ЕСПЧ посчитал недопустимым наказание за не нарушающий общественный порядок флешмоб

Суд указал, что привлечение к административной ответственности за участие в мирном собрании, вне зависимости от размера наложенного штрафа, нарушает Европейскую конвенцию

ЕСПЧ посчитал недопустимым наказание за не нарушающий общественный порядок флешмоб

Представитель заявителя Илья Сиволдаев сообщил «АГ», что размер компенсации морального вреда, присужденный Судом, носит прецедентный характер, и в случае нарушения прав россиян на свободу собраний им должна присуждаться компенсации в аналогичном размере. Один из экспертов «АГ» указал, что выводы Суда применимы и к одиночным пикетам. Другой заметил, что ЕСПЧ в очередной раз дал разъяснения, как должно быть реализовано на национальном уровне право гражданина на свободу собраний и на свободу слова.

19 ноября Европейский Суд вынес Постановление по делу «Оботе против России» по жалобе россиянина на разгон флешмоба полицией и назначение ему административного штрафа за участие в нем.

В январе 2009 г. Андрей Оботе участвовал в столичном флешмобе возле Дома Правительства РФ. Тогда семеро человек с заклеенными скотчем ртами расположились на Горбатом мосту, держа в руках белый лист бумаги. Вскоре сотрудники полиции приказали им разойтись. После вопроса заявителя о причинах разгона мероприятия его задержали и доставили в Пресненский ОВД. В отношении Андрея Оботе был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 20.2 (нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования) КоАП РФ.

В ходе судебного разбирательства по делу гражданин утверждал, что проведенный флешмоб не является пикетом по смыслу Закона о публичных мероприятиях. Соответственно, он не участвовал в пикете, а просто хотел проверить реакцию властей на акцию. Тем не менее мировой судья признал его виновным и оштрафовал на 1 тыс. рублей. Обжалование решения в районный суд не увенчалось успехом.

В жалобе в Европейский Суд Андрей Оботе ссылался на нарушение ст. 11 (свобода собраний и объединений) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Он настаивал, что разгон флешмоба и последующее административное преследование были непропорциональным вмешательством государства в права на свободу мирных собраний. Заявитель просил присудить ему компенсацию морального вреда в размере 4 тыс. евро.

В возражениях Правительство РФ ссылалось на неприемлемость жалобы в связи с незначительным наказанием правонарушителя. Кроме того, отмечалось, что действия заявителя были расценены как проведение пикета, для проведения которого установлен уведомительный порядок.

В контрдоводах на эти аргументы Андрей Оботе указал, что действия российских властей оказали «сдерживающий эффект» в части реализации личных прав гражданина, а уведомительный порядок создает дополнительные барьеры для проведения публичных мероприятий.

Оценивая допустимость жалобы, Европейский Суд отметил, что нарушение Конвенции может касаться важных и принципиальных вопросов независимо от их материальной составляющей. Следовательно, несмотря на минимальный размер штрафа, она нуждается в рассмотрении Страсбургским судом. После изучения материалов дела в свете общих принципов свободы собраний, установленных в деле «Навальный против России», ЕСПЧ счел, что спорный флешмоб подпадает по действие ст. 11 Конвенции, а разгон такой акции нарушает ее положения, поэтому необходимо оценить законность вмешательства, а также его необходимость в условиях демократического общества.

ЕСПЧ пояснил, что полицейские разогнали флешмоб, а заявитель был оштрафован судом только по причине того, что российские власти не получили уведомления о его проведении. Основное противоречие, подчеркнул Суд, кроется в оценке того, является ли флешоб пикетом, который подпадает под действие Закона о публичных мероприятиях. Он добавил, что сам характер проведения акции (участники заклеили рты и молча стояли с чистым бумажным листом) вряд ли представлял угрозу общественному порядку. «Однако национальные власти не проявили необходимой степени терпимости к их мирному собранию, несмотря на отсутствие угрозы для безопасности или угрозы беспорядков, по-видимому, не принимая во внимание то, что Суд ранее неоднократно подчеркивал, что соблюдение правил, регулирующих общественные собрания, не должно становиться самоцелью», – отметил ЕСПЧ в своем решении.

В постановлении отмечается, что российские суды формально разрешили дело об административном правонарушении, расценив действия заявителя как пикет. Таким образом, назначенный административный штраф все-таки носил карательный и сдерживающий характер, присущий уголовному наказанию. Как пояснил Суд, свобода участия в мирных собраниях настолько важна, что ее реализация не должна караться даже самым минимальным наказанием, ведь в этом случае человек или группа людей не совершают никаких предосудительных действий. В связи с этим ЕСПЧ отклонил доводы государства-ответчика как не соответствующие насущной социальной необходимости.

Таким образом, Европейский Суд выявил нарушение ст. 11 Конвенции и присудил заявителю компенсацию морального вреда в запрошенном объеме.

Постановление ЕСПЧ содержит особое мнение кипрского судьи Георгиса Сергидеса, к которому присоединился его российский коллега Дмитрий Дедов. В нем они путем детального анализа принципов международного законодательства и прецедентной практики Суда пояснили, в каких случаях подобные жалобы являются приемлемыми для разбирательства в Европейском Суде. Они отметили, что в случае сомнений должен срабатывать принцип эффективности, и высказались за применение определенных параметров в оценке ее допустимости.

В ЕСПЧ заявителя представлял юрист Дома прав человека г. Воронежа Илья Сиволдаев. Он сообщил «АГ», что постановление интересно именно особыми мнениями двух судей. «Оно выполнено на 22 страницах и содержит 62 пункта, при этом в нем имеется 50 ссылок, как в полноценной научной работе. Особое мнение детализирует аргументы ЕСПЧ относительно приемлемости жалобы для рассмотрения по существу и установления факта нарушения права на свободу собраний», – отметил юрист.

По словам Ильи Сиволдаева, Европейский Суд в обоснование своих выводов сослался на 8 постановлений против России и на 8 против других стран. «Таким образом, когда судебный акт вступит в силу, он будет прецедентным не только для России, но и других стран – членов Совета Европы. Что касается РФ, у нас распространена практика административного наказания за участие в публичном мероприятии, даже если оно носило мирный характер и фактически не причиняло ущерб общественному порядку и общественной безопасности, – пояснил он.

Юрист добавил, что само привлечение Андрея Оботе к административной ответственности за участие в мирном собрании (вне зависимости от размера наложенного на него штрафа), с учетом того, что право на участие в мирных собраниях является основополагающим в демократическом обществе, является доказательством значительности понесенного ущерба. Илья Сиволдаев заключил, что размер компенсации морального вреда, присужденный Андрею Оботе, носит прецедентный характер, и в случае нарушения прав россиян на свободу собраний размер такой компенсации должен быть аналогичным.

Эксперт по работе с ЕСПЧ Антон Рыжов считает, что в рассматриваемом деле европейским судьям представилась возможность еще раз раскритиковать российские власти за их топорный подход к любым публичным акциям, проводимым без ведома чиновников. «В данном конкретном случае речь шла о флешмобе, хотя выводы ЕСПЧ применимы и к столь популярным сейчас одиночным пикетам, и к любым иным проявлениям уличной активности. ЕСПЧ подчеркнул, что под российский закон о проведении публичных мероприятий, требующий согласовывать всё и вся, может попасть встреча даже двух знакомых, один из которых держит в руке какой-то предмет», – отметил он.

По словам юриста, страсбургские судьи вновь напомнили, что даже несогласованная (а в российском контексте – не разрешенная загодя) акция не обязательно должна вести к ее прекращению, особенно силовому задержанию ее участников. «Если демонстранты не проявляют насилия и агрессии, собрались с мирными целями, не мешают прохожим или транспортному потоку, то властям следует проявить к таким мероприятиям терпимость, – полагает Антон Рыжов. – Таким образом, Россия, наказавшая заявителя на одну тысячу рублей за этот несчастный флэшмоб, должна выплатить ему 4 тыс. евро, то есть сумму, почти в 200 раз превышающую штраф».

Эксперт также отметил, что рассматриваемое дело также примечательно особым мнением киприотского судьи, к которому присоединился судья от РФ Дмитрий Дедов. «Данное мнение содержит оригинальный подход к рассмотрению такого критерия приемлемости жалобы, как “нанесение значительного ущерба”, и может заинтересовать юристов, специализирующихся в работе с ЕСПЧ», – резюмировал Антон Рыжов.

Адвокат АП г. Москвы Валерий Шухардин назвал решение логичным продолжением соответствующей практики ЕСПЧ. «Суд в очередной раз дал разъяснения, как должно быть реализовано на национальном уровне право гражданина на свободу собраний и на свободу слова. Очень надеюсь, что российские суды и органы исполнительной власти начнут правильно применять положения федерального законодательства и Конституции РФ, а не подменять понятия “согласованное массовое мероприятие” на “разрешенное”, “несогласованное” на “запрещенное”, “уведомление” на “разрешение”», – пояснил он.

«Российские суды просто обязаны взять на вооружение эту позицию Европейского Суда, и более того, Россия должна выполнить все меры общего характера, чтобы устранить эту уже системную проблему в нашей стране», – добавил Валерий Шухардин.

Адвокат полагает, что после данного решения и выработанной практики Европейского Суда аналогичные жалобы должны быть рассмотрены по упрощенной схеме и в более короткие сроки, что непременно должно повлиять на национальную судебную практику, в том числе по так называемому Московскому делу.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о