профессиональная помощь юриста


Юрий Шибанов

Директор ФСИН просит ориентировать суды на применение аналогичных страже мер пресечения

В обращении к председателю Верховного Суда Александр Калашников выразил обеспокоенность переполненностью следственных изоляторов и исправительных учреждений УИС с учетом эпидемиологической ситуации в стране

Директор ФСИН просит ориентировать суды на применение аналогичных страже мер пресечения

В комментарии «АГ» вице-президент ФПА Владислав Гриб выразил убеждение, что реакция Верховного Суда будет позитивной. При этом он добавил, что данное обращение также является намеком следственным органам, чтобы не злоупотребляли ходатайствами о заключении под стражу. Между тем адвокаты посчитали просьбу ориентировать суды на применение альтернативных страже мер пресечения трудновыполнимой.

Как стало известно «АГ», директор ФСИН России Александр Калашников направил обращение в адрес председателя Верховного Суда РФ Вячеслава Лебедева с просьбой ориентировать суды при избрании (продлении) меры пресечения в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за преступления небольшой и средней тяжести, а также в сфере экономики, на более широкое применение мер, альтернативных содержанию под стражей.

Содержание письма

В обращении, датированном 7 апреля (имеется у «АГ»), директор ФСИН указал, что в условиях мероприятий по противодействию распространению пандемии COVID-19 вызывает обеспокоенность плотность лиц, содержащихся в следственных изоляторах и исправительных учреждениях УИС. Так, на 1 апреля 2020 г. 22 СИЗО заполнены сверх лимита. Наиболее сложная ситуация складывается в учреждениях г. Москвы, Московской области и в Республике Крым.

Подчеркивается, что, несмотря на положения ч. 1 ст. 108 УПК РФ, 3777 человек, то есть 20,6% от общего количества поступивших в следственные изоляторы за месяц (18 338 человек), составляют лица, привлекаемые к уголовной ответственности за совершение преступлений небольшой тяжести. Общее количество обвиняемых в преступлениях небольшой и средней тяжести, поступивших в СИЗО за месяц, составляет 8018 человек, то есть 43,7% от общего количества.

Александр Калашников также обратил внимание, что в московских изоляторах по состоянию на 1 апреля содержатся более 9,4 тыс. человек, из них 1743 (18,5%) – привлекаемые к уголовной ответственности за совершение преступлений небольшой и средней тяжести. Количество таких обвиняемых за месяц возросло почти на 3%. Так, в марте в СИЗО г. Москвы поступило 947 человек, в отношении которых была избрана соответствующая мера пресечения, из них 256 (27%) – за преступления небольшой и средней тяжести. Общая численность подследственных в московских СИЗО за март увеличилась на 52 человека.

Аналогичная ситуация, отмечается в документе, наблюдается в СИЗО УФСИН России по Московской области, Санкт-Петербургу и Ленинградской области, а также по Республике Крым и Севастополю.

Как сообщили в пресс-службе Верховного Суда РФ, данное обращение поступило в ВС.

«Уверен, что реакция ВС будет позитивной. Другое дело, как ее воспримут нижестоящие суды»

В комментарии «АГ» вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Владислав Гриб отметил, что обращение директора ФСИН к председателю ВС является правильным и своевременным: «На моей памяти это первое подобное обращение руководителя ФСИН в адрес председателя ВС, и это вселяет оптимизм. Не только мы – адвокаты, но и правозащитники неоднократно подчеркивали, что альтернативные меры пресечения (кроме, пожалуй, домашнего ареста) являются скорее исключением, нежели правилом. К сожалению, до сих пор одной из “популярнейших” мер остается содержание под стражей. Безусловно, это ведет к переполненности СИЗО».

В отношении большинства преступлений небольшой и средней тяжести, добавил Владислав Гриб, в применении стражи нет необходимости. «Количество заключенных под стражу лиц в марте 2020 г., подозреваемых (обвиняемых) в преступлениях небольшой и средней тяжести, – 27% – мягко говоря, вызывает удивление. Конечно, в такой ситуации без поддержки Верховного Суда не обойтись, – подчеркнул вице-президент ФПА. – Несмотря на то что Вячеслав Лебедев неоднократно указывал на данную проблему, она, увы, остается актуальной, особенно в Москве, Московской области и Республике Крым. Думаю, что подобные обращения нужно также адресовать в органы следствия – к сожалению, им иногда удобнее, чтобы человек находился под стражей».

В связи c этим, отметил Владислав Гриб, тем более в условиях борьбы с пандемией, необходимо ориентировать суды на избрание мер пресечения, альтернативных страже. «Уверен, что реакция ВС будет позитивной, – полагает он. – Другое дело, как ее воспримут нижестоящие суды. Думаю, что это также своеобразный намек следственным органам, чтобы не злоупотребляли ходатайствами о заключении под стражу, что тоже очень важно».

По мнению Владислава Гриба, применение альтернативных страже мер пресечения должно стать нормальной практикой, а не обуславливаться исключительно эпидемиологической ситуацией. «Вместо того чтобы строить новые СИЗО, целесообразнее переориентировать органы следствия на избрание альтернативных мер пресечения, а также понимание, что в случае преступлений небольшой и средней тяжести содержание под стражей должно быть исключением. Сейчас есть все возможности, чтобы использовать альтернативные меры, тем более их немало», – резюмировал он.

Адвокаты считают просьбу ориентировать суды на применение альтернативных страже мер пресечения трудновыполнимой

По мнению адвоката АП Санкт-Петербурга Сергея Савельева, данные статистики, приведенные в обращении, ужасают. «Помните начало эры, ознаменованное принятием нового УПК? В центре обсуждения стояли вопросы применения самой суровой меры пресечения – заключения под стражу. Тогда, читая проект нового кодекса, никто не сомневался в его необходимости, актуальности, позитивной перспективности. Практически все причастные были уверены, что, лишив заинтересованных должностных лиц – прокуроров – полномочий заключать подозреваемых и обвиняемых под стражу и наделив данными полномочиями суд, мы наконец-то добьемся разгрузки следственных изоляторов, а случаи недобросовестных решений о заключении под стражу в целях оказания давления останутся в прошлом. Практика показала, насколько мы недооценили “аппетит” правоохранителей и их стремление к влиянию на экономические процессы, а также переоценили независимость судей. В итоге изоляторы по-прежнему переполнены, и в значительной мере теми, кто там вроде бы и не должен находиться», – пояснил он.

Это, полагает Сергей Савельев, объясняется тем, что следователи не заинтересованы в строгом соблюдении требований УПК, а судьям не нужны лишние хлопоты с ответами на вопросы председателя суда и правоохранителей о причинах «неудобных» для последних решений. «Например, в одном из случаев в своей практике я был абсолютно уверен в невозможности заключения доверителя под стражу, поэтому очень удивился его задержанию в порядке ст. 91 УПК. На мой вопрос о целесообразности следственного действия заместитель руководителя следственного отдела ответил: “Знаю, что через двое суток его придется выпускать, но, если я его не задержу, руководство меня не поймет”. Руководство его, конечно, поняло, а я – нет, – поделился адвокат. – И это не заговор конкретных должностных лиц, это система, которая живет своей жизнью, по своим законам и понятиям, навязывая их зависимым от нее работникам правоохранительных органов и обществу в целом».

Как отметил адвокат АК «Бородин и партнеры» Анатолий Кузнецов, в обращении указано на проблему «перелимита» следственных изоляторов, которая существует давно и хорошо известна, и в условиях пандемии обеспокоенность руководителя ФСИН неудивительна.

В настоящее время, пояснил он, существуют две проблемы: «перелимит» в целом и «перелимит» в условиях пандемии COVID-19. Причем вторая проблема может значительно усугубить первую. «Данное обращение похоже на попытку предотвратить негативные последствия, вызванные возможным инфицированием лиц, находящихся в СИЗО. Если допустить возможность массового заболевания в таких учреждениях, эффективно решить такую проблему ФСИН вряд ли сможет», – считает адвокат.

При этом он добавил, что согласно информации, опубликованной на сайте ведомства, с 31 марта 2020 г. прием подозреваемых, обвиняемых и осужденных будет осуществлять только ФКУ СИЗО-7 УФСИН России по г. Москве. «Как быстро будет исчерпан лимит наполнения этого учреждения, покажет время. Но есть ощущение, что без дополнительных мер долго ждать не придется», – отметил Анатолий Кузнецов.

Адвокат также обратил внимание, что в обращении указано на переполненность 22 СИЗО, а наиболее сложная ситуация наблюдается в Москве и области. «Известно, что данные регионы лидируют по приросту заболеваемости COVID-19. Если там уже не хватает врачей, а многие медучреждения перепрофилируются под специальные условия работы, что говорить о СИЗО?», – задался вопросом адвокат. На этом фоне, добавил он, изложенная в обращении статистика является весьма тревожной.

«Даже без режима противодействия распространению новой коронавирусной инфекции домашний арест для лиц, обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести, должен являться максимально строгой мерой пресечения (разумеется, при наличии условий ее исполнения). А некоторым составам вообще не место в уголовном законе. И здравое стремление к гуманизации в этом направлении имеется», – считает Анатолий Кузнецов.

Так, пояснил адвокат, председатель ВС Вячеслав Лебедев в докладе на совещании судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов, состоявшемся 11 февраля, предложил законодательно закрепить возможность отнесения нетяжких преступлений в сфере экономики к уголовному проступку, за который не предполагается судимость. В частности, председатель ВС указал, что «институт уголовного проступка может быть распространен и на другие составы преступлений. Например, на все преступления небольшой и средней тяжести в сфере экономики (раздел VIII УК РФ), которые совершены впервые и не связаны с применением насилия».

По мнению Анатолия Кузнецова, в целом обращение директора ФСИН в большей части содержит неутешительные данные статистики, а в содержательном плане – трудновыполнимую просьбу ориентировать суды на более широкое усмотрение в мерах пресечения по преступлениям небольшой и средней тяжести. «Представляется, что председатель ВС может ориентировать суды на такое более широкое усмотрение только путем редакции Постановления Пленума ВС от 19 декабря 2013 г. № 41 “О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога”». В принципе, добавил адвокат, возможна редакция указанного постановления путем «мягкого» напоминания о необходимости при избрании мер пресечения (с учетом необходимости противодействия распространению COVID-19) учитывать иные обстоятельства (ст. 99 УПК), перечень которых не приводится. По его мнению, это позволило бы снизить и количество лиц, содержащихся под стражей.

«Снижение числа лиц, содержащихся в СИЗО за преступления небольшой и средней тяжести, не повлечет существенный ущерб интересам предварительного расследования. Кроме того, в сложившейся ситуации принятие таких мер является условием, вполне возможно, сохранения жизни и здоровья содержащихся под стражей людей», – заключил Анатолий Кузнецов.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о