елхов и партнёры 

Доказательства в АПК, перевозки и принудительные лицензии: что решил Совет по кодификации


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

21 февраля Совет по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при президенте одобрил инициативу дать арбитражным судам право сообщать о признаках преступлений в действиях участников процесса. Например, в случае фальсификации доказательств. Помимо этого, совет дал заключение на законопроект о принудительной лицензии, который позволяет использовать чужую рецептуру лекарств в экстренной ситуации, и два проекта о перевозках – смешанных и транзитных. Юристы обсудили и проблему овербукинга – здесь главная проблема доказать, что пассажира не пустили на рейс по вине авиакомпании.

Фальсификации в арбитражном процессе и овербукинг

Совет одобрил законопроект № 589321-7, который наделяет арбитражные суды правом сообщить в органы следствия о признаках преступления в действиях участников процесса. По словам ректора МГЮА и члена совета Виктора Блажеева, это унифицирует Арбитражный процессуальный кодекс с ГПК и КАС, где уже есть такие нормы, и укрепляет процессуальную дисциплину: стороны поостерегутся предъявлять сфальсифицированные доказательства. 

Анна Архипова из Российской школы частного права рассказала о замечаниях совета на законопроекты № 607994-7 и № 607995-7, которые посвящены борьбе с овербукингом. Некоторые нормы слишком широкие. Например, предлагается запретить отмену или изменение договора по инициативе перевозчика. Эта мера избыточная, и она может противоречить другим положениям ГК. Например, возможности отказаться от договора при существенном изменении обстоятельств. Кроме того, продолжала Архипова, сроки и процедуры, предусмотренные проектом, не смогут эффективно защитить права пассажиров. Документ предполагает, что пассажир обращается в уполномоченный орган, который поможет ему доказать, что на рейс не посадили именно по причине овербукинга.

– Разве имеет значение, по какой причине перевозчик отказал? – задался вопросом член совета, профессор Василий Витрянский. – Надо установить просто большой штраф.

– Гражданско-правовая ответственность должна быть независимо ни от чего, человек вынужден менять билеты, – согласился член совета, представитель президента в КС Михаил Кротов, но отметил «процессуальные» сложности.

Тут сложно зафиксировать, что авиакомпания отказала пассажиру. Например, электронную регистрацию ему отключат, на стойке в аэропорту скажут: «Нет», – как тут быть?

Михаил Кротов

– Конечно, тут вопрос переноса бремени доказывания, – сказала Архипова. – Но не надо забывать, что есть правомерные поводы для отказа: по техническим причинам, по соображениям безопасности.

«Переработаем заключение и зафиксируем там эти замечания», – резюмировал глава совета, председатель комитета Госдумы по законодательству и госстроительству Павел Крашенинников.

Принудительная лицензия и распоряжение интеллектуальными правами

В Совете по кодификации рассмотрели законопроект о принудительной лицензии на лекарства за авторством Министерства науки и высшего образования. Новая ст. 1360.1 ГК позволит в чрезвычайных для государства случаях по решению правительства использовать чужую интеллектуальную собственность на лекарственные средства без согласия правообладателя, но с выплатой компенсации. Законопроект закрепляет в национальном законодательстве положения, которые содержатся в международном договоре – Протоколе об изменении Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности 2005 года (ТРИПС). Совет рассматривает законопроект повторно, после значительной переработки.

Совет не поддержал проект в представленной редакции. Так, в документе четко не указано, какие именно условия позволяют принудительно использовать чужую лицензию. Содержится лишь отсылка к правилам ТРИПС, но и там эти «чрезвычайные ситуации» описаны слишком неконкретно. «Понятно, что это экстраординарные условия, но необходимо сформулировать общие положения, которые будет развивать распоряжение правительства», – прокомментировала начальник отдела законодательства об интеллектуальных правах Исследовательского центра частного права, член совета Елена Павлова.

Она вспомнила и об общем правиле всех принудительных лицензий: надо предусмотреть возможность сначала договориться с правообладателем «по-хорошему» на определенных условиях. «Вдруг он согласится, а пока его только ставят перед фактом», – отметила Павлова.

Также она раскритиковала положение о том, что принудительная лицензия будет использоваться в целях экспорта, поскольку в ТРИПС указаны «производство и экспорт». Не совсем ясно, как толковать это положение: должны ли такие лекарства производиться в России или их можно ввозить из-за рубежа, рассуждала Павлова. Здесь пояснения дала замминистра науки и высшего образования Марина Лукашевич: «Отказались от «производства» – ограничили возможности хранения и транспортировки».

В итоге обсуждения в совете согласились, что документ требует доработки. Но если в целом с его идеей никто не спорил, то другой законопроект об интеллектуальных правах забраковали целиком. Проект № 573466-7 предлагает решить конфликт между тремя и более правообладателями одного объекта, если они не могут договориться, как его использовать. Действующее законодательство требует единогласного одобрения, а это грозит «дедлоком», тупиком, если кто-то из голосующих не согласен с общим решением. Законопроект говорит, что в этом случае достаточно большинства голосов. Например, таким образом два правообладателя могут «обойти» несогласие третьего товарища.

Речь о результатах творческой деятельности – её нельзя поделить на доли. А если кто-то мешает другим, то есть запрет недобросовестного поведения.

Евгений Суханов

Проект категорически отклонили.

Смешанные и транзитные перевозки

Пара законопроектов касалась темы транспорта. Один из них устанавливает понятие и основные правила смешанных перевозок – то есть перевозок грузов и пассажиров разными видами транспорта по одному билету или иному документу. По словам профессора Витрянского, «тут вообще нечего поддерживать». Он считает, что транспортным организациям нельзя давать полную свободу усмотрения в вопросе организации прямых смешанных перевозок. В таких условиях маловероятно, что соглашения вообще будут заключены, и это может ударить по экономике. «Грузы идут в районы Дальнего Севера, начальник порта говорит, что не хочет участвовать, – привел пример Витрянский. – Причал не включит в перечень [пунктов прямого смешанного сообщения], а включит туда какой-то сарай».

Среди других замечаний совета – вопросы ответственности, которую проект возлагает на того перевозчика, который обязан выдать груз в пункте назначения, а на его «коллег» по умолчанию возлагает субсидиарную ответственность. Но логичнее привлекать к ответу того, кто не обеспечил сохранность груза, а если невозможно его найти, то предусмотреть солидарную ответственность, полагает Витрянский.

Еще один проект посвящен транзитным перевозкам и, по идее, должен сделать их более конкурентоспособными для иностранных компаний. Контейнерные перевозки упали, и президент поручил исправить ситуацию, рассказал первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по транспорту и строительству Виталий Ефимов. По его словам, тарифы публикуют только железнодорожные перевозчики, а другие – нет, иностранные компании не знают, какая цена услуг.

Проект решает эту проблему с помощью установления предельного размера провозных платежей. При этом перевозчики сами определяют цену своих услуг и могут менять ее не чаще раза в год. Члену совета, доценту кафедры гражданского права МГУ Андрею Ширвиндту было непонятно, как сочетаются эти нормы между собой, а также с тем фактом, что договор транзитной перевозки предполагается сделать публичным, то есть исполнитель не сможет отказать в своих услугах. 

Получается, что оператор не вправе отказать в заключении договора, даже если фактическая стоимость услуг превысит предельный размер провозной платы. Поэтому надо оставить что-то одно: или договор оставить публичным, но по свободной цене, или оставить предельную цену, но дать право отказать в услуге. 

Андрей Ширвиндт

Сама по себе обязательность такого соглашения вызвала у Ширвиндта сомнения: юрист напомнил о принципе свободы договора. Члены совета согласились с этой точкой зрения и не одобрили проект в предложенной редакции. 

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о