Вопросы юристу


КС разъяснил, когда излишне выплаченные надбавки взысканию с военнослужащего не подлежат

Суд отметил, что недобросовестность в поведении военнослужащего не должна презюмироваться, тем более исходя лишь из предполагаемого знания военнослужащим содержания нормативно-правовых актов о денежном довольствии

КС разъяснил, когда излишне выплаченные надбавки взысканию с военнослужащего не подлежат

По мнению одного из адвокатов, КС максимально разъяснил, как необходимо применять закон при рассмотрении вопросов о наличии счетной ошибки при выплате военнослужащим денежного довольствия, что позволяет надеяться, что суды в подобного рода делах не будут перекладывать на военнослужащих и лиц, уволившихся со службы, бремя материальной ответственности за ошибки, допущенные не по их вине. Второй считает, что военнослужащий обязан нести службу, а не разбираться в правовых и бухгалтерских тонкостях начисления и выплаты денежного довольствия.

11 января Конституционный Суд принял Постановление № 1-П/2022, в котором разъяснил, что военнослужащий не несет ответственности за излишне начисленные выплаты и надбавки, произведенные как по вине должностных лиц, так и при наличии счетной ошибки.   

Дело Умарсаидова

Гасанхан Умарсаидов проходил военную службу в должности командира десантного катера. Приказом командира воинской части от 23 января 2016 г. ему были установлены надбавки, включая ежемесячную – за особые условия службы (в размере 20% оклада). Однако 31 января 2019 г. был издан новый приказ – о прекращении выплаты Умарсаидову надбавки с 1 января в связи с отсутствием у него права на ее получение. При этом приказ от 23 января 2016 г. был отменен 21 ноября 2019 г. по результатам служебного разбирательства.

Военнослужащий обратился в Махачкалинский гарнизонный военный суд, который отказал в удовлетворении требований о признании незаконным приказа командира воинской части о прекращении выплаты ежемесячной надбавки за особые условия службы. Апелляция оставила решение без изменений.

В последующем Махачкалинский гарнизонный военный суд удовлетворил исковые требования ФКУ «Единый расчетный центр Министерства обороны Российской Федерации» о взыскании с Умарсаидова излишне выплаченных средств в размере около 115 тыс. руб. При этом суд сослался на Правила выплаты ежемесячной надбавки за особые условия военной службы военнослужащим, проходящим военную службу по контракту (утверждены Постановлением Правительства от 21 декабря 2011 г. № 1073), и Перечень воинских должностей руководителей, командиров (начальников) воинских частей и организаций Вооруженных Сил и их структурных подразделений, а также воинских должностей, исполнение обязанностей по которым связано с руководством подразделениями, при замещении которых выплачивается ежемесячная надбавка за особые условия военной службы военнослужащим, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах (утвержден приказом Министра обороны от 18 октября 2016 г. № 675).

Суд, в частности, указал, что выплата ежемесячной надбавки за особые условия службы возможна лишь при условии ее прохождения в должности, включенной в указанный Перечень и подлежащей замещению офицерами (аналогичное правовое регулирование действовало на момент назначения надбавки). Гасанхан Умарсаидов, имея звание старшего мичмана, проходил военную службу в должности, которая, согласно штату соответствующей воинской части, предусматривает именно указанное звание.

Махачкалинский гарнизонный военный суд пояснил, что надбавка не может быть отнесена к денежному довольствию, так как получена при отсутствии на то правовых оснований, а значит является неосновательным обогащением и подлежит взысканию в доход федерального бюджета. Доводы истца о том, что переплата образовалась не по его вине, суд признал несостоятельными, поскольку военнослужащий обязан был не только знать содержание приказов Минобороны, регламентирующих порядок выплаты надбавки за особые условия службы, но и доложить о переплате командиру либо направить обращение вышестоящему должностному лицу.

Апелляция и кассация оставили решение без изменений.

В жалобе в КС Гасанхан Умарсаидов указал, что п. 1 ст. 1102 и подп. 3 ст. 1109 ГК не соответствуют Конституции, поскольку позволяют взыскивать в качестве неосновательного обогащения суммы выплат, входящие в состав денежного довольствия военнослужащего и полученные им на основании приказа командира воинской части, в отсутствие как недобросовестности со стороны самого военнослужащего, так и счетной ошибки.

Дело Кузьмина

В Конституционный Суд также обратился Андрей Кузьмин, который проходил военную службу по контракту в воинской части, расположенной в г. Красноярске и впоследствии передислоцированной в г. Обь Новосибирской области.

Красноярский гарнизонный военный суд удовлетворил исковые требования ФКУ «Единый расчетный центр Министерства обороны Российской Федерации» о взыскании с Кузьмина излишне выплаченной суммы в 423 тыс. руб., в том числе процентной надбавки к денежному довольствию за прохождение военной службы по контракту в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также надбавки за работу со сведениями, составляющими гостайну.

Суд установил, что после передислокации воинской части Кузьмин утратил право на получение процентной надбавки к денежному довольствию за прохождение военной службы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а надбавка за работу со сведениями, составляющими гостайну, была ошибочно выплачена ему в большем размере, чем предусмотрено, исходя из степени секретности сведений, к которым он имел допуск.

Хотя суд и пришел к выводу, что переплата явилась следствием неправильного установления причитающихся Андрею Кузьмину надбавок, а также позднего внесения в специальное программное обеспечение «Алушта» сведений о размере полагающихся выплат, тем не менее признал переплату счетной ошибкой. Тот факт, что военнослужащий не обжаловал производство удержаний из денежного довольствия, производившихся до момента его увольнения в связи с истечением срока контракта, суд расценил как фактическое признание долга, хотя Андрей Кузьмин указывал, что рапорт о согласии с удержаниями подписал, опасаясь негативных последствий.

Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции без изменений. Отказывая в передаче кассационной жалобы на рассмотрение Коллегии по делам военнослужащих, судья ВС дополнительно указал, что под счетными ошибками следует понимать не только ошибки, допущенные при совершении арифметических действий, но и внесение недостоверной, неполной и несвоевременной информации в СПО «Алушта», повлекшее излишнее перечисление денежных средств.

По мнению Андрея Кузьмина, подп. 3 ст. 1109 ГК не соответствует Конституции в той мере, в какой, не конкретизируя содержание понятий «счетная ошибка» и «недобросовестность», порождает неоднородную правоприменительную практику при разрешении вопроса о взыскании с военнослужащих в качестве неосновательного обогащения излишне выплаченных им на основании приказа командира воинской части сумм, входящих в состав денежного довольствия.

КС пояснил, когда надбавки и выплаты военнослужащим не являются неосновательным обогащением

Рассмотрев жалобы, Конституционный Суд указал, что п. 1 ст. 1102 и подп. 3 ст. 1109 ГК в делах заявителей были применены при разрешении вопроса о взыскании лишь трех ежемесячных надбавок, начисленных и выплаченных на основании приказов, а именно – за работу со сведениями, составляющими гостайну, за особые условия военной службы и за службу в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, однако возможно при определении предмета рассмотрения по делу исходить из того, что указанные ежемесячные надбавки – наряду с иными предусмотренными Законом о денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат, актами Президента и (или) Правительства РФ надбавками и выплатами, – относятся к дополнительным выплатам, включаемым в состав денежного довольствия военнослужащих, проходящих службу по контракту.

В связи с этим взаимосвязанные положения п. 1 ст. 1102 и подп. 3 ст. 1109 ГК являются предметом рассмотрения КС, поскольку на их основании решается вопрос о взыскании с военнослужащего, проходящего службу по контракту, и с лица, уволенного с военной службы, начисленных и выплаченных им в период прохождения службы на основании приказа уполномоченного должностного лица денежных средств в виде дополнительных выплат в составе довольствия, притом что право на получение этих выплат (в том числе в установленном приказом размере) в силу действующих в соответствующий период нормативных правовых актов о денежном довольствии военнослужащих этим гражданам предоставлено не было (т.е. не возникло в формально-юридическом смысле или было утрачено).

Суд отметил, что, согласно Уставу внутренней службы Вооруженных Сил (утвержден Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 г. № 1495), именно командир (начальник) отвечает за материальное обеспечение воинской части, и именно в его общие обязанности входят доведение до личного состава положенного денежного и других видов довольствия, экономное и целесообразное расходование материальных и денежных средств, соблюдение штатной и финансовой дисциплины. При этом, конкретизируя указанные общие обязанности применительно к отдельным командирам (начальникам), Устав предусматривает, что командир полка (корабля первого ранга) обязан руководить финансовой и хозяйственной деятельностью полка (корабля), обеспечивая законное и экономное расходование материальных и денежных средств, а помощник командира полка по финансово-экономической работе – начальник службы (главный бухгалтер) – обеспечивать эффективное расходование денежных средств на нужды полка, а также соблюдение бюджетной, финансовой, налоговой и кассовой дисциплин.

На соблюдение командирами (начальниками) требований законодательных и иных нормативных правовых актов РФ при издании приказов (директив), в том числе касающихся выплаты денежного довольствия, направлен и установленный Наставлением по правовой работе в Вооруженных Силах (утверждено приказом Минобороны от 3 декабря 2015 г. № 717) порядок подготовки и представления на подпись такого рода документов, включающий также проведение правовой экспертизы проекта приказа (директивы) командира (начальника) и визирование его должностным лицом юридической службы (при ее наличии).

Нарушение командирами законодательства, повлекшее ненадлежащее расходование денежных средств, влечет ответственность указанных лиц в соответствии с законодательством, подчеркнул Суд.

В постановлении также указано, что обязанность военнослужащего строго соблюдать Конституцию и законы РФ, безусловно, предполагает знание каждым из них нормативных правовых актов РФ, но лишь в объеме установленного для данной категории военнослужащих правового минимума (ст. 77, 83 и 161 Устава внутренней службы Вооруженных Сил), – то есть в пределах, необходимых в первую очередь для осуществления служебной деятельности. Изучение соответствующих актов осуществляется в рамках организации правового обучения в Вооруженных Силах, а их перечень (правовой минимум) может включать в том числе акты, регулирующие отношения в сфере материального обеспечения военнослужащих, – как это было предусмотрено, в частности, правовым регулированием, действовавшим в период выплаты заявителям спорных надбавок.

Тем не менее, посчитал КС, даже факт ознакомления конкретного военнослужащего с законодательством о материальном обеспечении, – притом что уровень владения данным лицом такого рода правовой информацией, как и его способность оценивать обоснованность назначения тех или иных выплат (при условии, что он действительно располагает сведениями о составе начисляемого и выплачиваемого ему денежного довольствия), могут быть различными, – не является достаточным основанием для возложения на него обязанности по обеспечению правильности начисления и выплаты денежного довольствия, в том числе в части дополнительных выплат, установление и прекращение которых осуществляются приказом уполномоченного должностного лица.

«В силу этого в случае издания командиром (начальником) воинской части – в нарушение нормативных правовых актов о денежном довольствии военнослужащих – приказа, повлекшего за собой излишние выплаты тому или иному военнослужащему, а равно в случае неиздания (несвоевременного издания) им приказа о прекращении выплат, право на которые данным военнослужащим утрачено, сам военнослужащий по общему правилу не должен нести неблагоприятные правовые последствия, связанные с ненадлежащим расходованием денежных средств», – отмечается в постановлении.

Конституционный Суд добавил, что в силу ст. 1102 ГК лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 Кодекса. Одним из таких случаев является невозможность возврата в качестве неосновательного обогащения зарплаты и приравненных к ней платежей, пенсий, пособий, стипендий, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки (подп. 3 ст. 1109 ГК).

КС заметил, что данное законоположение носит гарантийный характер и направлено на защиту прав граждан, поскольку для них зарплата и другие платежи являются основным источником средств к существованию, обеспечивающим материальное благополучие и реализацию потребностей. Учитывая, что денежное довольствие военнослужащих является, по сути, формой оплаты труда и тем самым может расцениваться как платеж, приравненный к зарплате, а уровень госзащиты права военнослужащих на владение, пользование и распоряжение полученными в качестве денежного довольствия суммами не должен быть ниже, чем у граждан, работающих по трудовому договору, любая из выплат, входящих в состав довольствия данной категории военнослужащих, не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения при отсутствии недобросовестности (противоправных действий) со стороны военнослужащего, а также счетной (арифметической) ошибки. Такой подход отвечает целям обеспечения стабильности правоотношений в области материального стимулирования военнослужащих и направлен на установление баланса прав и законных интересов их субъектов (Постановление КС от 26 марта 2021 г. № 8-П).

Суд добавил, что с приведенным правовым регулированием сопряжено и положение п. 8 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих, согласно которому довольствие, выплаченное в порядке и размерах, действовавших на день выплаты, не подлежит возврату, если право на него полностью или частично военнослужащим впоследствии утрачено, кроме случаев возврата сумм, излишне выплаченных из-за счетных ошибок. Аналогичное регулирование было предусмотрено и п. 6 действовавшего в период выплаты заявителям спорных надбавок Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил.

В то же время, пояснил Конституционный Суд, указанные нормативные положения прямо не упоминают случаи, когда право на надбавку в составе денежного довольствия на день его выплаты у конкретного военнослужащего-контрактника отсутствовало (не возникло в формально-юридическом смысле или было утрачено), а соответствующая надбавка была начислена и выплачена на основании приказа уполномоченного должностного лица, изданного с нарушением законодательства о денежном довольствии военнослужащих.

Кроме того, как ранее указывал КС, положения гл. 60 ГК не предполагают возложения на военнослужащих бремени негативных последствий, связанных с допущенными при начислении и выплате дополнительного материального стимулирования нарушениями, в виде взыскания сумм выплаты в качестве неосновательного обогащения. Суд обязан, не ограничиваясь установлением одних лишь формальных условий взыскания, исследовать по существу фактические обстоятельства дела. Следовательно, наличие (отсутствие) признаков недобросовестности в действиях военнослужащего также относится к обстоятельствам, подлежащим оценке. При установлении факта отсутствия недобросовестности со стороны военнослужащего, а также счетной ошибки права военнослужащего (в том числе после увольнения с военной службы) подлежат защите, а выплаченное дополнительное материальное стимулирование не подлежит взысканию как неосновательное обогащение.

В постановлении отмечается, что недобросовестность в поведении военнослужащего в случае получения им отдельных видов дополнительных выплат, которые хотя и производятся на основании приказа уполномоченного должностного лица, но в действительности данному военнослужащему не положены, во всяком случае не должна презюмироваться, тем более исходя лишь из предполагаемого знания самим военнослужащим содержания нормативных правовых актов о денежном довольствии и несообщения им командиру или вышестоящему должностному лицу об отсутствии правовых оснований для начисления таких выплат.

Соответственно, при установлении судом наличия либо отсутствия оснований для взыскания денежных средств в качестве неосновательного обогащения один лишь факт несообщения военнослужащим об отсутствии правовых оснований для начисления выплат – притом что он может не обладать не только необходимыми специальными знаниями и навыками, но и сведениями о составе производимых ему выплат, а потому не может и не должен отвечать за правильность начисления и выплаты ему денежного довольствия, – не должен расцениваться как безусловно свидетельствующий о недобросовестности.

Конституционный Суд также обратил внимание, что законодательство не содержит определения понятия счетной ошибки. В правоприменительной практике в качестве таковой, как правило, понимается ошибка, допущенная при проведении арифметических подсчетов сумм, причитающихся к выплате (письмо Федеральной службы по труду и занятости от 1 октября 2012 г. № 128661). При этом в судебной практике по спорам о взыскании с работников (в том числе после увольнения) сумм, излишне выплаченных им работодателем, суды исходят из того, что в качестве счетной ошибки не могут рассматриваться допущенные работодателем технические ошибки (включая двойное перечисление денежных средств за один и тот же период), а также ошибки в применении норм закона при исчислении работнику зарплаты, различных гарантийных и компенсационных выплат, поскольку именно на работодателя возложена обязанность соблюдать требования закона при начислении и выплате работнику зарплаты, предоставлении льгот и компенсаций, по надлежащему оформлению документов, связанных с выплатой денежных средств, причитающихся ему в связи с трудовой деятельностью (Определение ВС от 3 августа 2020 г. № 57КГ208К1).

Аналогичный подход к толкованию понятия «счетная ошибка» формируется в судебной практике по спорам с участием военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы, пояснил КС. Так, Верховный Суд неоднократно указывал, что в качестве счетной ошибки не может расцениваться ненадлежащее исполнение уполномоченными должностными лицами обязанностей по соблюдению требований законодательства при начислении и выплате военнослужащему денежного довольствия, правильному оформлению документов, внесение недостоверных сведений в систему СПО «Алушта», а последующая отмена приказа командира воинской части, в соответствии с которым военнослужащему была произведена выплата дополнительных составляющих денежного довольствия, не влечет возврат сумм выплат, полученных за период действия приказа (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС от 14 января 2019 г. № 34КГ1820, определения Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда от 13 июля 2021 г. № 228КГ213К10, от 11 августа 2021 г. № 228КГ212К10, от 29 сентября 2021 г. № 228КГ214К10).

Таким образом, КС признал п. 1 ст. 1102 и подп. 3 ст. 1109 ГК не противоречащими Конституции, поскольку они не предполагают взыскания с военнослужащего, а также с лица, уволенного с военной службы, в качестве неосновательного обогащения начисленных и выплаченных таким лицам в период прохождения службы денежных средств в виде дополнительных выплат в составе денежного довольствия на основании содержащего нарушения нормативных правовых актов о денежном довольствии военнослужащих приказа уполномоченного должностного лица, при отсутствии недобросовестности со стороны военнослужащего и счетной ошибки.

Адвокаты считают, что военнослужащий не обязан знать порядок начисления денежных средств

По мнению адвоката АП Новгородской области Константина Маркина, Конституционный Суд разъяснил то, что было очевидно еще лет 10–15 назад, а сейчас стало поводом для обращения за защитой прав. «Причиной этого, на мой взгляд, является не правовая неопределенность положений закона, а изменение приоритетов у судей, рассматривающих дела по спорам военнослужащих с государством: интересы государства ставятся порой выше интересов гражданина, ведь командир воинской части или военный начальник ошибаться не могут. Вот и получилось, что отвечать за перерасход денежных средств “назначили” их получателей», – считает он.

Адвокат добавил, что КС в данном случае дает возможность исправить судебную ошибку. Кроме того, Суд максимально разъяснил, как необходимо применять закон при рассмотрении вопросов о наличии счетной ошибки при выплате военнослужащим денежного довольствия. Это позволяет надеяться, что суды в подобного рода делах теперь не будут перекладывать на военнослужащих и тех, кто уже уволился со службы, бремя материальной ответственности за ошибки, допущенные не по их вине, подчеркнул он.

Константин Маркин полагает, что в постановлении раскрыто еще одно важное понятие, которое применяется судами в спорах между военнослужащими и государством, – «общая обязанность военнослужащего строго соблюдать Конституцию и законы РФ». Довольно часто, пояснил он, суды трактуют это как обязанность военнослужащего знать и соблюдать все законы и нормативные правовые акты РФ. Однако Конституционный Суд разъяснил, что это не так: данная обязанность военнослужащего, «безусловно, предполагает знание каждым военнослужащим нормативных правовых актов Российской Федерации, но лишь в объеме установленного для данной категории военнослужащих правового минимума (ст. 77, 83 и 161 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации), т.е. в пределах, необходимых в первую очередь для осуществления служебной деятельности самого военнослужащего (с учетом его должностных обязанностей и сферы приложения его воинского труда)».

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко считает, что КС конкретизировал ранее сформулированную в Постановлении № 8-П/2021 позицию о том, что денежное довольствие военнослужащих – это, по сути, зарплата, на выплату которой распространяются нормы ГК о неосновательном обогащении и, как следствие, – запрет обратного взыскания излишне выплаченных денег при отсутствии счетной ошибки или недобросовестности военнослужащего.

По мнению адвоката, Конституционный Суд, уточняя свою позицию, ответил на два вопроса: можно ли признать военнослужащего недобросовестным, если он должен знать о том, что не имеет по закону права на излишнюю выплату, а также можно ли считать счетной ошибкой ошибку должностных лиц, ответственных за выплату, в начислении не причитающейся лицу выплаты? «На оба вопроса Суд ответил отрицательно. Аргументация КС, на мой взгляд, законна и справедлива: любые излишние выплаты – это сугубо проблема руководства, а не военнослужащего. Последний обязан нести службу, а не разбираться в правовых и бухгалтерских тонкостях начисления и выплаты тех или иных форм денежного довольствия», – заключил Сергей Радченко.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о