Вопросы юристу


Защита добилась исключения из объема обвинения покушения на хищение бюджетных средств в размере 45 млн руб.

Несмотря на показания одного из участников инкриминируемого преступления, который полностью признал вину и заключил досудебное соглашение, адвокаты двух других фигурантов доказали, что те виновны только в покушении на хищение по одному из этапов выполнения госконтракта

Защита добилась исключения из объема обвинения покушения на хищение бюджетных средств в размере 45 млн руб.

В комментарии «АГ» защитники поделились, что для опровержения позиции осужденного лица, заключившего досудебное соглашение, пришлось использовать нетривиальные средства доказывания в виде решений арбитражных судов.

Как стало известно «АГ» 16 декабря 2021 г. вступил в силу приговор двум гражданам, обвинявшимся в покушении на хищение бюджетных средств в особо крупном размере при исполнении госконтракта, которым суд назначил условное наказание. Их защитники, адвокаты АП Хабаровского края Василий Порайко и Наталья Гладыч, рассказали «АГ» об особенностях дела.

Участие в исполнении госконтракта

В 2015 г. ЗАО «Ленгипроречтранс» в соответствии с условиями государственного контракта с Амурским бассейновым водным управлением Федерального агентства водных ресурсов выполняло проектные и изыскательские мероприятия по дноуглубительным работам на р. Амур. Данные работы были отнесены к перечню водохозяйственных мероприятий, финансируемых за счет средств федерального бюджета. В мае 2017 г. был установлен срок реализации данного мероприятия – 2017–2018 гг., а также бюджетополучателем, Управлением эксплуатации Бурейского водохранилища, был установлен размер бюджетных ассигнований: в 2017 г. – 79 млн руб., в 2018 г. – 96 млн руб. По итогам электронного аукциона исполнителем было выбрано ООО «Подрядчик», и 27 июля 2017 г. с ним был заключен госконтракт.

Согласно техзаданию к контракту, обществу было необходимо выполнить дноуглубительные работы, транспортировку грунта и обязательное гидрографическое сопровождение. Работы выполнялись в два этапа. Организация и исполнение обязательств по первому этапу были поручены наемному сотруднику ООО «Подрядчик» Евгению Прудаеву, вознаграждение которого по договору на оказание услуг составило 500 тыс. руб. Кроме того, согласно устной договоренности, дополнительно его вознаграждение за выполнение контракта составило 3 млн руб.

В свою очередь Евгений Прудаев для выполнения контракта привлек ранее знакомых ему Евгения Трояна и Ивана Трояна; пообещав им вознаграждение в общей сумме 1,5 млн руб., он предоставил им доверенности на представление интересов общества в качестве главных инженеров. За первый этап работ по контракту обществу было выплачено в 2017 г. 79 млн руб.

Организацией работ в 2018 г. по второму этапу занимался Евгений Троян, который проводил переговоры с субподрядными организациями, заключал с ними договоры на аренду плавсредств с экипажами для выполнения работ, а также непосредственно на объекте руководил деятельностью указанных субподрядных организаций и представлял интересы общества. По итогам выполнения работ в адрес заказчика были поданы документы для оплаты, однако сумма не была получена по причине возбуждения уголовного дела в отношении исполнителей по ст. 159 УК.

Привлечение к уголовной ответственности

По версии следствия, предоставленная ООО «Подрядчик» в адрес Управления исполнительная производственная документация на выполненный объем работ содержала заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения о фактически выполненных объемах работ и их стоимости.

Следствие посчитало, что, приступив к выполнению работ по второму этапу контракта, Евгений Прудаев, Евгений Троян и Иван Троян обнаружили, что в результате паводка, произошедшего на реке, часть грунта, вынутого в ходе выполнения работ по первому этапу контракта, смыло назад в прорезь. Понимая, что объем работ на 2018 г. не может быть выполнен в установленные контрактом сроки и что оплате подлежат только фактически выполненные работы по итогам их приемки, они тем не менее решили получить полную оплату по госконтракту.

Согласно позиции следствия, Евгений Прудаев и Иван Троян убедили ведущего горного инженера Управления внести в исполнительную документацию размеры дноуглубительной прорези и объемы извлеченного грунта, превышающие фактически выполненные объемы работ, сообщив ей заведомо ложные сведения. Они сообщили инженеру, что работы в полном объеме будут выполнены в 2019 г., заведомо не намереваясь выполнять условия контракта. Впоследствии инженер, уверенная в том, что работы второго этапа будут выполнены в полном объеме, на просьбу согласилась и внесла не соответствующие действительности данные в документацию.

В ходе фактической финальной промерки глубин, то есть разницы отметок дна реки до и после работ в границах прорези, было установлено, что объем фактически выбранного обществом грунта в прорези не соответствует показателям, указанным в актах выполненных работ.

Таким образом, Евгений Прудаев, Евгений и Иван Трояны, заведомо не намереваясь исполнять в полном объеме дноуглубительные работы, путем обмана должностных лиц Управления пытались похитить бюджетные средства в размере 96 млн руб., не доведя до конца свой преступный умысел на хищение всей суммы денежных средств по не зависящим от них обстоятельствам. Всем троим было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Расширение обвинения

Все обвиняемые признали свою вину в покушении на хищение бюджетных средств за проведение второго этапа работ по госконтракту. При этом Иван Троян и Евгений Прудаев заключили досудебные соглашения о сотрудничестве с прокуратурой Амурской области.

Однако далее органом предварительного следствия в объем обвинения было дополнительно включено покушение на хищение бюджетных денежных средств в размере 45 млн руб. за первый этап. Так, по версии следствия, трое обвиняемых, по результатам первого этапа работ по контракту в 2017 г., фактически выполнили их на сумму 34 млн руб., после чего внесли заведомо ложные сведения в исполнительную производственную документацию, на основании которой предоставили акты о приемке выполненных работ на сумму 79 млн руб. В обоснование обвинения были положены результаты проверки, проведенной органами казначейства, и решение АС Амурской области, которым в марте 2020 г. с Управления были взысканы 45 млн руб. в пользу Казначейства РФ. Суд пришел к выводу, что учреждением были нарушены нормы бюджетного законодательства в области использования целевых субсидий. Материалами проверки достоверно подтверждается использование учреждением субсидии, предоставленной из федерального бюджета, не на те цели, на которые она предназначалась, указал суд.

Иван Троян вину признал в полном объеме, и в отношении него уголовное дело было выделено в отдельное производство и направлено в суд для рассмотрения в особом порядке. 25 сентября 2020 г. Бурейский районный суд Амурской области признал его виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, ему было назначено наказание в виде трех лет лишения свободы. С применением ст. 73 УК РФ суд приговорил назначенное наказание считать условным с определением испытательного срока три года. Гражданский иск о возмещении ущерба, причиненного преступлением на сумму 45 млн руб., суд передал для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Приговор Ивану Трояну вступил в законную силу, а его показания легли в основу доказательств стороны обвинения в процессе по уголовному делу в отношении Евгения Прудаева и Евгения Трояна, которое рассматривалось в общем порядке. В рамках этого дела Иван Троян выступал уже в качестве свидетеля и давал показания о том, что контракт не был выполнен в полном объеме. Поскольку Евгений Прудаев вину в покушении на хищение средств по первому этапу контракта не признал, с ним досудебное соглашение было расторгнуто.

Адвокаты доказали фактическое выполнение работ

Адвокаты АП Хабаровского края Василий Порайко и Наталья Гладыч, защищавшие Евгения Трояна и Евгения Прудаева, сообщили «АГ», что основная позиция защиты строилась на том, что решение арбитражного суда, которым взысканы денежные средства в бюджет, было обжаловано в апелляцию, где адвокатам удалось доказать фактическое выполнение работ.

Так, в апелляционной жалобе адвокаты указывали, что выводы казначейства и суда первой инстанции о недостижении цели государственной программы являются необоснованными, поскольку итоговый документ должен быть получен при выполнении контракта в полном объеме (после выполнения двух этапов). Адвокаты подчеркивали, что суд первой инстанции не учел, что оплата работ первого этапа производилась на законных основаниях в соответствии с условиями контракта и объемом выполненных подрядчиком работ, подтвержденных материалами дела.

Защитники обращали внимание на то, что выводы суда о том, что выполнение работ с отступлением от проектной документации к контракту привело к изменению судового хода на р. Амур, не соответствуют действительности. Они поясняли, что на самом деле изменение судового хода на реке привело к непригодности проектной документации. Кроме того, в апелляционной жалобе было указано, что являются ошибочными выводы суда относительно целей дноуглубительных работ, которые проводились не в целях изменения или сохранения судового хода, а в целях предотвращения чрезвычайных ситуаций.

Василий Порайко отметил, что в июле 2020 г. Шестой арбитражный апелляционный суд согласился с их доводами о необходимости назначения экспертизы по исполнению контракта, которую по ходатайству защитников не проводили в рамках уголовного дела. В результате рассмотрения апелляция изменила мотивировочную часть решения первой инстанции относительно причины разработки проекта производства работ (ППР) с отступлением от первоначального проекта:

  • ППР был разработан, работы по первому этапу контракта выполнялись в соответствии с ППР в связи с принятием в 2016–2017 гг. соответствующих решений об изменении судового хода;

  • именно нормативно-договорное изменение судового хода, о котором должен был знать заказчик, но не знал подрядчик, побудило подрядчика производить работы в соответствии с ППР с отступлением от проектной документации;

  • в связи с изменением судового хода выполнение дноуглубительных работ согласно принятой ранее технологической схеме производства дноуглубительных работ стало невозможным.

«Апелляционная инстанция с нашими доводами согласилась и полностью изменила мотивировочную часть в решении о взыскании денежных средств по первому этапу контракта, несмотря на то что при этом в целом решение осталось без изменений. Резолютивную часть апелляция менять не стала, так как цель исполнения контракта не была достигнута. Соответственно, мотивировочную часть арбитражного решения мы приобщили в уголовное дело и использовали как доказательство, установленное судом», – прокомментировал Василий Порайко.

Наталья Гладыч пояснила, что суть обвинения сводилась к тому, что казначейство провело проверку по исполнению госконтракта и сделало вывод о его фактическом неисполнении. «Но проверку проводили по методическим рекомендациям, и доказать фактическое исполнение без экспертизы в уголовном деле мы не могли, а следствию оказалось достаточным заключение казначейства и признательные показания Ивана Трояна. Поэтому и пришлось изначально в арбитражном суде давать оценку доказательствам, которые были в уголовном деле, и заключению казначейства, а после использовать это решение в уголовном процессе. Данное решение как преюдициальное было положено в основу доказывания факта выполнения работ предприятием по первому этапу», – указала адвокат.

Таким образом, адвокатам удалось доказать невиновность Евгения Прудаева и Евгения Трояна в покушении на хищение бюджетных средств в размере 45 млн руб. Защитники указывали, что сами по себе протоколы следственных действий, изъятия и осмотра вещественных доказательств, показания свидетелей, исследованные письменные материалы не указывают на виновность подсудимых в данных инкриминируемых им деяниях. Оценивая представленные стороной обвинения доказательства в подтверждение вины Евгения Прудаева и Евгения Трояна, суд пришел к выводу, что исследованные в ходе судебного разбирательства доказательства не подтверждают их виновность в совершении мошеннических действий, направленных на хищение бюджетных денежных средств в размере 45 млн руб. по первому этапу контракта, и исключил этот эпизод из объема предъявленного им обвинения. В связи с этим суд оставил без удовлетворения гражданский иск прокурора к подсудимым о взыскании ущерба в размере 45 млн руб.

Таким образом, суд посчитал, что событие преступления и вина Евгения Трояна и Евгения Прудаева состоят в покушении на мошенничество только по второму этапу работ, что подтверждается показаниями подсудимых, представителя потерпевшего и свидетелей, материалами дела, исследованными в судебном заседании, подчеркнул суд. 29 сентября 2021 г. Бурейский районный суд признал Евгения Трояна и Евгения Прудаева виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, назначив им наказание в виде трех лет лишения свободы условно с испытательным сроком два года.

Приговор вступил в силу

Не согласившись с приговором, прокуратура подала апелляционное представление (документ имеется у «АГ»), в котором, в частности, отмечалось, что назначенное осужденным наказание не соответствует тяжести и обстоятельствам совершенных преступлений, не отвечает целям исправления осужденных и предупреждения совершения ими новых преступлений, а потому не может быть признано справедливым. В представлении отмечалось, что, согласно ст. 6 УК РФ, наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Прокурор указал, что суду следовало учесть положения ст. 43 УК РФ, согласно которой наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений. В документе подчеркивается, что названные положения уголовного, уголовно-процессуального закона по делу судом должным образом не были выполнены.

Таким образом, государственный обвинитель посчитал, что при назначении наказания суд неправильно оценил все обстоятельства, что привело к чрезмерной мягкости приговора. В связи с изложенным прокурор в апелляционном представлении просил суд назначить наказание: Евгению Прудаеву в виде семи лет лишения свободы со штрафом в размере 500 тыс. руб., Евгению Трояну в виде шести с половиной лет лишения свободы со штрафом в 300 тыс. руб.

16 декабря 2021 г. в ходе судебного разбирательства в Амурском областном суде государственный обвинитель отказался от поддержания апелляционного представления, в результате чего апелляционное рассмотрение было прекращено, приговор вступил в законную силу.

Комментарии защитников

В комментарии «АГ» Василий Порайко отметил, что адвокатам для опровержения позиции осужденного лица, заключившего досудебное соглашение, пришлось использовать нетривиальные средства доказывания в виде решений арбитражных судов. «Парадокс ситуации в том, что один из участников осужден и с него взыщут 45 млн руб., а у двух других исключили из обвинения покушение на хищение данной суммы, хотя обстоятельства предъявленного обвинения в обоих случаях были абсолютно одинаковыми. И оба приговора вступили в законную силу», – прокомментировал адвокат.

Наталья Гладыч подчеркнула, что в настоящее время в судебной практике немало уголовных дел, где сначала расторгают госконтракты в арбитражах, а после возбуждают уголовные дела и привлекают к уголовной ответственности физических лиц. «Думаю, такая порочная практика позволяет более эффективно взыскивать ущерб не только с предприятий, но и с физических лиц», – полагает адвокат.

Анжела Арстанова

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о