КС не нашел неопределенности в нормах УПК о порядке обжалования решений о заключении под стражу

Как указал Суд, разрешение вопроса о мере пресечения апелляцией и кассацией не предполагает возможность обжалования их решений в апелляционном порядке и не может расцениваться как нарушение права на судебную защиту

КС не нашел неопределенности в нормах УПК о порядке обжалования решений о заключении под стражу

Комментируя определение КС РФ, представитель заявителя, адвокат Константин Кузьминых отметил несколько важных выводов Суда. Он пообещал проверить на практике, может ли обвиняемый, уже отбывший срок содержания под стражей на основании отмененного постановления суда, получить возмещение вреда за применение к нему незаконных мер процессуального принуждения.

26 марта Конституционный Суд РФ вынес Определение № 656-О по жалобе на ряд положений УПК РФ о сроках нахождения подозреваемых и обвиняемых под стражей и порядке обжалования продления им указанной меры пресечения.

Как ранее сообщала «АГ», в декабре 2018 г. адвокат КА «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых направил в Конституционный Суд жалобу в интересах Александра Ефимова. В ней он просил признать не соответствующей Конституции ст. 109 УПК РФ, как во взаимосвязи со ст. 389.19, п. 9 ч. 3 ст. 389.28 Кодекса, так и без таковой, ввиду правовой неопределенности норм, допускающих их произвольное толкование. Также он оспаривал п. 1 ч. 2 ст. 401.8 и ст. 401.10 УПК.

Повод для обращения в Конституционный Суд

С марта 2018 г. Александр Ефимов находился под стражей по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. 4 июля и 4 сентября того же года Всеволожский городской суд Ленинградской области продлевал ему меру пресечения.

13 и 21 сентября прошлого года областной суд отменил эти постановления из-за вынесения их незаконным составом суда. При этом апелляция не только не освободила обвиняемого из-под стражи, а, напротив, со ссылкой на п. 9 ч. 3 статьи 389.28 УПК без ходатайства гособвинения дважды продлила меру пресечения на месяц. Свои решения суд мотивировал тем, что вопросы обоснованности применения к обвиняемому меры пресечения не являются предметом апелляционного суда.

Далее областной суд направил ходатайства следователя о продлении избранной меры пресечения в Приморский районный суд Санкт-Петербурга в соответствии с правилами о подсудности – по месту нахождения следственного органа, в чье производство было передано уголовное дело. Новый суд рассмотрел ходатайства о продлении срока избранной меры пресечения до 5 сентября и до 5 октября лишь 3 и 4 октября соответственно.

При новом рассмотрении ходатайств следователя о продлении уже отбытого (до 5 сентября) обвиняемым срока содержания под стражей и почти отбытого (до 5 октября) суд исключил возможность оценки уже имевших место событий. Кассационное обжалование апелляционных постановлений Ленинградского областного суда также не увенчалось успехом.

В жалобе в КС РФ Константин Кузьминых отметил и другой эпизод, когда его подзащитный содержался в следственном изоляторе в отсутствие судебного решения более 87 часов. По его словам, срок содержания Александра Ефимова под стражей 4 октября был продлен до следующего дня включительно, но в указанную дату его не доставили в суд по медицинским показаниям, поэтому заседание суда было отложено на 9 октября без вынесения каких-либо судебных решений.

Защитник безрезультатно обращался по этому поводу к следователю и в прокуратуру, а также жаловался на бездействие следователя в суд, который возвратил жалобу с указанием на то, что данные вопросы не являются предметом рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ, а являются предметом рассмотрения в порядке ст. 109 УПК РФ. 9 октября суд продлил Ефимову меру пресечения опять же «задним числом» с 6 октября по 5 декабря, однако апелляция также не нашла нарушений в указанном продлении.

Позиция адвоката и заявителя

Напомним, нормы ст. 109 УПК регулируют сроки содержания под стражей, ст. 389.19 Кодекса – пределы прав суда апелляционной инстанции. В свою очередь в п. 9 ч. 3 ст. 389.28 УПК отмечено, что в апелляционных определении, постановлении указывается решение о мере пресечения, в п. 1 ч. 2 ст. 401.8 зафиксировано, что по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит постановление об отказе в их передаче для рассмотрения в кассации при отсутствии оснований для пересмотра. Реквизиты такого решения судьи установлены в ст. 401.10 УПК.

По мнению адвоката, оспариваемые нормы нарушили конституционные права его доверителя, так как он четыре месяца содержался под стражей без судебного решения и почти три недели – на основании апелляционного постановления областного суда, при вынесении которого он был лишен возможности оспаривать избранную меру пресечения. Также Константин Кузьминых счел, что его подзащитный был лишен права на пересмотр решений областного суда об избрании в отношении него меры пресечения в вышестоящем суде из-за п. 1 ч. 2 ст. 401.8 и ст. 401.10 УПК РФ.

Со ссылкой на ч. 2 ст. 22 Конституции РФ адвокат отметил, что заключение под стражу или продление срока содержания под ней возможно только по судебному решению, до вынесения которого срок содержания в следственном изоляторе не может превышать 48 часов. Согласно указанной норме на момент содержания обвиняемого под стражей должно быть вынесено соответствующее судебное решение.

Реализация вышеприведенных конституционных гарантий закреплена в ст. 109 УПК РФ, которая, по мнению адвоката, содержит правовой пробел в отношении случаев, когда соответствующее постановление вынесено незаконным составом суда и при его отмене в апелляции возникает необходимость проверки обоснованности ходатайства другим судом в период, когда срок содержания обвиняемого под стражей уже истек. «Если такое решение было вынесено незаконным составом суда, то это означает, что судебного решения о содержании обвиняемого под стражей не имелось», – указано в тексте жалобы в КС РФ.

Защитник также указал на судебную практику, согласно которой нарушение сроков обращения следователя с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого под стражей не ведет к безусловному отказу суда в принятии такого ходатайства к рассмотрению, а нарушение судом срока рассмотрения ходатайства следователя не ведет к безусловной отмене постановления суда о его удовлетворении в апелляционном порядке. Константин Кузьминых полагает, что апелляционный суд также лишен возможности разрешить ходатайство следователя в порядке ст. 109 УПК РФ по существу, поскольку связан правилами о территориальной подсудности.

Выводы Суда

Изучив жалобу, Конституционный Суд отказался принимать ее к рассмотрению, напомнив, что вопрос о мере пресечения разрешается, по общему правилу, судом первой инстанции, что гарантирует возможность обжалования его решения в апелляции.

В то же время, указал КС, данный вопрос может быть рассмотрен также судами апелляционной и кассационной инстанций. Само по себе рассмотрение вопроса о мере пресечения вышестоящим судом не умаляет гарантии законности и обоснованности принимаемого решения и не может расцениваться как нарушение права на судебную защиту. «Соответственно, разрешение вопроса о мере пресечения судами апелляционной или кассационной инстанций не предполагает возможность обжалования их решений в апелляционном порядке, на чем фактически настаивает в своей жалобе Александр Ефимов, а потому и п. 1 ч. 2 ст. 401.8, и ст. 401.10 УПК не могут расцениваться как нарушающие его права в таком аспекте», – отмечено в определении.

Как пояснил КС, юрисдикция (подсудность) апелляционного суда, решающего вопрос о мере пресечения при рассмотрении жалобы об избрании соответствующей меры пресечения или ее продлении, определяется не местом совершения преступления, производства предварительного расследования или содержания обвиняемого под стражей, а тем судебным решением, законность и обоснованность которого являются предметом проверки.

Со ссылкой на Постановление Пленума ВС РФ от 19 декабря 2013 г. № 41 Конституционный Суд отметил, что апелляция вправе отменить оспариваемое постановление и передать материалы на новое рассмотрение в суд первой инстанции, если она не может устранить допущенные нарушения уголовно-процессуального закона (например, правил подсудности). Передавая материалы на новое судебное разбирательство, апелляция должна разрешить вопрос о мере пресечения в отношении лица, содержащегося под стражей или домашним арестом.

Также Суд указал, что апелляция может отменить данные судебные решения и направить материалы на новое рассмотрение для решения вопроса об этой мере пресечения лишь на будущее время (а не на тот период, когда эта мера пресечения уже была фактически исполнена). В заключение Конституционный Суд отметил, что оценка обоснованности решений судов о помещении заявителя под стражу и продлении срока указанной меры пресечения не входит в его компетенцию.

Представитель заявителя прокомментировал выводы Суда

Комментируя «АГ» определение, Константин Кузьминых отметил несколько важных выводов Суда.

«Во-первых, Суд указал на то, что подсудность для апелляционного суда определяется не местом совершения преступления или местом дислокации органа предварительного расследования, а местом нахождения суда первой инстанции, постановление которого рассматривается в апелляционном порядке. Во-вторых, Конституционный Суд РФ обратил внимание на ранее неоднократно выносившиеся им решения о сугубо сокращенных сроках рассмотрения судами вопросов о содержании обвиняемых под стражей, что исключает возможность рассматривать ходатайства следователей в порядке ст. 109 УПК РФ “задним числом”. Иными словами, апелляционная инстанция Ленинградского областного суда, вероятно, должна была самостоятельно принять решение в части обоснованности ходатайства следователя, а не перекладывать эту работу на будущее в иной суд первой инстанции для проведения проверки обоснованности содержания обвиняемого под стражей за период, который уже истек», – указал адвокат.

По словам Константина Кузьминых, именно об этом практически дословно говорят и п. 4 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и ч. 2 ст. 22 Конституции РФ. «Но в своем определении Конституционный Суд так и оставил неразрешенным вопрос: если по уже отбытому сроку содержания в СИЗО апелляция после отмены постановления суда первой инстанции не вправе “задним числом” продлить этот же срок, имеет ли обвиняемый, уже отбывший срок содержания под стражей на основании незаконного (отмененного) постановления суда, право на возмещение вреда как лицо, подвергнутое незаконным мерам процессуального принуждения?» – отметил адвокат. Он обещает проверить это на практике.

Константин Кузьминых также выделил два разъяснения Суда. Первое из них касается наличия у апелляционного суда обязанности при отмене постановления суда, вынесенного в порядке ст. 109 УПК РФ, разрешить вопрос о мере пресечения. Второе сводится к определению обстоятельства, не лишен ли обвиняемый права на обжалование решения суда о заключении его под стражей, если таковое выносилось не судом первой инстанции, а апелляцией.

«По первому вопросу КС РФ разъяснил, что, отменяя постановление суда первой инстанции о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, апелляционный суд обязан разрешить вопрос о мере пресечения, но с обязательным предоставлением стороне защиты права на обсуждение обоснованности применения такой меры пресечения. Наличие же проблемы обжалования в вышестоящий суд решения апелляционного суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Суд не признал, указав, что такое право реализуется в смысле права на подачу кассационной жалобы, хотя общеизвестно, что по таким кассационным жалобам адвокаты чаще всего получают отказ в их рассмотрении», – заключил адвокат.

Зинаида Павлова

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о