другому супругу половину его стоимости.

Максим и Ангелина Макаровы* после развода решили разделить совместное имущество через суд. Спор в том числе возник из-за щенка немецкой овчарки. Бывший муж уверял, что они купили его у заводчика за 25 000 руб. То есть животное – это общее имущество. Так как пес больше привязан к бывшей супруге, он просил оставить животное с ней, а ему выплатить компенсацию в 12 500 руб. (половина стоимости собаки).

Но жена предоставила суду расписку от заводчика, что щенка ей подарили. Еще Макарова предоставила метрику Российской кинологической федерации, где она была указана как владелица животного. Первая инстанция сослалась на п. 1 ст. 36 Семейного кодекса («Имущество каждого из супругов») и указала, что имущество, полученное в дар, является собственным, а не совместным. В итоге суд оставил немецкую овчарку супруге (дело № 2-468/2019, решение вступило в силу).

Домашнего питомца делила и московская пара. Олег Проскуряков* в числе прочего просил признать совместно нажитым кота породы мейн-кун. За животное он хотел получить компенсацию.

Первая инстанция сослалась на п. 15 постановления Пленума ВС от 1998 года № 15. В нем сказано, что делить можно имущество, которое есть в наличии либо у самих супругов, либо у третьих лиц. Проскуряков и его жена не смогли объяснить, где находится кот (дело № 33-8399/19).

В случае Проскуряковых бывший муж не смог доказать нахождение кота у жены, поэтому суд посчитал, что делить нечего, считает Гурина.

Обычно то, что животное находится у хозяина, подтверждается либо фотографиями из соцсетей, либо показаниями свидетелей.

Анастасия Гурина , руководитель проектов АБ S&K Вертикаль

S&K Вертикаль

Федеральный рейтинг.

группа
Семейное и наследственное право

группа
Управление частным капиталом

группа
Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market)

группа
Банкротство (включая споры)

группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

18место
По выручке

25-27место
По количеству юристов

6место
По выручке на юриста (более 30 юристов)

×

«Разделить» питомца не получится, если бывший супруг не сможет доказать факт покупки в период брака, говорит Денис Амельченко, старший юрист БА Бюро адвокатов «Де-юре»

Бюро адвокатов «Де-юре»

Федеральный рейтинг.

группа
Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market)

группа
Разрешение споров в судах общей юрисдикции

группа
Банкротство (включая споры)

группа
Страховое право

группа
Уголовное право

группа
Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры)

группа
Семейное и наследственное право

группа
Финансовое/Банковское право

группа
Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство

12место
По количеству юристов

14место
По выручке

19место
По выручке на юриста (более 30 юристов)

Профайл компании

×

. Тогда суд может не отнести животное к совместно нажитому имуществу. Так произошло по делу № 33-6621/2019, где стороны решали, с кем останется спаниель по кличке Джек. Со слов мужа, его купили за 52 000 руб. Пса он просил оставить с бывшей супругой, но учитывать стоимость животного при разделе имущества. Но суд не увидел доказательств того, что Джека купили в период брака. То есть и делить его как совместное имущество нельзя. Это решение поддержала и апелляция.

5Вернуть потраченные деньги

Сергей Мельков* жил с Натальей Ложкиной* в «гражданском браке». Своей неофициальной супруге он дал денег на покупку участка. Договор купли-продажи подписала сама Ложкина, а позже оформила землю на свое имя. А спустя время Мельков начал строить там дом для нее. Но не успел, пара рассталась. «Гражданский» муж подсчитал, сколько денег во время сожительства потратил на свою избранницу (точнее, на участок и строительство дома). Вышла внушительная сумма – 9,5 млн руб., 6 млн из которых он смог документально подтвердить (чеки на строительные и отделочные материалы). В итоге он попытался взыскать эти 6 млн со своей бывшей сожительницы как неосновательное обогащение.

Первая инстанция в иске отказала. Суд исходил из того, что истец добровольно тратил деньги на женщину, когда они еще были в отношениях. Средства передавались безвозмездно, то есть это было дарение. А согласно п. 4 ст. 1109 ГК («Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату») потраченные таким образом деньги нельзя вернуть как неосновательное обогащение. Такого же мнения оказалась и апелляция. Дело дошло до Верховного суда. Тройка судей ВС под председательством Сергея Романовского подтвердила, что с сожительницы после разрыва нельзя взыскать деньги как неосновательное обогащение (дело № 5-КГ20-29).

6Отдать подарки

После расставания через суд пытаются вернуть и подарки. Судятся не только бывшие супруги, но и их родители. Так произошло в деле № 2-1668/18. Ольга Васильева* получила в подарок от мужа и свекрови Татьяны Васильевой* меховой жилет, полушубок, дубленку, кожаный плащ и золотую цепочку (общая стоимость 325 000 руб.). А после разрыва Ольга собрала все подарки и съехала с квартиры свекрови. Тогда Татьяна Васильева обратилась с иском к бывшей невестке, чтобы истребовать из ее незаконного владения дорогую одежду и украшение. Истица утверждала, что эти вещи купила за свой счет, в подтверждение предоставила чеки об их покупке. По словам заявительницы, невестка самовольно забрала меха из ее дома.

Ответчица уверяла, что цепочку и меха ей подарили. Письменный договор стороны не заключили, но по словам невестки, теперь это ее вещи. То, что невестка носила полушубок, плащ, жилет и цепочку, подтвердили свидетели. Но суд решил, что это не доказывает перехода права собственности от истца к ответчику. А других доказательств дарения у Ольги Васильевой не нашлось. 

В итоге первая инстанция решила, что спорные ценности принадлежат Татьяне Васильевой*. Она подтвердила факт покупки, да и сама невестка не отрицала, что предметы роскоши изначально принадлежали бывшей свекрови. Так решил суд и обязал вернуть вещи.

Решение «устояло» в апелляции.

* Имена и фамилии участников споров изменены редакцией.

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о