Вопросы юристу


КС не усмотрел неопределенности в порядке выделения уголовного дела в отдельное производство

Он разъяснил, что именно суду в конечном счете принадлежит право определять надлежащие процедуры для рассмотрения конкретного дела, оценивая достаточность либо недостаточность оснований для применения таких процедур

КС не усмотрел неопределенности в порядке выделения уголовного дела в отдельное производство

В комментарии «АГ» адвокаты, представляющие интересы заявителя жалобы, поделились, что обратиться в КС РФ их побудило опасение, что выделение из уголовного дела в отдельное производство другого уголовного дела в отношении подозреваемого, с которым прокурором заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, может повлиять на решение суда по основному делу. Эксперты «АГ» отметили, что с формальной точки зрения решение КС РФ вполне ожидаемо и логично, однако на практике теми, кто принимает решение о выделении дела, допускаются различные толкования этой нормы, что способно привести к злоупотреблению правом.

Конституционный Суд вынес Определение № 2027-О по жалобе осужденного на п. 4 ч. 1 ст. 154 УПК РФ, предусматривающий возможность выделения уголовного дела в отдельное производство.

C жалобой в КС обратился Владислав Борисов, осужденный и отбывающий наказание за совершение преступлений. Он посчитал, что оспариваемая норма не соответствует Конституции в той мере, в какой она по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, позволяет следователю определять, отразится ли выделение уголовного дела на всесторонности и объективности рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей.

Изучив доводы жалобы, Конституционный Суд не нашел оснований для принятия ее к рассмотрению. Он разъяснил, что ст. 154 УПК, предусматривающая возможность выделения уголовного дела в отдельное производство, является частью механизма, гарантирующего каждому судебную защиту его прав и свобод и предполагающего обязанность органов предварительного расследования и суда осуществлять производство по уголовному делу в разумный срок и без неоправданной задержки.

Суд отметил, что, закрепляя право дознавателя, следователя выделить из одного уголовного дела в отдельное производство другое уголовное дело, указанная статья оговаривает условия, при соблюдении которых такое выделение возможно. Так, согласно ее ч. 2 в случаях, когда необходимость выделения вызвана большим объемом уголовного дела или множественностью его эпизодов, выделение уголовного дела в отдельное производство для завершения предварительного расследования допускается, если это не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела.

В определении подчеркнуто, что всесторонность и объективность разрешения уголовного дела является важнейшим условием для осуществления правосудия. КС напомнил свою неоднократно выраженную позицию о том, что суды при рассмотрении дел обязаны исследовать по существу фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы. Иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту оказывалось бы ущемленным (постановления от 6 июня 1995 г. № 7-П; от 13 июня 1996 г. № 14-П; от 27 октября 2015 г. № 28-П и др.).

Как указал Суд, соответствие правосудия требованиям справедливости в рамках уголовного судопроизводства предполагает, по меньшей мере, установление на основе исследованных доказательств обстоятельств происшествия, в связи с которым было возбуждено уголовное дело, его правильную правовую оценку. КС добавил, что необходимо также выявить конкретный вред, причиненный обществу и отдельным лицам, и действительную степень вины лица в совершении инкриминируемого ему деяния (Постановление от 8 декабря 2003 г. № 18-П). На всесторонности и объективности не должно отражаться и выделение уголовного дела (Постановление от 19 апреля 2010 г. № 8-П; Определение от 28 июня 2012 г. № 1274-О).

Реализация закрепленной ст. 154 УПК возможности, преследуя цель процессуальной экономии, вместе с тем в качестве обязательного условия предполагает, что раздельное производство по уголовным делам не должно препятствовать всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения ни одного из них, отметил Суд. «Названная норма в единстве с ч. 4 ст. 7 данного Кодекса, устанавливающей требования законности, обоснованности и мотивированности решений, принимаемых должностными лицами в ходе уголовного судопроизводства, обязывают дознавателя, следователя при вынесении постановления о выделении уголовного дела в отдельное производство приводить соответствующее фактическое и правовое обоснование. Для обеспечения справедливого разрешения уголовного дела мотивировка такого решения должна основываться на конкретных обстоятельствах, подтверждающих необходимость его принятия и нашедших отражение в материалах дела, а также на нормах материального и процессуального права», – поясняется в определении.

Конституционный Суд подчеркнул, что в ходе судебного разбирательства в соответствии с ч. 1 ст. 15, ч. 1 ст. 17 и ч. 4 ст. 302 УПК виновность лица устанавливается на основе состязательности сторон по результатам анализа и оценки доказательств, исследованных судом, притом что все неустранимые сомнения в виновности толкуются в пользу подсудимого. Если суд придет к выводу, что в рамках выделенного уголовного дела всесторонне и полно исследовать обстоятельства совершенного в соучастии преступления невозможно, он по ходатайству стороны или по собственной инициативе вправе возвратить дело прокурору для его соединения с основным уголовным делом, уточнил КС.

Именно суду в конечном счете принадлежит право определять надлежащие процедуры для рассмотрения конкретного дела, оценивая достаточность либо недостаточность оснований для применения таких процедур и возможность обеспечить всесторонность и объективность рассмотрения обвинений, предъявленных подсудимым, заключил КС. Суд посчитал, что жалоба заявителя не дает оснований для иного вывода.

В комментарии «АГ» адвокаты АБ «Человек и Закон» Алибек Гуков и Дмитрий Панфилов, представляющие интересы Владислава Борисова, поделились, что обратиться с жалобой в КС РФ их побудило опасение, что выделение из уголовного дела в отдельное производство другого уголовного дела в отношении подозреваемого, с которым прокурором заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, может повлиять на решение суда по основному делу.

«В нашей ситуации лицо, заключившее соглашение с прокурором, было осуждено до рассмотрения основного дела, поэтому суд, рассматривавший основное дело, еще до вынесения решения располагал приговором, фактически устанавливающим виновность нашего доверителя и другого лица, именуемых как “Фигурант 1” и “Фигурант 2”», – пояснил Алибек Гуков.

Дмитрий Панфилов добавил, что с учетом преюдиции присяжные заседатели не могли не учитывать этот приговор. Из сферы правосудия в подобной ситуации исключаются принципы беспристрастности суда, справедливости и законности, отметил адвокат.

Управляющий партнер АБ «Бибик» Олег Бибик, ссылаясь на Постановление КС от 15 июля 1999 г. № 11-П, отметил, что общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит – к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона, пояснил адвокат.

«Однако в нашем уголовно-процессуальном законе достаточное количество норм, толкование которых правоприменителями дается произвольно, исходя из собственных интересов, и в этих случаях не приходится говорить о единообразном понимании закона. Наивно было бы рассчитывать, что правоприменители будут действовать в единстве с положениями ч. 4 ст. 7 УПК РФ и для обеспечения справедливого разрешения уголовного дела приводить основанные на конкретных обстоятельствах дела мотивы принятия такого решения», – поделился Олег Бибик.

По мнению адвоката, КС ожидаемо не стал посягать на право следователя и суда по собственному разумению определять, отразится ли выделение уголовного дела на всесторонности и объективности рассмотрения уголовного дела судом. При этом Суд полагает, что мотивировка такого решения будет основываться на конкретных обстоятельствах, подтверждающих необходимость его принятия и нашедших отражение в материалах уголовного дела, добавил он. «Традиционно КС призвал автора жалобы уповать на право суда возвратить уголовное дело прокурору для соединения с основным уголовным делом на основании п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, если вдруг суд придет к выводу, что в рамках выделенного уголовного дела всесторонне и полно исследовать обстоятельства совершенного в соучастии преступления невозможно. Такое право у суда действительно есть. Вот только примеры реализации судом этого права – большая редкость», – резюмировал Олег Бибик.

Адвокат АП Московской области Александр Васильев отметил, что влияние формы судопроизводства на права и законные интересы подсудимого – неоспоримо. Адвокат указал, что результаты рассмотрения одного и того же дела судьей единолично и судом с участием присяжных могут различаться кардинально. При этом он пояснил, что в зависимости от специфики конкретного дела более предпочтительным для подсудимого может быть как одна, так и другая форма судопроизводства. «С этой точки зрения право подсудимого на выбор формы судопроизводства (в том числе и такой, против которой возражают остальные участники судебного процесса) следует признать существенным. Однако нормативная регламентация реализации этого права оставляет желать лучшего. Формулировки оспариваемой заявителем нормы, предусматривающей основания выделения, неконкретны и допускают различные толкования лицом, принимающим решение о выделении дела, т.е. следователем, оставляя для него широчайшее поле для маневра и в том числе злоупотребления правом», – прокомментировал Александр Васильев.

Вместе с тем адвокат подчеркнул, что с формальной точки зрения решение КС РФ вполне ожидаемо и логично. Он разъяснил, что сама по себе оцениваемая норма каких-либо конституционных прав человека не нарушает, а правоприменительная практика не входит в предмет оценки Конституционного Суда. «Представляется, что рассматриваемый вопрос может быть решен только в ходе законотворческой деятельности, путем конкретизации требований и оснований для выделения уголовного дела в отношении конкретного лица, естественно, с сохранением баланса интересов как следствия, так и подсудимого», – считает Александр Васильев.

Адвокат АБ «Китсинг и партнеры» Алексей Лямин также обратил внимание, что формально КС прав: УПК РФ действительно не допускает произвольного выделения уголовного дела. Для обеспечения всесторонности и объективности расследования следователь обязан учитывать, в том числе, и интересы стороны защиты. «На практике же ситуация менее радужная: как правило, следователя интересует только одно – насколько выгодным выделение дела будет для стороны обвинения. С учетом этого не обходится и без злоупотреблений: например, при наличии в основном деле нескольких экспертиз с противоречивыми выводами в выделенное дело могут “перейти” лишь нужные для обвинения. Решение этой проблемы, как и многих других в уголовном процессе, лично я вижу в появлении объективных, беспристрастных и независимых судов. Иным образом она не решится», – полагает адвокат.

Анжела Арстанова

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о