Ваш маяк


ВС: Постановления Конституционного Суда обратной силы не имеют

В том же деле Экономколлегия пришла к выводу, что взыскатель, отзывая в 2015 г. исполнительный лист, не мог предвидеть изменение законодательства и правомерно рассчитывал на возобновление срока для предъявления документа к исполнению

ВС: Постановления Конституционного Суда обратной силы не имеют

Два эксперта «АГ», осудив практику «бессрочного» исполпроизводства, которую пресек КС, пришли к выводу, что формально Верховный Суд прав. Однако, по мнению третьего эксперта, ВС мог учесть недобросовестное поведение взыскателя.

В Определении № 306-ЭС20-4279 Верховный Суд рассмотрел вопрос об обратной силе норм Закона об исполнительном производстве и постановлений КС (дело № А49-13520/2018).

Первая инстанция поддержала взыскателя, а апелляция и кассация – должника

По условиям утвержденного в июле 2012 г. мирового соглашения ООО «ПСК-Риэлтор» обязалось в течение месяца погасить задолженность перед ООО «Пензенский Юридический Центр», но не сделало этого. В октябре 2012 г. «Пензенский Юридический Центр» получил исполнительный лист, но предъявил его к исполнению в отдел судебных приставов только 22 июня 2015 г., а на следующий день попросил вернуть документ. Взыскание по нему не производилось.

В октябре 2018 г. тот же документ повторно поступил к приставам. На его основании пристав возбудил исполнительное производство.

Общество «ПСК-Риэлтор» обратилось в АС Пензенской области с заявлением о признании данного постановления незаконным. Должник утверждал, что взыскатель пропустил срок для предъявления исполнительного листа.

Первая инстанция пришла к выводу, что исполнительный лист был предъявлен в пределах установленного срока. Срок предъявления, по мнению суда, истекал 23 июня 2018 г. и «Пензенский Юридический Центр» направил исполнительный лист приставам 12 июня того же года. То, что документ попал к приставам только в октябре, произошло из-за задержки доставки почтового отправления, решила первая инстанция.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд с таким походом не согласился. Сославшись на Постановление КС РФ от 10 марта 2016 г. № 7-П, вторая инстанция решила, что юридический центр пропустил срок для предъявления исполнительного листа.

Напомним, тогда КС признал неконституционными ряд норм Закона об исполнительном производстве, поскольку те позволяли исчислять срок предъявления документа к исполнению заново каждый раз с момента возвращения исполнительного документа взыскателю. Конституционный Суд установил, что взыскатель мог неоднократно предъявлять один и тот же документ и всякий раз отзывать его только для того, чтобы продлить срок предъявления. КС обязал законодателя скорректировать правовое регулирование, а суды и приставов – до внесения изменений при повторном предъявлении ранее отозванного взыскателем исполнительного листа вычитать из трехлетнего срока принудительного исполнения периоды, в течение которых документ ранее находился на исполнении.

С учетом этого Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд, придя к выводу, что суммарная продолжительность принудительного исполнения по мировому соглашению составляет почти 6 лет, отменил решение первой инстанции и признал оспариваемое постановление пристава о возбуждении исполнительного производства незаконным. Решение устояло в окружном суде.

ВС защитил взыскателя

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что взыскатель получил исполлист 8 октября 2012 г. и в соответствии с ч. 1 ст. 21 Закона об исполнительном производстве (в редакции от 29 июня 2015 г.) мог предъявить этот документ к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу. «В данном случае начало течения срока предъявления исполнительного листа к исполнению исчисляется не от сроков платежа по мировому соглашению, а от даты выдачи арбитражным судом исполнительного листа на принудительное исполнение этого мирового соглашения», – пояснил Верховный Суд.

Далее, продолжил он, исполнительный лист был предъявлен в Службу судебных приставов 22 июня 2015 г. и отозван на следующий день. «С учетом норм Закона об исполнительном производстве, действующих в указанный период, с 23 июня 2015 г. трехлетний срок для предъявления исполнительного листа к исполнению начал течь заново и заканчивался 24 июня 2018 г.», – разъяснила Экономколлегия.

Она отметила, что примененное второй и третьей инстанциями постановление КС было принято 10 марта 2016 г. Затем Законом от 26 мая 2017 г. № 101-ФЗ, который вступил в силу 9 июня 2017 г., ст. 22 Закона об исполнительном производстве дополнена ч. 3.1. В соответствии с ней, если исполнение по ранее предъявленному документу было окончено в связи с тем, что взыскатель отозвал его или совершил действия, препятствующие исполнению, то из срока предъявления к исполнению вычитается период со дня предъявления документа к исполнению до дня окончания по нему исполнения по одному из указанных оснований.

«Таким образом, воля законодателя была направлена на исключение возможности неоднократного прерывания срока предъявления исполнительного документа к исполнению путем возвращения его взыскателю на основании его заявления, позволяющее всякий раз исчислять течение этого срока заново и продлевать его тем самым на неопределенно длительное время», – считает Верховный Суд.

Однако, подчеркнул он, в ряде актов Конституционный Суд указывал, что придание обратной силы закону – исключительный тип его действия во времени, использование которого относится к прерогативе законодателя. При этом либо в тексте закона содержится специальное решение о таком действии во времени, либо в правовом акте о порядке вступления закона в силу имеется подобная норма. В то же время в Законе № 101-ФЗ отсутствует указание на его обратную силу, заметил ВС. Правовую позицию КС из Постановления № 7-П также нельзя распространять на ранее возникшие отношения, поскольку она относится к тем правоотношениям, которые возникнут в будущем, посчитала Экономколлегия.

Она также обратила внимание на тот факт, что КС неоднократно заявлял о недопустимости придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение слабой стороны в публичном правоотношении. «Взыскатель, отзывая в 2015 г. исполнительный лист, не мог предвидеть изменение действующего законодательства и рассчитывал на то, что у него имеется трехлетний срок для предъявления исполнительного документа к исполнению», – пояснил ВС РФ.

Установив, что срок предъявления документа к исполнению в данном случае не пропущен, ВС решил, что исполпроизводство возбуждено обоснованно, и оставил в силе решение первой инстанции. «В то же время в случае повторного отзыва обществом “Пензенский Юридический Центр” исполнительного документа из Службы судебных приставов подлежит применению ст. 3.1 Закона об исполнительном производстве», – добавил Суд.

Эксперты по-разному отнеслись к решению ВС

«Учитывая то, что спорные действия по отзыву исполнительного документа произведены взыскателем в июне 2015 г., не могут применяться положения закона, которые были приняты позднее. Взыскатель рассчитывал, что срок предъявления исполнительного документа не будет прерываться в случае отзыва исполнительного листа по его инициативе», – отметил юрист Алексей Шарон.

Вместе с тем, заметил он, подобное неограниченное право позволяло взыскателям манипулировать сроками для предъявления исполнительного листа и фактически делать его бессрочным даже в тех случаях, когда сам взыскатель терял интерес к исполнению. «Все это ставило должника в состояние правовой неопределенности, что признал недопустимым КС в Постановлении № 7-П», – подчеркнул Алексей Шарон.

Партнер юридической компании Law&Commerce Offer Виктория Соловьёва отметила, что в данном случае Верховный Суд использовал презумпцию «закон обратной силы не имеет», которая существовала еще в римском праве. «Конечно, из этого правила есть исключения, но в данной ситуации они не применимы. Я приветствую изменения в законодательстве об исполнительном производстве, которые пресекли практику бесконечного исполнительного производства с помощью манипуляций взыскателя с исполнительным листом. Однако с учетом того, что законодатель, принимая такие изменения, прямо не предусмотрел возможность применения закона к предыдущим отношениям, суды не вправе самостоятельно придавать отдельным положениям закона обратную силу», – считает эксперт.

Адвокат, партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков признал верность подхода ВС, но поддержал Суд не во всем: «Не могу согласиться со ссылкой на недопустимость применения закона, ухудшающего положения слабой стороны в публичном правоотношении, применительно к отношениям, возникшим между двумя равными хозяйствующими субъектами, один из которых явно халатно подошел к реализации права на принудительное взыскание. Формально суд сделал этот вывод в отношении спора между юрлицом и госорганом, но все же явно заинтересованным лицом по данному делу была именно коммерческая организация-должник».

Второй момент, который не поддерживает эксперт, – вывод о том, что взыскатель, отзывая в 2015 г. исполнительный лист, не мог предвидеть изменений действующего законодательства. «Возможно, это и так, но листы подавались в последние месяцы срока и были отозваны через день после подачи. Разве такое поведение можно признать добросовестным? Заявитель явно намеревался продлить себе срок именно тем способом, который запретил КС, а затем и законодатель», – убежден Виктор Глушаков.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о