Ваш маяк


Коронавирус повлиял на изменение адвокату Сергею Юрьеву меры пресечения на домашний арест

Мещанский районный суд г. Москвы принял во внимание длительность нахождения подсудимого в СИЗО, распространение смертельного заболевания, а также перебои в доставках подсудимого в суд, что приводит к нарушению сроков рассмотрения уголовного дела по существу  

Коронавирус повлиял на изменение адвокату Сергею Юрьеву меры пресечения на домашний арест

Защитники Сергея Юрьева посчитали, что, принимая решение, суд учел совокупность факторов, в том числе устные дополнения, сделанные в ходе судебного заседания. Вице-президент Федеральной палаты адвокатов Светлана Володина предположила, что на решение повлияли помимо прочего заявления Советов ФПА и АП Московской области, а также поручительство президента ФПА Юрия Пилипенко и президентов ряда адвокатских палат.

Как ранее писала «АГ», 16 октября Мещанский районный суд г. Москвы удовлетворил ходатайство стороны защиты об изменении меры пресечения в отношении руководителя МКА «Межрегион» Сергея Юрьева, обвиняемого в хищении денежных средств ФГУП «Государственная корпорация по организации воздушного движения» в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). У «АГ» появились мотивировка постановления и ходатайство об изменении меры пресечения.

Уголовное преследование адвоката

Напомним, следствие посчитало, что в 2007 г. Сергей Юрьев узнал о подготовке ФГУП «Госкорпорация по организации воздушного движения в Российской Федерации» к проведению конкурса на право заключения договора об оказании юридических услуг на территории России. У адвоката якобы возник преступный умысел, направленный на хищение денег Госкорпорации путем обмана ее руководства о действительной стоимости юридических услуг и завышения цены договора. По мнению следствия, Сергей Юрьев привлек в качестве соисполнителей руководителя Управления правового обеспечения и имущественных отношений Росаэронавигации Владимира Мнишко, ранее состоявшего адвокатом в МКА «Межрегион», а также адвоката коллегии Виктора Евкина (в настоящее время его статус прекращен).

В последующем Сергей Юрьев, по версии следствия, рассчитывая на победу, решил организовать представление в Госкорпорацию заключения экспертной организации о стоимости запрашиваемых юридических услуг на основании разработанной им методики. При этом он достоверно знал о том, что при использовании его методики расчетное значение первоначальной (максимальной) цены указанного договора в заключении будет существенно завышено относительно ее действительного значения. С 2008 по 2018 г. конкурс на заключение договора выигрывала МКА «Межрегион». За этот период учреждение перевело коллегии свыше 1 млрд руб.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого также отмечалось, что в рамках исполнения договоров Юрьев в период с 2008 по 2017 г. ежемесячно подписывал акты приемки-сдачи юридических услуг и отчеты к ним, часть из которых не представляли существенного юридического и материального значения. По мнению следствия, таким образом Сергей Юрьев похитил денежные средства Госкорпорации на сумму свыше 970 млн руб.

19 апреля 2019 г. Мещанский районный суд г. Москвы удовлетворил ходатайство следователя Московского межрегионального следственного управления на транспорте СК РФ о заключении адвоката под стражу. 30 мая Мосгорсуд оставил постановление первой инстанции в силе. В последующем срок стражи неоднократно продлевался. 

20 августа 2020 г. Мещанский районный суд г. Москвы начал рассмотрение уголовного дела в отношении Сергея Юрьева. В течение всего первого заседания обвиняемый давал показания.

Как рассказала «АГ» одна из защитников Сергея Юрьева, адвокат АП г. Москвы Наталья Якупова, после этого прошло еще два судебных заседания, на одном из которых был допрошен представитель потерпевшего. Последний подтвердил, что все работы были выполнены качественно и в том объеме, который указан в отчетных документах.

Наталья Якупова рассказала также, что в последнем заседании, 17 сентября, гособвинитель огласил только те письменные доказательства, которые посчитал нужным огласить.

Ходатайство об изменении меры пресечения

16 октября Наталья Якупова заявила суду ходатайство об изменении меры пресечения. Согласно документу, при проведении предварительного слушания суд оставил меру пресечения без изменения, однако в настоящий момент обстоятельства, которые были учтены при продлении и избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, существенно изменились.

Так, уголовное дело находится в производстве Мещанского районного суда г. Москвы с 14 июля. В соответствии с ч. 1 ст. 97 УПК суд в пределах предоставленных ему полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных УПК, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, может продолжать заниматься преступной деятельностью, может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. «Таким образом, все обстоятельства, которые являются основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, указаны в ч. 1 ст. 97 УПК РФ и не могут иметь расширительного толкования», – подчеркивалось в документе.

Защита указала, что в соответствии с п. 21 Постановления Пленума ВС РФ № 41 от 19 декабря 2013 г. «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий» при продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса предусмотренных ст. 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами. Кроме того, суду надлежит учитывать обстоятельства, указанные в ст. 99 УПК, и другие обстоятельства, обосновывающие продление срока применения меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом следует иметь в виду, что обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей.

Наличие обоснованного подозрения в совершении лицом преступления определенной категории является необходимым условием законности при первоначальном заключении его под стражу, однако по истечении времени оно перестает быть достаточным. Суду надлежит установить конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей. На первоначальных этапах производства по уголовному делу тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения по приговору наказания в виде лишения свободы на длительный срок могут служить основанием для заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу ввиду того, что он может скрыться от дознания, предварительного следствия. Тем не менее в дальнейшем одни только эти обстоятельства не могут признаваться достаточными для продления срока действия данной меры пресечения. Наличие у лица возможности воспрепятствовать производству по уголовному делу на начальных этапах предварительного расследования может служить основанием для решения о содержании обвиняемого под стражей.

Однако впоследствии суд должен проанализировать иные значимые обстоятельства, такие как результаты расследования или судебного разбирательства, личность подозреваемого, обвиняемого, его поведение до и после задержания, и другие конкретные данные, обосновывающие довод о том, что лицо может совершить действия, направленные на фальсификацию или уничтожение доказательств, или оказать давление на участников уголовного судопроизводства либо иным образом воспрепятствовать расследованию преступления или рассмотрению дела в суде.

«За время рассмотрения уголовного дела стороной обвинения представлены письменные материалы дела, допрошен представитель потерпевшего. Таким образом, все доказательства по уголовному делу собраны и стороной обвинения оглашены. Следовательно, Юрьев С.С. никак не может повлиять на сбор доказательств по данному уголовному делу, уничтожить их либо иным способом повлиять на их достоверность», – подчеркивалось в документе.

Согласно ходатайству, в материалах уголовного дела не содержится данных о том, что в ходе предварительного следствия Сергей Юрьев каким-либо образом оказывал влияние на свидетелей, предпринимал попытки по уничтожению доказательств либо иным образом препятствовал расследованию. Более того, с момента возбуждения уголовного дела он регулярно являлся на допросы, представлял документы, давал показания, не скрывался от органов предварительного следствия. Следовательно, доводы следствия, которые были положены в основу ходатайства об избрании меры пресечения, в настоящее время являются несостоятельными.

Отмечалось, что стороной обвинения не представлено ни одного доказательства, из которого бы следовало, что Сергей Юрьев каким-то образом влиял на формирование начальной максимальной цена контракта до проведения конкурса в 2007 г., не представлено никаких доказательств влияния и на проведение конкурсной процедуры 2010 г. Конкурс не был признан незаконным, не отменен, все услуги, которые оказаны в рамках заключенных договоров, получены Госкорпорацией без замечаний и претензий.

В ходатайстве указывалось, что у Сергея Юрьева имеется ряд хронических заболеваний, которые невозможно лечить и контролировать в условиях СИЗО. В соответствии с рекомендациями врачей ему требуется не только постоянный контроль со стороны медицинских работников, но и контроль достаточно специфичных анализов, отсутствие которого может привести к крайне негативным последствиям. Кроме того, в связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции велика вероятность инфицирования, особенно в условиях СИЗО, где абсолютно отсутствуют средства защиты, средства для профилактики данного заболевания, а с учетом возраста Сергея Юрьева инфицирование может привести к непредсказуемым последствиям.

Наталья Якупова попросила суд изменить меру пресечения на запрет определенных действий, а в случае принятия решения о невозможности применения данной меры пресечения – избрать домашний арест.

Дополнительные доводы

Наталья Якупова рассказала «АГ», что в ходе судебного заседания были сделаны устные дополнения. Так, в пятницу, 16 октября, стало известно о том, что ограничиваются встречи в СИЗО с защитниками путем предоставления возможности общаться только через стекло посредством телефонных переговоров в комнате для краткосрочных свиданий. Таким образом, усиливаются карантинные меры, введенные в Москве. «В такой ситуации исключается возможность общения с подзащитными конфиденциально», – заметила она.

Защитник также указала, что в СИЗО г. Москвы, за исключением СИЗО № 7, прекращается прием лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, и, кроме того, сотрудники следственных изоляторов будут работать посменно – 14 дней. «То есть фактически вводятся те же самые ограничения, которые вводились весной в СИЗО, что говорит об усилении мер по борьбе с коронавирусом. Насколько известно, также вводятся меры по рассмотрению уголовных дел без вывоза подсудимых в суды г. Москвы – посредством видео-конференц-связи. Кроме того, по настоящее время, в том числе при рассмотрении нашего дела, происходили сбои доставки подсудимых, что приводит к затягиванию судебного процесса. Это все было сказано при рассмотрении ходатайства об изменении меры пресечения», – указала Наталья Якупова.

В дополнение к письменному ходатайству было сказано и о том, что Сергей Юрьев уже дал подробные и последовательные показания, которые аналогичны показаниям, данным в ходе предварительного следствия, и полностью опровергают позицию обвинения. Кроме того, отметила защитник, был допрошен представитель потерпевшего, исследованы письменные материалы дела, представленные стороной обвинения. «Фактически сторона обвинения представила письменные доказательства, которые, по ее мнению, подтверждают вину Сергея Юрьева. Однако из указанных материалов дела следует, что отсутствует не только состав преступления, но и событие, а отношения сторон носят исключительно гражданско-правовой характер», – посчитала Наталья Якупова. Так как все письменные доказательства собраны и представлены суду, Сергей Юрьев никак не может повлиять на них, добавила она.

Защитник рассказала, что в суде был озвучен довод о том, что распространение коронавируса влечет угрозу жизни и здоровью Сергея Юрьева, поскольку он длительное время находится под стражей и, безусловно, иммунитет у него снижен.

Суд согласился с возможностью назначить иную меру пресечения

Рассмотрев ходатайство, суд отметил, что Сергей Юрьев характеризуется исключительно с положительной стороны, является гражданином РФ, имеет регистрацию и постоянное место жительства на территории Московского региона, где проживает совместно со своей семьей, ранее к уголовной ответственности не привлекался.

Вместе с тем, заметил суд, Сергей Юрьев обвиняется в совершении преступления, относящегося к категории тяжких, санкция статьи которого предусматривает возможность назначения наказания свыше трех лет лишения свободы. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что он может скрыться либо иным образом воспрепятствовать производству по уголовному делу в разумные сроки, то есть основания, предусмотренные ст. 97 УПК РФ для применения в отношении подсудимого меры пресечения в целях обеспечения условий дальнейшего производства по уголовному делу, имеются.

Однако, указывается в постановлении, учитывая, что уголовное дело находится в производстве суда с 8 июля 2020 г., в совокупности с тем, что Сергей Юрьев содержится в СИЗО длительный период времени, более полутора лет, и принимая во внимание сложившуюся эпидемиологическую ситуацию на территории РФ, связанную с распространением коронавируса, представляющую непосредственную угрозу жизни и здоровью, а также перебои в доставках подсудимого в суд из СИЗО, что приводит к нарушению сроков рассмотрения уголовного дела по существу, суд посчитал возможным изменить меру пресечения с заключения под стражу на домашний арест, освободив Сергея Юрьева из-под стражи.

Суд указал, что изменить меру пресечения на более мягкую, в том числе на запрет определенных действий, нельзя, поскольку это не обеспечит должного участия подсудимого в уголовном судопроизводстве. Также он указал, что своевременно окончить рассмотрение дела не удастся с учетом необходимости предоставления возможности сторонам закончить представлять доказательства. При этом суд принял во внимание отсутствие сведений о невозможности содержания Сергея Юрьева под домашним арестом, в том числе по состоянию здоровья.

Таким образом, суд ходатайство удовлетворил. Кроме того, в отношении Владимира Мнишко мера пресечения в виде заключения под стражу была также изменена на домашний арест.

При изменении меры пресечения суд учел совокупность факторов

В комментарии «АГ» один из защитников Сергея Юрьева, адвокат КА г. Москвы «Межтерриториальная» Аркадий Колесников, предположил, что на изменение меры пресечения повлияла совокупность факторов. «Сложно сказать, какой довод стал для суда решающим, но считаю, что важное значение имела поддержка адвокатского сообщества. В частности, принятое заявление ФПА в поддержку Сергея Юрьева. Отдельно хочется поблагодарить вице-президента ФПА Светлану Володину, которая непосредственно принимала участие в деле», – отметил защитник.

На вопрос «АГ» о том, повлиял ли на изменение меры пресечения тот факт, что Сергей Юрьев находился в СИЗО ровно полтора года, Аркадий Колесников ответил, что, когда уголовное дело поступило в Мещанский районный суд г. Москвы, судья продлил меру пресечения в виде нахождения под стражей до января 2021 г. «У суда нет никаких ограничений. На мой взгляд, это является определенным недостатком Уголовно-процессуального кодекса. Получается, что, пока дело рассматривается в суде, обвиняемый может находиться под стражей бесконечное количество времени, срок не ограничен УПК», – резюмировал Аркадий Колесников.

Другой защитник, адвокат КА г. Москвы «Правовик-К» Полина Короткова, посчитала, что суд прислушался к показаниям Сергея Юрьева и учел их при избрании меры пресечения. «Кроме того, перебои с доставкой подзащитного в суд ведут к срыву заседаний, а это влияет на сроки рассмотрения уголовного дела», – подчеркнула она.

«Доводы защиты были услышаны судом, и принято решение об изменении меры пресечения. Мы считаем, что решение является законным и обоснованным», – резюмировала Наталья Якупова.

Вице-президент ФПА РФ Светлана Володина предположила, что на решение судьи повлияло несколько факторов, в числе которых заявления Советов ФПА и АП Московской области, а также поручительство президента ФПА Юрия Пилипенко и президентов ряда адвокатских палат. «Все это неформально демонстрирует масштаб личности, находящейся под обвинением», – подчеркнула она.

Марина Нагорная

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о