елхов и партнёры  торги по банкротству

Незаконно осужденный за распространение порно с несовершеннолетними требует от властей более 26 млн руб.

Защитник добился отмены приговора и прекращения уголовного дела, доказав, что его подзащитный не имел умысла на преступление, а распространение порнографии было обусловлено принципом работы файлообменной программы

Незаконно осужденный за распространение порно с несовершеннолетними требует от властей более 26 млн руб.

В комментарии «АГ» адвокат Керим Бижев, защищавший реабилитированного, указал, что при вынесении обвинительного приговора суд перепутал юридическое понятие «распространение» с техническим понятием «раздача», которое является свойством интернет-программы.

Как рассказал «АГ» адвокат Московской окружной коллегии адвокатов Керим Бижев, его доверитель М. подал исковое заявление о компенсации морального вреда, причиненного ему в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, содержания в местах лишения свободы и причинения вреда здоровью, на сумму свыше 26,2 млн руб. Адвокат рассказал о тонкостях дела и о том, как ему удалось добиться отмены обвинительного приговора и прекращения уголовного преследования.

Обстоятельства дела

Уголовное преследование М. началось в связи с тем, что 19 марта 2015 г. посредством файлообменной программы «Shareaza» он скачал и сохранил на компьютере несколько видеозаписей, которые в последующем были признаны порнографическими материалами с участием несовершеннолетних. Так как программа предоставляла возможность раздачи файлов, в этот же день видеозаписи были скачаны сотрудниками полиции в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия.

В дальнейшем при проведении обыска выяснилось, что М. с 2007 г. по 2015 г. скачал и сохранил через программу «Shareaza» более 353 тыс. фото и видеозаписей, на которых были порнографические изображения несовершеннолетних, в том числе не достигших 14-летнего возраста.

В результате М. было предъявлено обвинение в совершении двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 242.1 «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних» УК РФ, а также в трех предусмотренных п. «г» ч. 2 этой же статьи.

Первая инстанция признала М. виновным

В ходе судебного заседания в Черемушкинском районном суде г. Москвы М. признал свою вину в части того, что скачивал и хранил на компьютере файлы с порнографическими изображениями несовершеннолетних, а также лиц, не достигших 14-летнего возраста. При этом он знал, что хранящиеся у него материалы могут распространяться через интернет, и понимал, что другие пользователи программы при желании могут их скачать, но прямого умысла на их распространение не имел. Он подчеркивал, что сам их никому не передавал и не показывал.

Доводы подсудимого о том, что он не имел прямого умысла на распространение видеофайлов с порнографическими изображениями, суд нашел несостоятельными и расценил как способ защиты от предъявленного обвинения. Суд пояснил, что эти доводы М. полностью опровергаются его же показаниями о том, что он знал, что скачанные и хранящиеся у него файлы могли распространяться в интернете, и понимал, что другие пользователи могли их скачать.

Суд признал его виновным по предъявленному обвинению и на основании ч. 3 ст. 69 УК назначил М. наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием его в колонии общего режима. При вынесении приговора в качестве смягчающих обстоятельств суд учел, что подсудимый частично признал свою вину и раскаялся в части признанных им действий, является инвалидом третьей группы и страдает рядом хронических заболеваний.

Апелляция не нашла оснований отменить приговор

Защитник М. адвокат МОКА Керим Бижев подал апелляционную жалобу в Московский городской суд (имеется у «АГ»). В ней подчеркивалось, что хотя его подзащитный знал, что иные лица скачивают с его компьютера файлы, но сам он никаких активных действий для распространения материалов не совершал и к процессу скачивания иными третьими лицами материалов с принадлежащего ему компьютера относился безразлично или сознательно допускал их.

Адвокат указал, что в соответствии с заключением эксперта раздача файлов осуществляется не по желанию пользователя, а является следствием устройства компьютерной программы. «Понимание того, что кто-то скачивает у вас файлы во время их загрузки на компьютер, как и понимание того, что кто-то в последующем может зайти к вам и скачать их у вас, не может содержать состава преступления, совершаемого с прямым умыслом», – посчитал Керим Бижев.

Защитник также отметил, что М. не разделял файлы по папкам в зависимости от возраста изображенных лиц, значит, при наличии доказательств осужденному могло быть предъявлено обвинение только по одному эпизоду приобретения и хранения в целях распространения материалов с порнографическими материалами несовершеннолетних, совершенных с использованием интернета.

При этом Керим Бижев обратил внимание на то, что обвинение в «хранении файлов в период с 2007 по 2015 г. в целях распространения» предъявлено излишне, поскольку квалифицирующий признак по п. «г» ст. 242.1 УК был введен ФЗ-14 от 20 февраля 2012 г.

Защитник указал, что единственным подтвержденным эпизодом распространения из 353 тыс. файлов, находящихся на компьютере М., является «скачивание» двух из них оперативным сотрудником полиции в рамках ОРМ. Распространение каких-либо иных файлов не установлено, какие-либо доказательства этого в материалах уголовного дела отсутствуют. «Следовательно, поскольку не было распространения, то, во-первых, нет оснований для квалификации действий М. как приобретения и хранения в целях распространения, не доказано наличие у М. цели распространения, так же как и отсутствуют какие-либо последствия совершенных им действий. При таких обстоятельствах предъявленное М. обвинение не основано на законе, в его действиях отсутствует состав преступления, уголовное дело должно быть прекращено», – посчитал Керим Бижев.

Кроме того, как указал адвокат, суд не принял во внимание, что в 2015 г. М. после медицинского освидетельствования была назначена третья группа инвалидности уже в связи с прогрессирующим заболеванием – моторной полинейропатией демиелинизирующего смешанного типа, которое согласно Постановлению Правительства РФ от 14 января 2011 г. № 3 «О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений» является заболеванием нервной системы и входит в Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений.

Защитник отметил, что наличие такого серьезного заболевания у М. должно было учитываться при назначении ему наказания, связанного с лишением свободы и отбыванием наказания в колонии общего режима, однако суд не дал оценку представленным доказательствам, что повлекло постановление незаконного, необоснованного и несправедливого приговора в нарушение ст. 297 УПК.

На основании этого Керим Бижев просил Мосгорсуд уголовное дело в отношении М. прекратить и освободить его в зале суда.

Несмотря на доводы апелляционной жалобы, Мосгорсуд отметил (постановление имеется у «АГ»), что первая инстанция правильно установила фактические обстоятельства дела и сделала обоснованный вывод о доказанной виновности М. в совершении инкриминируемых преступлений. Он указал, что судом дана объективная всесторонняя оценка версии защиты о том, что М. никогда не занимался распространением материалов порнографического характера, не согласиться с которой оснований не имеется, поскольку доказательствами по делу установлено, что их распространение произведено с IP-адреса компьютера осужденного.

Мосгорсуд отметил, что действия осужденного судом квалифицированы правильно, оснований для переквалификации его действий не имеется, умысел на совершение преступления подробно изложен в приговоре. Таким образом, приговор Черемушкинского районного суда г. Москвы был оставлен без изменения.

ВС не усмотрел наличия состава преступления

Керим Бижев направил кассационную жалобу (имеется у «АГ») в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ. В ней он указал, что по смыслу уголовного закона преступление, предусмотренное ст. 242.1 УК, может быть совершено только с прямым умыслом, когда виновный осознает, что незаконно изготавливает, либо хранит, перемещает через государственную границу в целях распространения, публичной демонстрации или рекламирования материалы или предметы с порнографическими изображениями несовершеннолетних, либо распространяет, публично демонстрирует их и желает этого. Совершение указанных действий с косвенным умыслом не влечет уголовную ответственность по ст. 242.1 УК.

Адвокат отметил, что в период предварительного следствия и в суде, М. показал, что действительно хранил материалы с порнографическими изображениями несовершеннолетних на своем компьютере, но распространение их через интернет не осуществлял, файлы, содержащие порнографическую продукцию, никому не пересылал, цели и умысла на совершение подобных действий не имел.

Также Керим Бижев указал, что суд подменил понятия «скачивание», «загрузка», «раздача», «отдача» на созвучное им «распространение». Защитник пояснил, что понятия «раздача» и «отдача» не идентичны и не являются синонимами юридического понятия «распространение», являются техническими терминами, отражающим направленность процесса передачи информации, а «распространение» – понятие, выражающее волеизъявление лица, осуществляющего отдачу или раздачу. Присутствие волеизъявления лица, с компьютера которого происходит «отдача» информации, доказывается выводами, изложенными в заключении эксперта, согласно которому в данном случае М. самостоятельно никому никакие файлы не пересылал и такие сведения отсутствуют. «То есть действия компьютерной программы суд ошибочно, в силу незнания механизма электронной раздачи файлов самой программой, признал действиями самого М. и на этом основании признал его виновным в совершении тяжких преступлений», – отметил Керим Бижев.

Адвокат отметил, что в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства передачи М. порнографической продукции, не указаны конкретные лица, которым он передал файлы, не указаны способ передачи или конкретные активные действия осужденного.

Также Керим Бижев указал, что в местах лишения свободы у М. прогрессировали болезни, он почти не передвигается, а на расстояния более нескольких метров его переносят на носилках. Кроме того, у осужденного развились новые заболевания.

Адвокат попросил ВС отменить решения нижестоящих судов и вынести оправдательный приговор.

Рассмотрев кассационную жалобу, судья ВС Владимир Кулябин принял решение (имеется у «АГ») направить ее в Президиум Мосгорсуда. Он указал, что, сославшись в приговоре на осведомленность М. о том, что сохраненные им файлы могут быть скачаны иным пользователем интернета, имеющим доступ к программе, суд тем не менее фактически не опроверг показания осужденного М. в той части, что, скачивая и храня файлы с порнографическими изображениями, он не предлагал их и не передавал никому.

Судья ВС отметил, что в приговоре не приведены доказательства, подтверждающие желание М. скачивать и хранить материалы порнографического содержания именно с целью их последующего распространения и, кроме того, не приведены доказательства, свидетельствующие о том, что видеофайлы действительно были распространены осужденным, т.е. получены третьими лицами в результате его целенаправленных действий.

Кроме того, он указал, что суд не привел доказательства, свидетельствующие о том, что файлы с порнографическими изображениями, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, были распространены в результате умышленных действий М., а не в результате программы, которая автоматически передавала скачанные файлы.

Постановление Президиума Мосгорсуда и повторное рассмотрение дела в суде первой инстанции

При рассмотрении кассационной жалобы Президиум Московского городского суда привел в постановлении (имеется у «АГ») все указанные судьей ВС нарушения уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Кроме того, как отметила кассация, из протокола судебного заседания усматривается, что государственный обвинитель просил назначить М. наказание только за совершение двух преступлений, предусмотренных п. «а», «г» ч. 2 ст. 242.1 УК РФ. Свою позицию о мере наказания по преступлению, предусмотренному п. «г» ч. 2 ст. 242.1 УК, государственный обвинитель не высказал.

Таким образом, Президиум Мосгорсуда постановил решения нижестоящих судов отменить, а уголовное дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

11 декабря 2018 г. в Черемушкинском районном суде г. Москвы государственный обвинитель заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с отказом от предъявленного обвинения в полном объеме. Он пришел к выводу, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное М. обвинение. Суд удовлетворил ходатайство и признал за М. право на реабилитацию.

Иск о компенсации морального вреда в порядке реабилитации

23 апреля М. подал исковое заявление о компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, содержания в местах лишения свободы и причинения вреда здоровью (имеется у «АГ»).

М. указал, что ему была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и в течение 256 дней он не мог свободно передвигаться. В связи с изъятием системного блока М. не имел возможности работать по специальности и поддерживать переписку с друзьями.

Реабилитированный указал, что следователь постоянно угрожал и оказывал психологическое давление, требовал полностью признательных показаний. М. испытывал нравственные страдания, у него пропал аппетит, появились сильные головные боли, а также обострились хронические заболевания.

Он отметил, что передвигался по квартире на инвалидной коляске, а на улице появлялся только с помощью сопровождающих лиц. В связи с этим вызовы на допросы причиняли не только нравственные, но и физические страдания, поскольку необходимо было дойти на костылях до машины, а после приезда в ОВД, прилагая огромные усилия, добраться до кабинета следователя, который находился на третьем этаже.

Кроме того, М. указал, что за все время пребывания в СИЗО не мог принимать назначенные врачом таблетки, в связи с инвалидностью не пользовался самостоятельно душем и с трудом доходил до туалета, у которого, к тому же, не было ручек и опор. Он подчеркнул, что за все 115 дней в СИЗО он ни разу не выходил на свежий воздух.

Реабилитированный отметил, что в процессе этапирования он и еще 10 человек ехали в поезде с закрытыми окнами при температуре 30 градусов, что с учетом перенесенного инфаркта миокарда чуть не стоило ему жизни. В колонии имеющиеся заболевания врачами ФСИН не подтверждались, в результате чего необходимые лекарства не назначались. Из-за вторичного инфаркта ему сделали операцию, после которой он четыре дня лежал прикованным наручниками к кровати.

М. указал, что только после получения администрацией колонии информации о направлении судьей ВС кассационной жалобы в президиум Мосгорсуда было подано ходатайство о его освобождении из-за невозможности отбывания наказания в связи с состоянием здоровья.

Реабилитированный указал, что после освобождения ему пришлось заново налаживать отношения с окружающими, что также причинило нравственные страдания.

В связи с этим М. попросил взыскать с Минфина за незаконное содержание под подпиской о невыезде, в колонии общего режима, причинение вреда здоровью и нарушение неприкосновенности личной жизни, а также в связи с понесенными судебными расходами на представителя и издержками, связанными с рассмотрением дела, сумму в размере более 26 223 000 руб.

Адвокат объяснил, почему суды усмотрели наличие состава преступления

В комментарии «АГ» Керим Бижев указал, что нижестоящие суды перепутали юридическое понятие «распространение» с техническим понятием «раздача», которое является свойством интернет-программы; ВС же не усмотрел наличия состава преступления, потому что хранение порнографического материала его не образует. «Состав образует только распространение», – добавил адвокат.

Защитник отметил, что дата рассмотрения иска по реабилитирующим основаниям еще не назначена.

Марина Нагорная

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о