Оправдание адвоката, обвинявшегося в покушении на мошенничество и хищение, устояло в апелляции

Суды не согласились с выводами следствия о виновности Исхака Набиуллина и признали его непричастность к совершению инкриминируемых деяний

Оправдание адвоката, обвинявшегося в покушении на мошенничество и хищение, устояло в апелляции

В комментарии «АГ» защитники адвоката отметили, что, по их мнению, убедить суды в невиновности доверителя помогли выявленные ими существенные процессуальные нарушения, допущенные органами следствия, а также противоречивость и непоследовательность показаний потерпевшего и свидетелей обвинения. Оправданный адвокат добавил, что намерен воспользоваться правом на реабилитацию, а также выразил надежду, что действиям потерпевшего по данному уголовному делу будет дана оценка по ст. 306 и 307 УК РФ.

Как сообщила пресс-служба Федеральной палаты адвокатов РФ, Ульяновский областной суд апелляционным определением от 28 августа признал законным и обоснованным оправдательный приговор в отношении адвоката АП Республики Марий Эл Исхака Набиуллина, обвинявшегося в покушении на мошенничество в особо крупном размере, покушении на хищение в крупном размере и фальсификации доказательств по гражданскому делу.

Обстоятельства дела

По версии следствия, в 2011 г. Исхак Набиуллин заключил договор об оказании юридической помощи с Михаилом Гагариным по защите его сына на досудебных стадиях производства по уголовному делу по п. «а» ч. 2 ст. 131 и п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ за денежное вознаграждение в размере 100 тыс. руб. При этом доверитель уплатил 90 тыс. руб. по квитанции в момент подписания договора, оставшиеся 10 тыс. руб. были переданы адвокату на следующий день также в офисе адвокатского кабинета. На основании ордера адвокат вступил в уголовное дело в качестве защитника сына доверителя.

В комментарии «АГ» Исхак Набиуллин пояснил, что изначально при заключении соглашения доверитель сообщил, что его сын обвиняется в изнасиловании. Сумма предварительно была оговорена в 100 тыс. руб. После определения конкретного объема обвинения (по двум эпизодам) было заключено дополнительное соглашение, а стоимость платы за защиту на предварительном следствии была определена в 850 тыс. руб. «Дополнительных сумм, кроме 90 тыс. руб., Гагарин не вносил, – добавил он. – За участие в судебном разбирательстве (доверитель выбрал суд присяжных) стоимость была определена в 200 тыс. руб., которые также не внесены».

Далее, как указало следствие, адвокат якобы сообщил доверителю о возможности решить вопрос об освобождении его сына от уголовной ответственности путем признания его психически нездоровым (невменяемым) при проведении судебной психиатрической экспертизы в ГУЗ УОКПБ им. М.Н. Карамзина, для чего ему требуется передать 750 тыс. руб. Деньги адвокату якобы были переданы без оформления платежных документов в присутствии знакомого доверителя. Адвокат также получил от доверителя 10 тыс. руб. за способствование переводу его сына в камеру СИЗО с улучшенными условиями содержания.

Впоследствии адвокат якобы сообщил доверителю, что передал ранее полученные деньги экспертам, которые в выводах амбулаторной судебной психиатрической экспертизы рекомендовали обвиняемому экспертизу в стационаре, а также о назначенной следователем стационарной комплексной психиатрической экспертизе. При этом Набиуллин якобы получил от доверителя 60 тыс. руб. для поездки в Москву с целью договориться с экспертами, запросив дополнительно 3 млн руб. для решения вопроса о признании обвиняемого невменяемым. Однако от последнего предложения доверитель отказался, сославшись на отсутствие такой суммы, и потребовал продолжить защиту его сына в рамках ранее заключенного соглашения.

Приговором Ульяновского областного суда от 13 июля 2012 г. обвиняемый был признан виновным в совершении инкриминируемых ему преступлений. Как указало следствие, отец осужденного неоднократно требовал от адвоката вернуть 750 тыс. руб., уплаченных за экспертизу, но тот отказывался. В 2013 г. мужчина обратился в суд с иском о взыскании с адвоката 820 тыс. руб. как неосновательного обогащения.

В свою очередь Исхак Набиуллин подал иск о взыскании с доверителя 210 тыс. руб. В обоснование своих требований он, по версии следствия, представил поддельные документы – соглашение и акт приема-передачи работ на указанную сумму. Исковые требования адвоката были удовлетворены частично, с доверителя взысканы 10 тыс. руб. Апелляционная инстанция полностью отказала адвокату в удовлетворении исковых требований.

В декабре 2014 г. Набиуллин также обратился в суд с иском о взыскании с доверителя 750 тыс. руб., представив в суд якобы поддельные документы – дополнительное соглашение об оказании юридической помощи к договору и акт приема-сдачи работ на указанную сумму. Районный суд Ульяновской области удовлетворил требования адвоката, но апелляция вновь отказала в удовлетворении исковых требований.

В декабре 2015 г. в отношении Исхака Набиуллина было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК, которое спустя год было прекращено за отсутствием состава преступления. В апреле 2017 г. вновь было возбуждено уголовное дело и год спустя адвокату было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 3 и 4 ст. 159 и ч. 1 ст. 303 УК.

Попытка привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности

«Когда Гагарин закончил обжалование приговора в Верховном Суде РФ и никаких судебных инстанций не осталось, он предпринял попытку поставить под сомнение качество защиты сына на предварительном следствии и обратился с жалобой в АП Республики Марий Эл», – рассказал «АГ» Исхак Набиуллин. На основании жалобы в мае 2013 г. в отношении адвоката было возбуждено дисциплинарное производство.

По эпизоду получения от доверителя 200 тыс. руб. без оформления квитанции Совет палаты пришел к выводу о нарушении адвокатом п. 1, 6 ст. 25 КПЭА. Однако производство было прекращено в связи с истечением сроков давности применения мер дисциплинарной ответственности.

По эпизоду передачи адвокату 10 тыс. руб. без оформления квитанции и дополнительно запрошенных им 3 млн руб. для решения вопроса о признании сына доверителя невменяемым дисциплинарное производство также было прекращено в связи с отсутствием в действиях Исхака Набиуллина нарушений норм Закона об адвокатуре и КПЭА.

В части требований заявителя о получении адвокатом 750 тыс. руб. и об оказании содействия в вопросе возврата ему указанной суммы Совет палаты принял решение о прекращении дисциплинарного производства в связи с отсутствием допустимого повода для его возбуждения.

«Адвокатская палата отказалась привлекать меня к дисциплинарной ответственности и прекратила дисциплинарное производство. После этого Гагарин обратился в СК РФ, утверждая, что я совершил в отношении него преступление», – отметил адвокат.

Исхак Набиуллин добавил, что АП Республики Марий-Эл, куда он обратился за помощью в 2013 г., оказывала ему всяческое содействие: «Я консультировался по возникающим вопросам, мне написали положительную характеристику, вынесли объективное и взвешенное решение по дисциплинарному производству по жалобе Гагарина».

Суд счел выводы органов предварительного следствия не подтвержденными

В судебном заседании Исхак Набиуллин свою вину не признал, пояснив, что в 2011 г. он заключил соглашение с доверителем на сумму 100 тыс. руб. После ознакомления с процессуальными документами он составил допсоглашение на 850 тыс. руб., подписанное доверителем. В связи с окончанием финансового года 29 декабря 2011 г. сторонами был подписан акт-приемки передачи выполненных работ. В дальнейшем, несмотря на невнесение платы по предыдущему договору, стороны заключили новый, по условиям которого адвокат осуществлял также судебную защиту сына доверителя.

При этом Исхак Набиуллин отметил, что никаких обещаний признать обвиняемого невменяемым и освободить от уголовной ответственности не давал, а позиция защиты была основана на непризнании обвиняемым своей вины, а не на его невменяемости. Кроме того, он указал на наличие алиби, поскольку в моменты, когда ему якобы передавались деньги, он участвовал в заседаниях судов.

Оценивая приобщенные потерпевшим и его представителем к материалам дела заключения специалистов, согласно которым подписи от имени потерпевшего в допсоглашении выполнены другим лицом, а также имеющиеся в экспертном заключении нарушения и существенные недостатки, ставящие под сомнение обоснованность и правильность выводов, суд указал, что данные заключения не соответствуют требованиям УПК РФ (ст. 195, 198–199, 204), в связи с чем не могут рассматриваться в качестве процессуально допустимых источников сведений по вопросам, разрешаемым исключительно путем проведения экспертизы.

Проанализировав материалы дела и показания свидетелей, суд пришел к выводу, что представленные стороной обвинения доказательства не свидетельствуют неопровержимо о виновности Исхака Набиуллина в совершении инкриминируемых ему деяний и не опровергают выдвинутые им в свою защиту доводы. Суд также не согласился с мнением гособвинителя о стабильности и последовательности показаний потерпевшего, указав на имеющиеся в них противоречия.

Приговором Ленинского районного суда г. Ульяновска от 1 июля (имеется в распоряжении «АГ») суд полностью оправдал Исхака Набиуллина с правом на реабилитацию, признав его невиновным в совершении инкриминируемых ему преступлений в связи с непричастностью к их совершению. Мера пресечения была также отменена.

Как указано в документе, выводы органов предварительного следствия о совершении Набиуллиным преступлений носят ничем не подтвержденный характер, что стороной обвинения суду представлены доказательства, которые являются крайне противоречивыми и непоследовательными как сами по себе, так и при их сопоставлении с иными доказательствами субъективного характера и объективного свойства.

Апелляция оставила приговор в силе

Обжалуя приговор как незаконный, необоснованный и немотивированный, гособвинитель указал, что суд не проверил должным образом все доказательства в совокупности, вследствие чего дал им неправильную оценку. Так, несмотря на выводы о наличии противоречий в показаниях свидетелей по данному делу, гособвинитель пояснил, что считает их последовательными и логичными, а незначительные расхождения обусловлены давностью событий. Единственное существенное противоречие объясняется применением следователем психологического и физического насилия, однако суд не дал оценку данному обстоятельству.

По мнению стороны обвинения, приговор должен быть признан не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку в нем, в том числе, не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для окончательных выводов, суд принял одни доказательства и отверг другие.

В возражениях на апелляционное представление Исхак Набиуллин отметил, что в приговоре приведены в достаточном объеме не только показания допрошенных лиц и протоколы следственных действий, исследованные в судебном заседании, но и подробный анализ доказательств, и, вопреки доводам представления, показания свидетелей не являются «незначительными расхождениями», а имеют существенное значение для установления обстоятельств дела.

Рассмотрев дело, суд апелляционной инстанции указал, что вопреки доводам представления и жалоб оправдательный приговор является законным и обоснованным и соответствует требованиям ст. 305 УПК РФ и Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. № 55 «О судебном приговоре».

Также отмечается, что доводы апелляционных представления и жалоб о том, что приговор постановлен на неправильно оцененных доказательствах, а также о том, что в ходе судебного разбирательства нарушены требования уголовно-процессуального закона, судебная коллегия находит несостоятельными. «Напротив, тщательно исследовав представленные сторонами доказательства и дав им правильную оценку, суд пришел к обоснованному выводу об оправдании Набиуллина И.Х. в связи с непричастностью к совершению указанных преступлений. По мнению судебной коллегии, суд обоснованно признал доказательства стороны обвинения недостаточными для постановления обвинительного приговора, убедительно мотивировав свои выводы», – сообщается в документе.

Таким образом, апелляция подтвердила вывод первой инстанции о том, что приведенное обвинение в судебном заседании не нашло подтверждения. Как указано в определении, «анализ представленных стороной обвинения по делу доказательств, как каждого в отдельности, так и в их совокупности, не может рассматриваться в качестве достаточного основания для постановления в отношении Набиуллина И.Х. обвинительного приговора».

Представители стороны защиты рассказали о стратегиях успеха

Комментируя пресс-службе ФПА решения судов, президент АП Республики Марий Эл Ольга Полетило отметила: «Мы поддерживали Исхака Набиуллина на протяжении всего периода уголовного преследования, оказывали ему необходимую консультативную и методическую помощь. Мы верили адвокату и рады, что суд подтвердил его невиновность».

В комментарии «АГ» один из защитников оправданного, адвокат АП Ульяновской области Вячеслав Гришин отметил, что вступил в дело в качестве защитника по назначению, как только оно было возбуждено. «Исхак Набиуллин отказывался от других защитников и, когда узнал о моем назначении, согласился, так как я был его преподавателем в университете», – добавил он.

На вопрос корреспондента «АГ» о том, как защите удалось добиться оправдания доверителя в обеих инстанциях, Вячеслав Гришин пояснил, что сторона защиты совместно с доверителем выработала два основных направления защиты: существенные процессуальные нарушения, допущенные органами следствия, и противоречивость и непоследовательность показаний потерпевшего и свидетелей обвинения. «Эти две линии мы разрабатывали непосредственно в суде, – отметил он. – Предполагаю, что именно это помогло добиться успешного исхода дела. Причем судья не стал даже акцентировать внимание на нарушениях – нам удалось убедить суд, что показания потерпевших противоречивы, непоследовательны и ничем не подтверждены».

Второй защитник, адвокат АП Ульяновской области Константин Ануфриев, отмечая процессуальные нарушения, допущенные стороной обвинения, добавил, они активно обжаловались, в том числе в кассацию. «Например, дело длительно расследовалось, производство неоднократно приостанавливалось по надуманным основаниям. Кроме того, первое уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления, а второе возбуждено по тому же факту. Было еще много иных моментов вплоть до того, что по предъявленному обвинению нашему доверителю фактически не дали возможности дать показания».

Как сообщил «АГ» Исхак Набиуллин, он намерен воспользоваться правом на реабилитацию. «После прекращения уголовного дела в декабре 2016 г. я не стал подавать на реабилитацию, – пояснил он. – В итоге в 12 апреля 2018 г. должностные лица СУ СКР незаконно (установлено судебным актом) отменили постановление о прекращении уголовного дела». В заключение он выразил надежду, что действиям Михаила Гагарина будет дана оценка по ст. 306 «Заведомо ложный донос» и ст. 307 «Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод» УК.

Татьяна Кузнецова

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о