Вопросы юристу


Адвокат добился отмены решения апелляции по приговору в отношении лиц, осужденных за сбыт фальшивых купюр

Второй кассационный суд общей юрисдикции вернул уголовное дело в апелляционную инстанцию, которая изложила, но не проверила ряд доводов жалоб осужденных и их защитников

Адвокат добился отмены решения апелляции по приговору в отношении лиц, осужденных за сбыт фальшивых купюр

В комментарии «АГ» защитник одного из осужденных отметил, что правовая позиция кассационной инстанции будет способствовать укреплению прав подсудимых на судебную защиту.

15 декабря 2021 г. Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции вынесла кассационное определение об отмене апелляционного определения и возврате в Мосгорсуд уголовного дела в отношении четырех граждан, осужденных за сбыт поддельных денежных купюр.

По версии следствия, гражданин Г. создал организованную преступную группу для систематического сбыта в Москве и Подмосковье приобретаемых им у неустановленных лиц поддельных денежных купюр. В группу также вошли И., А. и И. По мнению правоохранителей, обвиняемые скупили у нескольких пользователей сайтов бесплатных объявлений «Авито» и «Юла» мобильные телефоны, расплатившись за них фальшивыми пятитысячными купюрами. Впоследствии, как отмечалось в обвинительном заключении, эти телефоны продавались за реальные деньги неустановленным лицам. Обвиняемые были задержаны сотрудниками правоохранительных органов в результате ОРМ и заключены под стражу, на денежные средства Г. и А. наложен арест. Гражданину Г. были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 и 3 ст. 186 «Изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег или ценных бумаг» УК РФ, остальным – по ч. 3 той же статьи Кодекса.

В феврале 2020 г. Бабушкинский районный суд г. Москвы вынес обвинительный приговор (есть у «АГ») подсудимым, большинство из которых заявляли о своей невиновности. В приговоре помимо прочего отмечалось, что исследованные в судебном заседании и положенные в основу решения суда доказательства признаны допустимыми, поскольку были получены в установленном уголовно-процессуальном законодательством порядке: «Результаты оперативно-розыскной деятельности получены в соответствии с Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности”, использовались в доказывании виновности подсудимых в инкриминируемых им деяниях, официальным образом представлены следователю и исследованы в судебном заседании, суд признает их допустимыми».

Там же указывалось, что показания потерпевших, а также ряда свидетелей соответствовали действительности, поскольку согласовывались между собой и объективно подтверждались другими исследованными в судебном заседании доказательствами по делу, образуя таким образом совокупность доказательств, достоверно свидетельствующих о виновности каждого из подсудимых в совершении инкриминируемых деяний.

В итоге суд оправдал Г. по одному из эпизодов по ч. 3 ст. 186 УК (сбыт поддельных купюр потерпевшему Х., который ранее был объявлен в федеральный розыск и участвовал в ОРМ) и признал виновным в хранении и сбыте фальшивых денежных купюр – т.е. в совершении 11 иных преступлений, предусмотренных указанной нормой, а также одного преступления по ч. 1 ст. 186 УК, приговорив к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Остальные фигуранты дела были также оправданы по обвинению в совершении одного из эпизодов преступления по ч. 3 ст. 186 УК РФ (сбыт поддельных купюр потерпевшему Х.), но получили реальные сроки лишения свободы за ряд иных деяний, предусмотренных той же нормой.

Осужденные и их защита обжаловали приговор в апелляцию, но безуспешно. В апелляционном определении Мосгорсуда от 23 октября 2020 г. (имеется в редакции) отмечалось, что «все доказательства, ссылки на которые содержатся в приговоре, исследованы судом и проверены с точки зрения достоверности и допустимости, им дана надлежащая оценка, не согласиться с которой у судебной коллегии оснований не имеется, поскольку доказательства собраны с соблюдением требований ст. 74, 86 УПК РФ, совокупность имеющихся доказательств является достаточной для постановления приговора. Оснований не доверять показаниям свидетелей у суда не имелось, поскольку они последовательны, логичны, не содержат существенных противоречий, согласуются между собой и с другими доказательствами по делу, дополняют друг друга; выводы суда о том, по каким основаниям он принял одни доказательства и отверг другие, приведены в приговоре и надлежащим образом мотивированы».

Мосгорсуд также отклонил доводы апеллянтов о провокационных действиях со стороны сотрудников полиции, что способствовало совершению преступления. Исследованные доказательства, как отмечалось в апелляционном определении, свидетельствовали о том, что проведенные по делу ОРМ были направлены на выявление лиц, совершивших и готовящих преступления, а также на их изобличение. В свою очередь, установленные по делу фактические обстоятельства указывали, что умысел на совершение преступлений сформировался у осужденных задолго до проведения ОРМ и независимо от действий полицейских. «Из показаний сотрудников полиции следует, что оговоренное количество поддельных купюр не было передано единовременно, сбыт осуществлялся поэтапно с привлечением различных участников преступной группы, необходимость выявления всех участников которой обусловила проведение мероприятия в течение длительного времени», – подчеркнула апелляция.

Мосгорсуд добавил, что показания сотрудников полиции о составе преступной группы и характере осуществляемой деятельности подтверждались представленными сведениями о телефонных соединениях между осужденными, зачислении и списании денежных средств со счетов, привязанных к банковским картам. «В приговоре подробно мотивированы выводы о квалификации действий осужденных по признаку совершения преступлений в составе организованной группы, со ссылкой на установленные в ходе судебного следствия обстоятельства, что подтверждается исследованными доказательствами о способе совершения преступлений и способе изготовления поддельных купюр, использование осужденными одних и тех же мобильных устройств, что подтверждает их взаимодействие именно по вопросам сбыта поддельных купюр путем приобретения мобильных телефонов, перечисление денежных средств с использованием банковских карт, которые использовали осужденные. Доводы о необходимости иной квалификации действий осужденных не нашли подтверждения в ходе апелляционного разбирательства», – заключила апелляция.

Таким образом, приговор был изменен: из описательно-мотивировочной части исключено указание о совершении Г. и И. шести преступлений по ч. 3 ст. 186 УК со ссылкой на то, что было совершено одно преступление, предусмотренное указанной нормой. Также были удалены ссылка на наличие судимости у одного из осужденных в связи с ее погашением, а также показания одного из свидетелей в части пояснений, которые давал Г. при личном досмотре. В остальном приговор остался без изменений.

Впоследствии Г. обжаловал указанные судебные акты в кассацию со ссылкой на то, что они базируются исключительно на противоречивых и не соответствующих фактическим обстоятельствам дела показаниях. В кассационной жалобе, в частности, указывалось, что доказательства, на которые ссылался суд первой инстанции, были получены с грубейшими нарушениями УПК и Закона об ОРД. По мнению кассатора, показания одной из свидетелей были даны под давлением и угрозой привлечения к уголовной ответственности, о чем она сообщила на одном из судебных заседаний, и основаны исключительно на домыслах.

В своей кассационной жалобе (есть у «АГ») адвокат МРКА «Адвокатская консультация № 63» Аркадий Амасьянц, защищавший Г. со стадии кассационного обжалования, указал, что в приговоре отсутствуют суждения первой судебной инстанции о том, имеют ли поддельные денежные купюры существенное сходство по форме, размеру, цвету и другим основным реквизитам с находящимися в обращении подлинными денежными знаками или ценными бумагами, которые могли поступить в обращение. По мнению защитника, суд также не оценил существенность противоречий между показаниями потерпевших и свидетелей в суде и на предварительном следствии. «Таким образом, при наличии противоречивых показаний свидетелей и потерпевших суд первой инстанции не мотивировал, какие показания приняты в качестве доказательства, а какие отвергнуты, что является грубым нарушением вышеуказанных положений уголовно-процессуального закона», – отмечалось в жалобе.

Защитник обратил внимание, что апелляция, исключив из числа доказательств, ссылка на которые содержится в приговоре, показания свидетеля Е. в части пояснений, которые давал Г. при личном досмотре, не проверила, является ли совокупность оставшихся доказательств достаточной для разрешения уголовного дела в части осуждения подзащитного. «В нарушение требований ст. 389.28 УК РФ доводы апелляционной жалобы судом апелляционной инстанции фактически не рассмотрены <…>. Анализ материалов уголовного дела свидетельствует о том, что судом апелляционной инстанции не в полной мере были выполнены процессуальные обязанности по проверке обоснованности обжалуемого постановления, т.е. о допущенных судом апелляционной инстанции существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять на исход дела. Суд апелляционной инстанции, рассматривая уголовное дело по апелляционной жалобе, соглашаясь с выводами суда первой инстанции о виновности Г. в преступлениях, за которые он осужден, привел в определении суждения общего характера, но по существу доводы, имеющие существенное значение для исхода дела, не рассмотрел», – подчеркивалось в кассационной жалобе.

В ней также указывалось, что, отвечая на довод защиты, оспаривающей доказанность руководящей роли Г. в преступной группе только ссылкой на формулировку «фактические обстоятельства совершения преступлений судом первой инстанции установлены правильно и полно изложены в приговоре. Действия осужденных правильно квалифицированы» – без указания на конкретные доказательства, их проверки и оценки, а также не мотивируя свои выводы – апелляция существенно ограничила право осужденного на справедливое судебное разбирательство.

Проверив материалы дела и доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции напомнила, что в апелляционном постановлении приводится краткое изложение доводов лица, подавшего апелляционные жалобу или представление, а также возражения других лиц, участвовавших в судебном заседании. Также должны быть приведены мотивы принятого решения (п. 6 и 7 ч. 3 ст. 389.28 УПК).

В связи с этим кассация сочла, что апелляция хотя и указала в определении ряд доводов жалоб осужденных и защитников, но не проверила и не рассмотрела их в полном объеме, а также не привела мотивов принятых по ним решений, что повлияло на исход дела, обоснованность выводов о законности, справедливости приговора суда и правильности квалификации действий осужденных. По мнению Второго КСОЮ, Мосгорсуд в нарушение п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда от 28 апреля 1994 г. № 2 о судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг не проверил выводы о поддельности денежных купюр, их существенном сходстве по форме, размеру, цвету и другим основным реквизитам с находящимися в обращении подлинными денежными знаками, чем допустил неопределенность в обоснованности квалификации действий осужденных, так как при явном несоответствии фальшивых купюр подлинным действия, инкриминированные осужденным, могут быть квалифицированы как иной состав преступлений.

«Таким образом, обжалуемое апелляционное определение вынесено с нарушением процедуры уголовного судопроизводства, является немотивированным, вынесенным без рассмотрения и разрешения всех доводов, приведенных в апелляционных жалобах и дополнениях стороной защиты», – заключила кассация, частично удовлетворив кассационные жалобы, отменив апелляционное определение и вернув дело в Мосгорсуд.

В комментарии «АГ» Аркадий Амасьянц отметил, что Второй КСОЮ в очередной раз указал, что положения п. 7 ч. 3 ст. 389.28 УПК запрещают суду апелляционной инстанции игнорировать или произвольно отклонять доводы апелляционных жалоб, не приводя фактические и правовые мотивы отказа в удовлетворении заявленных требований. «В рассматриваемом случае судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда должна будет проверить и рассмотреть в полном объеме доводы моего подзащитного, с приведением мотивов принятых по ним решений. Отказ от рассмотрения и оценки обоснованности доводов защиты в жалобах на судебные решения в этом случае создает преимущества для стороны обвинения, искажает содержание ее обязанности по доказыванию обвинения и опровержению сомнений в виновности лица, позволяя игнорировать подтверждающие эти сомнения данные», – подчеркнул защитник.

Он добавил, что правовая позиция кассационной инстанции будет способствовать укреплению прав подсудимых на судебную защиту.

Зинаида Павлова

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о