Вопросы юристу


Если продавец не понимал своих действий при подписании ДКП, то нет доказательств, что он получил оплату

ВС указал, что если сделка признана недействительной, то и пункт договора купли-продажи, указывающий на то, что расчет между сторонами произведен в полном объеме, является недействительным и не может служить подтверждением передачи денег

Если продавец не понимал своих действий при подписании ДКП, то нет доказательств, что он получил оплату

Как пояснил один из экспертов «АГ», позиция ВС заключается в том, что к исполнению встречного обязательства по недействительной сделке относятся те же пороки, которые присущи самой сделке. Другая заметила, что позиция Суда, с одной стороны, защищает от мошеннических схем с отчуждением недвижимости, но, с другой стороны, ставит добросовестных покупателей в невыгодное положение. По мнению третьей, рассматриваемая проблема актуальна, поскольку суды при вынесении решений по искам о признании сделок недействительными не всегда в полном объеме выясняют все юридически важные обстоятельства по делу. 

27 июля Верховный Суд вынес Определение по делу № 55-КГ21-4-К8 о признании недействительным договора купли-продажи недвижимости по иску наследника продавца спустя два года после сделки.

Юрий Порываев являлся собственником земельного участка и расположенного на нем садового дома. 21 июня 2017 г. между ним и Альбиной Макаровой был заключен договор купли-продажи недвижимости, согласно условиям которого стороны оценили ее стоимость в размере 150 тыс. руб. В июле 2017 г. право собственности на имущество было зарегистрировано за покупателем Альбиной Макаровой.

18 июня 2019 г. Юрий Порываев скончался. Наследником покойного по закону стал его сын Александр Порываев, который обратился в суд с иском к Альбине Макаровой. Наследник просил признать сделку от 21 июня 2017 г. недействительной, а также применить последствия ее недействительности. Свои требования Александр Порываев обосновал тем, что на момент совершения сделки его отец не был способен понимать значение своих действий и руководить ими.

6 августа 2020 г. Черногорский городской суд Республики Хакасия удовлетворил требования истца и признал сделку недействительной, при этом он применил последствия недействительности ничтожной сделки: право собственности Альбины Макаровой на земельный участок и здание прекращено, однако с Александра Порываева в пользу покупателя взысканы денежные средства в размере 150 тыс. руб., уплаченные по договору купли-продажи.

В своем решении суд учел имеющиеся доказательства, в том числе заключения судебно-психиатрической экспертизы, подтверждающие нахождение наследодателя в момент совершения оспариваемой сделки в состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими. При применении последствий недействительности ничтожной сделки первая инстанция указала, что условием оспариваемого ДКП являлась передача покупателем продавцу денежных средств до подписания договора. Порядок оплаты стоимости имущества до подписания договора не предусматривал дополнительное составление отдельного документа, подтверждающего передачу денежных средств по договору. Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с данными выводами.

Александр Порываев обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС не согласилась с выводами нижестоящих судов. Суд, ссылаясь на п. 1 ст. 167 ГК РФ, напомнил, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

ВС указал, что сделка является ничтожной в случае, если она совершена гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства. В таком случае каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре – возместить его стоимость (п. 1 ст. 171 ГК), пояснил Суд. «В соответствии с положениями п. 1 ст. 177 ГК сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения», – отмечено в определении.

Верховный Суд подчеркнул, что, исходя из ст. 454 ГК, на покупателе при заключении договора купли-продажи лежит обязанность оплатить приобретенное имущество и при возникновении спора относительно исполнения данного обязательства представить доказательства, подтверждающие указанные обстоятельства.

ВС указал, что, разрешая данный спор, суды не учли тот факт, что в день заключения договора Юрий Порываев находился в состоянии, когда не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, в связи с чем все совершенные им юридически значимые действия являются недействительными и не порождают правовых последствий. Суд обратил внимание, что изложенное касается не только обстоятельств передачи Юрием Порываевым покупателю прав на спорное имущество, но и обстоятельств, связанных с доказанностью получения им денежных средств.

С учетом изложенного Верховный Суд заключил, что пункт договора купли-продажи, согласно которому на день его заключения расчет между сторонами произведен в полном объеме, также является недействительным и не может служить подтверждением получения Юрием Порываевым от Альбины Макаровой денежных средств. Поскольку иных доказательств передачи денежных средств в материалы дела не представлено, ВС посчитал, что вывод суда о взыскании с истца в пользу ответчика денежных средств в размере 150 тыс. руб. противоречит вышеприведенным положениям закона и установленным по делу обстоятельствам. Таким образом, Судебная коллегия по гражданским делам пришла к выводу об отмене решений нижестоящих инстанций в указанной части, в остальном судебные акты оставлены без изменения.

Редакция «АГ» связалась с представителем ответчика в данном гражданском споре, но он отказался от дачи комментария. С представителем истца связаться не удалось.

Адвокат юридической фирмы ART DE LEX Александр Петров указал, что по своему существу изложенная в рассматриваемом определении Верховного Суда РФ правовая позиция заключается в том, что к исполнению встречного обязательства по недействительной сделке относятся те же пороки, которые присущи самой сделке. «Логика суда достаточно понятна. Для применения реституции в части возврата недвижимости есть надежные основания, так как до совершения сделки в системе регистрации собственником было указано одно лицо, а после сделки – другое. Поэтому установить и восстановить предыдущее состояние в части передачи недвижимости легко. Иное дело по условию об оплате», – поделился Александр Петров.

По мнению адвоката, практику по данному вопросу можно считать устоявшейся. Суды последовательно отказывают в двухсторонней реституции, если факт исполнения встречного денежного обязательства подтверждается текстом самого договора, признанного недействительным, или даже распиской к нему (для оснований недействительности по пороку воли) и свидетельскими показаниями, пояснил эксперт. Александр Петров привел в пример несколько апелляционных определений Мосгорсуда, подтверждающих данный факт: от 2 декабря 2019 г. по делу № 33-51405/2019; от 4 мая 2018 г. по делу № 33-7/2018; от 16 января 2018 г. по делу № 33-1249/2018.

Александр Петров отметил, что для упрощения документооборота участники сделок часто используют такую форму подтверждения оплаты, как включение в текст самого договора условия о том, что оплата произведена до или при подписании договора. По словам эксперта, чаще факт оплаты оформляется выдачей расписки. «С учетом изложенного участникам сделок с встречным предоставлением в виде денежного обязательства можно рекомендовать, по возможности, использовать безналичную форму расчетов. Тогда факт оплаты будет практически бесспорным и позволит, в случае признания сделки недействительной, применить двухстороннюю реституцию и вернуть денежные средства», – считает Александр Петров.

Руководитель судебной практики АБ «Гриц и партнеры» Ольга Новикова заметила, что ситуации, когда наследники не согласны со сделками наследодателей, случаются часто. «Чаще всего наследники в суде ссылаются на состояние здоровья наследодателя и, как следствие, на то, что наследодатель не мог понимать значение своих действий, то есть совершил сделку не по своей воле», – пояснила юрист.

По мнению Ольги Новиковой, с одной стороны, определение ВС РФ защищает от мошеннических схем в ситуации, когда пожилых людей вводят в заблуждение и предлагают подписывать документы по отчуждению недвижимости помимо их воли, при этом не передавая деньги. В этом деле действительно невозможно выяснить, были ли переданы деньги до подписания договора, считает она.

С другой стороны, Ольга Новикова считает, что позиция Верховного Суда по этому делу ставит добросовестных покупателей в невыгодное положение и создает опасную ситуацию. «Если покупатели в аналогичных обстоятельствах будут оплачивать недвижимость наличными деньгами, а сделки будут признаны недействительными, продавцы или наследники могут ссылаться на необоснованность возврата денег, опираясь на позицию Верховного Суда. Такая конструкция также может стать потенциальной мошеннической схемой», – разъяснила эксперт.

В связи с этим она настаивает на том, что покупатели должны быть вдвойне бдительнее при покупке недвижимости у пожилых людей: «Важно получать сведения из диспансеров о состоянии здоровья продавца, а лучше приглашать на сделку врача, который засвидетельствует, что на момент сделки продавец осознавал последствия своих действий».

Также эксперт согласилась с тем, что расчеты по таким сделкам лучше осуществлять через банковский аккредитив или переводить деньги на расчетный счет продавца в банке. «При таких формах расчета будет практически невозможно опровергнуть факт оплаты по договору купли-продажи», – заявила Ольга Новикова.

Адвокат АБ г. Москвы «Инфралекс» Ирина Зимина находит проблему актуальной, поскольку суды при вынесении решений по искам о признании сделок недействительными не всегда в полном объеме выясняют все юридически важные обстоятельства по делу. Она согласилась с ВС в том, что судам необходимо было выяснить, чем подтверждается факт передачи покупателем денежных средств по договору купли-продажи в пользу продавца до подписания указанного договора. По мнению адвоката, необходимо было обязать ответчика представить соответствующие относимые и допустимые доказательства. Например, расписку о получении денежных средств, выписку из банковского счета ответчика о переводе денежных средств Юрию Порываеву или иные доказательства.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о