Вопросы юристу


Адвокат добился повторного возвращения прокурору уголовного дела о краже лошадей

В первом случае суд установил, что обвинительное заключение было составлено с многочисленными недостатками и нарушениями требований УПК РФ, во втором – оно было утверждено за пределами процессуального срока

Адвокат добился повторного возвращения прокурору уголовного дела о краже лошадей

В комментарии «АГ» адвокат Айтсан Ханинов поделился, что судьи вынесли постановления последовательно с сохранением нейтральности по отношению к сторонам обвинения и защиты, глубоко проведя «судебное вскрытие» текстов каждого обвинительного заключения.

Как стало известно «АГ», 4 июля Яшкульский районный суд Республики Калмыкия повторно возвратил прокурору уголовное дело (документ есть у «АГ») о краже по предварительному сговору сельскохозяйственных животных.

Возбуждение уголовного дела

В октябре 2020 г. зоотехник-селекционер АО «П.» обратился в отдел полиции с заявлением о пропаже принадлежащих обществу лошадей. Вскоре после этого гражданин А.М. обратился в полицию с явкой с повинной, сообщив, что его знакомый Ю.М. предложил ему и Ф.П. совершить кражу поголовья лошадей, пасущихся без присмотра в степной зоне. А.М. рассказал, что он и Ф.П. согласились, перегнали животных в заранее оговоренное место, а после продали их.

После этого в отношении Ю.М., А.М., и Ф.П. было возбуждено уголовное дело по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ (тайное хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере). По версии следствия, Ю.М. в сентябре 2020 г., находясь совместно с А.М. и Ф.П. на животноводческой стоянке, предложил совершить кражу поголовья лошадей, пасущихся без присмотра в степной зоне, на что те согласились.

7 октября 2020 г., Ю.М. на мотоцикле направился в сторону степной местности неподалеку от поселка одного из районов Республики Калмыкия, где обнаружил пасущихся лошадей в количестве 78 голов (77 из них принадлежали АО «П.», и одна – ООО «К.»). Мужчина погнал лошадей в сторону лощинки, где его ждали А.М. и Ф.П, после чего они вместе пригнали скот на животноводческую стоянку А.М., расположенную в селе Астраханской области. Позднее соучастники, воспользовавшись помощью своих знакомых, которых они ввели в заблуждение относительно правомерности своих действий, вывезли украденных лошадей в село Пензенской области, по пути следования одного жеребенка оставили на стоянке кафе.

Далее Ю.М. и А. М. произвели сбыт похищенных лошадей, получив 1 млн руб. В обвинительном заключении отмечалось, что преступными действиями Ю.М., А.М. и Ф.П. был причинен имущественный вред АО «П.» на сумму более 3,5 млн руб., а ООО «К.» – на сумму 37 тыс. руб.

Ю.М. и Ф.П. не признали вину и, вопреки показаниям А.М., пояснили следствию, что являлись наемными работниками и именно он предложил им за плату перегнать табун лошадей из одного места в другое. Они настаивали, что сами были введены в заблуждение относительно правомерности действий А.М.

Первое возвращение дела прокурору

13 июля 2021 г. обвиняемый Ю.М. и его защитник адвокат КА «Комаев и партнеры» Айтсан Ханинов заявили ходатайство о проведении предварительного слушания для рассмотрения вопроса об исключении доказательств и возвращении уголовного дела прокурору (есть у «АГ»).

Адвокат полагал, что уголовное дело подлежит возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Айтсан Ханинов указал, что следственный орган провел предварительное следствие формально, поверхностно, необъективно, предвзято и с явным обвинительным уклоном. Кроме того, следственный орган без надлежащей проверки оценил собранные доказательства таким образом, что придал им заранее установленную обвинительную силу, добавил защитник. «Следовательно, следственный орган при отсутствии каких-либо достаточных правовых оснований допустил фундаментальные, беспрецедентные по своему характеру и значению, искажающие саму суть уголовного судопроизводства, существенные процессуальные нарушения, с чем защита Ю.М. согласиться категорически не может», – отмечалось в ходатайстве.

Ссылаясь на п. 1 и п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК, адвокат напомнил, что при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию в первую очередь событие преступления, виновность лица в его совершении, форма его вины и мотивы; характер и размер вреда, причиненного преступлением; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния. А в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должны быть указаны: описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п. 1–4 ч. 1 ст. 73 УПК. Однако, подчеркнул Айтсан Ханинов, эти требования следователем и руководителем следственного органа не были выполнены.

Так, защитник отметил, что из постановления о привлечении в качестве обвиняемого Ю.М. от 25 июня 2021 г. следует, что хищение лошадей АО «П.» было совершено Ю.М. в соучастии с А.М. и Ф. П. 7 октября 2020 г. Вместе с тем адвокат обратил внимание, что из протокола осмотра места происшествия от 31 октября 2020 г. следует, что был осмотрен участок местности, расположенный неподалеку от поселка одного из районов Республики Калмыкия, там было обнаружено дерево, со слов одного из свидетелей, являющееся ориентиром выпаса лошадей, которых в количестве 160 голов он видел в последний раз примерно 15-16 октября 2020 г. В протоколе допроса этого же свидетеля аналогичным образом указано, что пропажу лошадей он обнаружил лишь 16 октября, после чего до 31 октября он самостоятельно осуществлял их поиски, подчеркнул Айтсан Ханинов. Он также указал, что другие свидетели поясняли, что последний раз видели табун лошадей 10 октября 2020 г. В связи с этим адвокат отметил, что его подзащитный не мог совершить инкриминируемое ему преступное деяние 7 октября, так как эта дата явно противоречит собранным доказательствам и имеющимся материалам уголовного дела.

Также, по мнению адвоката, остался невыясненным и конкретный размер имущественного ущерба, причиненного АО «П.» якобы преступными действиями Ю.М. В описательной части постановления о привлечении в качестве обвиняемого указано, что стоимость похищенных лошадей составляет более 3,5 млн руб., что противоречит требованиям ст. 73 и ст. 171 УПК РФ.

Защитник разъяснил, что для установления конкретного размера ущерба, следователем при назначении судебной товароведческой экспертизы следователем перед экспертами на разрешение поставлены вопросы о среднерыночной стоимости лошадей как племенного, так и товарного вида. Из заключения экспертов, проводивших данную экспертизу, следует, что среднерыночная стоимость племенных лошадей калмыцкой породы составила от 68 до 126 тыс. руб. за одну голову в зависимости от пола и возраста, тогда как за одну голову лошадей товарного вида – от 32 до 64 тыс. руб.

Однако вопреки Закону о племенном животноводстве следователь в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Ю.М. указал о хищении исключительно племенных лошадей калмыцкой породы, при этом вовсе не дав надлежащую всестороннюю правовую оценку представленным АО «П.» документам, указал адвокат. Он отметил, что доказательством того, что спорный скот племенной, является сертификат (паспорт), выданный соответствующим органом государственной племенной службы. Лошади, не зарегистрированные в документах централизованного племенного учета и не записанные в Государственные племенные книги или регистры, племенными не считаются, соответственно, бонтировочная ведомость и карточки животных, представленные потерпевшим АО «П.», не могут служить документами, подтверждающими статус племенных животных, поясняется в ходатайстве защитника.

Незаконным, как подчеркнул Айтсан Ханинов, является и постановка вопроса в товароведческой судебной экспертизе о среднерыночной стоимости лошадей «средней упитанности» при наличии сведений о неликвидном состоянии лошадей, т.е. худых и не пригодных к продаже либо забою на мясо.

Кроме того, адвокат обращал внимание, что протокол осмотра места происшествия – откормочной площадки в Пензенской области, в ходе которого обнаружены и изъяты лошади в количестве 40 голов, является недопустимым и подлежит исключению из числа доказательств. Защитник разъяснил, что при проведении данного осмотра места происшествия с участием подозреваемого А.М. следователем не было реализовано право на его защиту путем предоставления ранее назначенного защитника. Аналогичным образом подлежит признанию недопустимым и исключению из числа доказательств протокол осмотра кафе, произведенный с участием этого же подозреваемого, в ходе которого был изъят один жеребенок.

Таким образом, Айтсан Ханинов просил суд в целях проверки доводов, изложенных в настоящем ходатайстве, исследовать в ходе предварительного слушания вышеуказанные протоколы осмотра мест происшествия, возвратить уголовное дело прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом.

В ходе судебного заседания государственным обвинителем также было заявлено ходатайство о возвращении дела прокурору, так как обвинительное заключение составлено с нарушением УПК, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения. При этом прокурор повторил доводы защитника о дате и времени совершения преступления, размере причиненного вреда и товароведческой экспертизе.

6 декабря 2021 г. Яшкульский районный суд Республики Калмыкия вынес постановление (есть у «АГ»), которым удовлетворил ходатайства защитника и гособвинителя. Он отметил, что основанием для возвращения уголовного дела прокурору являются существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены в судебном заседании и исключают принятие по делу судебного решения, отвечающего требованиям законности и справедливости.

Так, суд установил, что из обвинительного заключения по обвинению Ю.М. усматривается, что в нем отсутствует указание на дату и время совершения инкриминируемого ему преступления. Он также принял во внимание, что в обвинительном заключении указано, что преступными действиями подсудимых причинен имущественный вред на сумму более 3,5 млн руб., однако такая формулировка не отвечает требованиям УПК. Само обвинительное заключение не содержит ссылки на доказательства, подтверждающие характер и размер вреда, причиненного потерпевшим, в том числе ссылки на заключение товароведческих экспертиз. Также следователем не указаны характер, размер и стоимость лошадей, обнаруженных и возвращенных потерпевшим в ходе предварительного расследования.

Суд указал, что в ходе судебного заседания гособвинителем оглашены постановления следователя о назначении повторных товароведческих судебных экспертиз, которые были проведены в нарушение требований ч. 2 ст. 207 УПК о производстве повторной экспертизы другими экспертами. Выводы данных заключений противоречат друг другу в части размера стоимости лошадей.

Перечисленные недостатки обвинительного заключения, как посчитал суд, исключают возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Повторное возвращение дела прокурору из-за нарушения срока предварительного следствия

11 мая 2022 г. было утверждено и вручено подсудимым новое обвинительное заключение. В нем было уточнено, сколько из похищенных лошадей относились к племенной калмыцкой породе, а сколькой к товарной, указывалось, что все похищенные животные относились к категории «средней упитанности». Согласно новому обвинительному заключению в результате противоправных действий Ю.М., А.М., Ф.С. потерпевшему АО «П.» причинен материальный ущерб на общую сумму 2,8 млн руб., а ООО «К.» – на 35 тыс. руб.

1 июля 2022 г. при ознакомлении с материалами уголовного дела Ю.М. и его защитник Айтсан Ханинов вновь подали ходатайство о проведении предварительного слушания для рассмотрения вопроса об исключении доказательств и возвращении уголовного дела прокурору для возобновления предварительного следствия. В документе в большей степени были приведены доводы, изложенные в предыдущем ходатайстве. Кроме того, адвокат указал, что обвинение построено на догадках и предположениях следователя и не подтверждается материалами уголовного дела и что в постановлении не раскрыт способ совершения преступления.

Айтсан Ханинов обратил внимание, что свидетели по делу сообщали, что привезенные лошади были взвешены и их общий вес составил 21 065 кг. Соответственно, при арифметическом вычислении среднего веса всех лошадей по предъявленному обвинению следует, что одна лошадь весила примерно 270 кг, ввиду чего они явно не могли соответствовать критерию «средней упитанности», указал он.

Помимо прочего, адвокат отметил, что обвинительное заключение составлено, а уголовное дело направлено прокурору – за пределами срока предварительного следствия. Кроме того, обвинительное заключение было утверждено прокурором с нарушением срока проверки поступившего к нему дела.

Изучив материалы дела, Яшкульский районный суд РК напомнил, что согласно положениям ч. 2 ст. 162 УПК РФ в срок предварительного следствия включается время со дня возбуждения уголовного дела и до дня его направления прокурору с обвинительным заключением. Из чего прямо следует, что обвинительное заключение по делу должно быть составлено в установленный срок предварительного следствия.

Суд пояснил, что составление обвинительного заключения после истечения установленного срока предварительного следствия является препятствием для рассмотрения уголовного дела судом, так как продление сроков предварительного следствия осуществляется только соответствующим руководителем следственного органа в соответствии со ст. 162 УПК РФ. Соблюдение этой процедуры призвано обеспечить соблюдение прав участников уголовного судопроизводства на расследование уголовного дела в разумные сроки, не допустить возможности произвольного ограничения прав обвиняемого, уточнено в постановлении.

Суд указал, что 30 декабря 2021 г. срок следствия по делу был возобновлен, а срок предварительного следствия установлен до 30 января 2022 г. При этом общий срок предварительного следствия составил 9 месяцев 5 суток. Впоследствии срок предварительного следствия по делу несколько раз продлевался вплоть до 26 апреля 2022 г. Соответственно, последним днем срока предварительного следствия являлось 25 апреля, однако новое обвинительное заключение по уголовному делу было составлено и направлено на утверждение прокурору только 26 апреля.

Согласно положениям ч. 6 ст. 220 УПК РФ после подписания следователем обвинительного заключения уголовное дело с согласия руководителя следственного органа немедленно направляется прокурору. В соответствии с требованиями ст. 221 данного Кодекса одно из предусмотренных законом решений по поступившему уголовному делу, прокурор должен принять в течение 10 суток, пояснил суд. Однако обвинительное заключение по уголовному делу заместителем районного прокурора было утверждено 11 мая 2022 г., т.е. за пределами процессуального срока, а материалы дела не содержат мотивированное постановление о продлении данного срока.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что органом предварительного следствия допущено существенное нарушение требований УПК, которое лишило гарантированного права подсудимых знать, в чем они обвиняются, ввиду несоблюдения процедуры составления обвинительного заключения по делу за пределами процессуального срока предварительного следствия, что препятствует суду в вынесении законного и обоснованного судебного решения. Поскольку указанные допущенные нарушения закона не могли быть устранены в ходе судебного разбирательства по уголовному делу, суд возвратил уголовное дело прокурору, утвердившему обвинительное заключение, для устранения препятствий его рассмотрения судом на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Позиция государственного обвинения

8 июля заместитель районного прокурора направил апелляционное представление на постановление суда. В документе отмечается, что согласно ч.2 ст. 162 УПК РФ в срок предварительного следствия включается время со дня возбуждения уголовного дела и до дня его направления прокурору с обвинительным заключением.

Гособвинитель указал, что срок предварительного следствия по делу был установлен до 26 апреля 2022 г., т.е. он истекал до 00:01 следующих суток, т.е. 27 апреля. В связи с этим вывод суда о том, что последним днем срока предварительного следствия уже было 25 апреля 2022 г., является неверным. «27 апреля 2022 г. уголовное дело поступило в прокуратуру района. Поскольку 10-е сутки были датированы в выходной день, то днем утверждения обвинительного заключения являлось 11 мая 2022 г. Таким образом, обвинительное заключение было утверждено в течение 10 суток. Очевидно, что не за пределами процессуального срока, как, наоборот, указано в постановлении суда первой инстанции», – указал гособвинитель.

В апелляционном представлении подчеркивается, что основания, по которым дело возвращено прокурору, не являлись препятствием для рассмотрения дела судом, органом следствия существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства не допущено, право обвиняемых на защиту не нарушено. Таким образом, гособвинитель просит отменить постановление суда первой инстанции и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Комментарий защитника

В комментарии «АГ» Айтсан Ханинов отметил, что он с большим оптимизмом и профессиональным уважением отнесся к тому, что судьи районного суда дважды пришли к твердому и категоричному выводу о том, что утвержденное прокурорами обвинительное заключение не позволяло суду приступить к рассмотрению уголовного дела и тем более вынести какое-либо итоговое решение по существу: «Судьи вынесли постановления последовательно с сохранением нейтральности по отношению к сторонам обвинения и защиты, глубоко проведя “судебное вскрытие” текстов каждого обвинительного заключения», – считает адвокат.

По его мнению, при составлении обвинительного заключения были допущены беспрецедентные по своему объему и характеру фундаментальные нарушения процедуры уголовного судопроизводства, исключающие возможность подсудимых защищаться от обвинения в силу его неясности, нелогичности и противоречивости. «В первый раз судья возвратила уголовное дело прокурору района, помощник которого в ходе судебного заседания на стадии судебного следствия после оглашения обвинения фактически “пиратским способом” выдал позицию защиты о непреодолимых недостатках текста обвинительного заключения как за свою собственную. Формально гособвинитель заявил соответствующее ходатайство, составленное путем копирования почти на 100% аргументов защиты, которые ему стали известны в предыдущем судебном заседании на стадии предварительного слушания», – поделился Айтсан Ханинов.

Защитник обратил внимание, что первое постановление о возвращении дела прокурору вступило в законную силу без обжалования сторонами, однако отраженные в нем процессуальные нарушения и недостатки обвинительного заключения так и не были устранены после возобновления предварительного следствия. «Это привело к впервые возникшей в моей практике ситуации, когда обвинительное заключение было составлено следователем во второй раз после истечения пресекательного и не подлежащего восстановлению процессуального 12-месячного срока предварительного следствия», – пояснил он.

Адвокат убежден в том, что апелляция согласится с судом первой инстанции и оставит апелляционное представление прокурора без удовлетворения, а следственный департамент МВД России проявит в сложившейся ситуации принципиальную позицию в случае, если следственный орган МВД по Республике Калмыкия решит обратиться с ходатайством о продлении срока следствия свыше 12 месяцев.

Анжела Арстанова

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о