Вопросы юристу


Адвокат добился оправдания экс-полицейского по делу о покушении на мошенничество для получения соцвыплаты

Суд посчитал, что у подсудимого отсутствовал умысел на расторжение брака для ухудшения своих жилищных условий в целях незаконного получения выплаты и что он для ее получения предоставил в комиссию достоверные документы, не имеющие признаков подделки

Адвокат добился оправдания экс-полицейского по делу о покушении на мошенничество для получения соцвыплаты

В комментарии «АГ» адвокат АП Белгородской области Борис Золотухин, защищавший оправданного, подчеркнул, что само по себе нахождение его подзащитного на учете на получение социальной выплаты не образует в его действиях, связанных с предоставлением документов в комиссию, состав инкриминируемого ему преступления.

6 июля Октябрьский районный суд города Белгорода вынес оправдательный приговор (имеется у «АГ») по уголовному делу в отношении сотрудника полиции, обвинявшегося в покушении на хищение денежных средств при получении социальных выплат путем предоставления заведомо ложных и недостоверных сведений.

Повод для возбуждения дела

В 1993 г. Р.С. был принят на службу в органы внутренних дел, где в последующем занимал различные должности. В 1996 г. он заключил брак с А.С., за время совместной жизни супругами были приобретены две квартиры, одна из которых находилась в г. Белгороде, другая – в одном из поселков Белгородской области. Право собственности на обе квартиры было зарегистрировано на имя А.С. В 2004 г. Р.С. и его членам семьи – жене и дочери – была предоставлена комната в муниципальном общежитии, где все они и были зарегистрированы, при этом с июля 2008 г. комната находилась в собственности несовершеннолетней дочери Р.С.

16 апреля 2012 г. по инициативе А.С. супруги развелись, решением мирового судьи брак был расторгнут без раздела совместно нажитого имущества. В июне того же года Р.С. обратился в жилищный фонд для получения пакета документов, необходимого для предоставления комиссии УМВД России по Белгородской области для последующего включения его в список очередников на получение единовременной социальной выплаты на приобретение или строительство жилья. При этом мужчина сообщил сведения о том, что проживает в общежитии.

На основании представленной информации, а также с учетом имеющихся в жилищном фонде сведений о регистрации его и членов его семьи в комнате в общежитии сотрудниками учреждения были предоставлены запрашиваемые документы. На следующий день Р.С. представил их на рассмотрение комиссии областного УМВД. 20 августа 2012 г. было принято решение о постановке его на учет для получения выплаты.

В феврале 2013 г. Р.С. обратился в комиссию с рапортом о внесении изменений в свое учетное дело по составу семьи, в котором указывалось, что с ним в комнате общежития фактически проживает несовершеннолетняя дочь. При этом он представил удостоверенное нотариусом согласие его бывшей жены на проживание дочери с отцом. Через несколько месяцев учетные сведения были изменены комиссией: он был поставлен на учет на получение ЕСВ с составом семьи два человека, тем самым установив потребность семьи в жилой площади согласно норме предоставления в размере 23,2 кв. м.

В мае 2015 г. Р.С. вновь обратился с заявлением о внесении изменений в учетные сведения по норме предоставления жилой площади в связи с присвоением ему очередного специального звания полковника полиции. Соответствующие корректировки были внесены в учетное дело.

В июле 2015 г. приказом начальника УМВД России по Белгородской области Р.С. был уволен со службы в ОВД по выслуге лет, дающей право на получение пенсии. Стаж службы мужчины, применяемый для расчета размера единовременной социальной выплаты, на дату увольнения составил 21 год 8 месяцев.

В мае 2019 г. указанием Департамента тыла МВД России УМВД России по Белгородской области были выделены денежные средства для предоставления сотрудникам в порядке очередности соцвыплат для приобретения или строительства жилого помещения в размере 53,5 млн руб. В связи с этим Р.С. повторно представил на рассмотрение комиссии документы, дающие ему право на получение выплаты.

В июне 2019 г. жилищной комиссией была проведена проверка жилищных условий Р.С., по результатам которой было установлено, что он не проживает в общежитии. 15 августа решением комиссии ему было отказано в предоставлении ЕСВ и он был снят с соответствующего учета в связи с выявленными членами комиссии сведениями, не соответствующими указанным им в заявлении и представленных документах, послуживших основанием для его принятия на учет для получения выплаты.

Позиция следствия

После проведения проверки жилищных условий в отношении Р.С. было возбуждено уголовное дело.

По версии следствия, уже по состоянию на 28 марта 2012 г. Р.С. и члены его семьи были обеспечены жилыми помещениями общей площадью 94,9 кв. м. Это обстоятельство, согласно положениям ч. 2 ст. 2 Закона о социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел РФ, влекло невозможность принятия Р.С. на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении для получения им единовременной социальной выплаты.

Следствие посчитало, что брак был расторгнут, так как Р.С. имел умысел на незаконное получение соцвыплаты. При этом после расторжения брака вплоть до августа 2019 г. он продолжал ведение с бывшей женой совместного хозяйства, а также фактически проживал в квартире в поселке. Создав посредством формального расторжения брака условия для постановки на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий для цели последующего хищения бюджетных денежных средств в виде предоставляемой сотрудникам ЕСВ, Р.С. продолжал фактически владеть, пользоваться и распоряжаться совместно с А.С. двумя оформленными на имя последней квартирами, посчитали правоохранители.

Кроме того, они указали, что помимо прочего в собственности Р.С. находился земельный участок с расположенным на нем жилым домом, подлежащим вводу в эксплуатацию, и ввиду этого он осознавал факт, влекущий исключение его из списка очередников на получение ЕСВ. Для этого он в октябре 2016 г. осуществил отчуждение этого земельного участка бывшей жене по договору дарения. Жилой дом был введен в эксплуатацию, и в феврале 2017 г. за А.С. было зарегистрировано право собственности на данный объект недвижимости, которым фактически также продолжил владеть, пользоваться и распоряжаться и Р.С.

Таким образом, указало следствие, Р.С., фактически обладая правом собственности на зарегистрированное на имя А.С. жилое недвижимое имущество, совместно проживая с ней и ведя с ней хозяйство, то есть будучи не нуждающимся в жилом помещении, предоставил комиссии заведомо для него ложные сведения об отсутствии в собственности имущества и недостоверные сведения о месте проживания. В результате этого членами комиссии, введенными в заблуждение, приняты решения о постановке на учет обвиняемого для получения выплаты и о внесении изменений в учетные сведения по норме предоставления ему жилой площади, что по состоянию на III квартал 2019 г. составило бы 2,8 млн руб.

В дальнейшем Р.С. было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159.2 УК РФ, поскольку в результате умышленных преступных действий обвиняемого федеральному бюджету мог быть причинен имущественный ущерб в сумме 2,8 млн руб., что является особо крупным размером, однако довести свой преступный умысел до конца он не смог по не зависящим от него обстоятельствам.

Рассмотрение дела в суде

В ходе судебного разбирательства подсудимый свою вину не признал. Он указал, что причиной развода стало то, что в конце декабря 2010 г. его бывшая жена узнала о его романе с другой женщиной. При этом на момент ее обращения в суд с заявлением о разводе (24 февраля 2012 г.) он не знал о том, что в апреле в Белгородской области будет создана комиссия по приему на учет для получения единовременной социальной выплаты.

Р.С. пояснил, что на момент вынесения решения о расторжении брака в собственности А.С. находились две квартиры, которые с согласия супругов не подвергались разделу. Подсудимый отметил, что с момента развода не жил в принадлежащих его бывшей супруге квартирах и не имел права пользования ими. Также он отметил, что в период расторжения брака ему был предоставлен участок под ИЖС, однако в связи со систематическими длительными командировками строительство дома для него представлялось невозможным. После расторжения брака А.С. обратилась к нему с просьбой оказать помощь в покупке участка под ИЖС, и тогда по его предложению она согласилась приобрести его участок с существующими обременениями.

Обвиняемый указывал, обращаясь с заявлением о принятии его на учет для получения ЕСВ, что он являлся действующим сотрудником ОВД, занимал руководящую должность и имел стаж службы 18 лет. При этом он не имел помещений, занимаемых по договору социального найма или принадлежащих ему на праве собственности на территории РФ, помимо того, в котором он был зарегистрирован.

В судебном заседании Р.С. обращал внимание, что в период с 2011 г. он принимал участие в боевых действиях в Чеченской Республике, неоднократно проходил переподготовку в г. Москве и Санкт-Петербурге, а также находился на полевых сборах. После увольнения со службы в ОВД он работал в различных компаниях и часто бывал в командировках. Так, подсудимый подчеркивал, что, имея постоянное место жительства в комнате общежития, в период с декабря 2010 г. до 2019 г. находился как по месту регистрации, так и по иным адресам. Однако единственным местом жительства, где он может проживать в любое время, является комната в общежитии, принадлежащая его дочери. На протяжении семи лет после развода им действительно предпринимались попытки восстановить семью, однако они были отвергнуты бывшей супругой, пояснял Р.С.

Подсудимый также указывал, что заведомо ложных и недостоверных сведений в комиссию не предоставлял, заполнял заявления и бланки согласно внесенным в них реквизитам, иных дополнительных сведений от него с 2012 по 2019 г. никто предоставлять не требовал. На заседаниях комиссии, где он мог бы сообщить о дополнительных интересующих членов комиссии данных, он ни разу не присутствовал, поскольку его не вызывали. По мнению Р.С., он на законных основаниях был поставлен на учет и состоял в очереди на протяжении семи лет.

Р.С. также отметил, что, будучи уверенным в наличии у него права на получение ЕСВ, он обжаловал решение комиссии от отказе в судебные инстанции, но также получил отказ без проверки его доводов, лишь на основании информации о возбуждении в отношении него уголовного дела. Кроме того, как он пояснил, суды отказывали ему по причине того, что он был обнаружен следователем при производстве обыска в квартире А.С., находящейся в поселке. Подсудимый пояснил, что он действительно по договоренности с бывшей супругой и в интересах дочери периодически временно находился там на правах гостя в 2019 г.

Кроме доводов о своей невиновности Р.С. также заявлял о нарушениях УПК, допущенных при расследовании уголовного дела, неоднократных продлениях срока следствия по надуманным основаниям. Подсудимый настаивал на заинтересованности сотрудников УМВД России по Белгородской области в исходе дела. Он указывал, что управление признано потерпевшим по делу, но при этом предварительное расследование было проведено его же следователем, кроме того, сам Р.С. до 2015 г. являлся действующим сотрудником УМВД.

В комментарии «АГ» адвокат АП Белгородской области Борис Золотухин, защищавший Р.С., рассказал, что в ходе прений сторон он указывал и на то, что, в отличие от диспозиции ст. 159 УК, диспозиция ст. 159.2 УК не указывает на мошенничество путем приобретения права на имущество и на покушение на приобретение такого права. Так, адвокат подчеркивал, что в п. 16 Постановления Пленума ВС РФ № 48 от 30 ноября 2017 г. поясняется, что обман как способ совершения мошенничества при получении выплат, предусмотренного ст. 159.2 УК РФ, выражается в представлении в органы исполнительной власти, учреждения или организации, уполномоченные принимать решения о получении выплат, заведомо ложных или недостоверных сведений о наличии обстоятельств, наступление которых является условием для получения соответствующих выплат в виде денежных средств или иного имущества.

Защитник отмечал, что из этого разъяснения следует, что заведомо ложные или недостоверные сведения должны быть представлены в органы исполнительной власти, учреждения или организации, уполномоченные принимать решения о получении выплат, а в данном случае таковым является Департамент МВД РФ, а не общественная областная комиссия УМВД. А также что преступными в стадии приготовления таковые действия могут считаться лишь при получении документа, подтверждающего право на получение выплаты. В данном случае в виде решения даже не комиссии, а Департамента МВД.

Борис Золотухин обращал внимание на положение о комиссии областного УМВД по предоставлению ЕСВ, показания свидетелей, членов комиссии, сообщивших об отсутствии в функциях комиссии возможности распоряжаться денежными средствами, принимать решения об их выдаче. Сумма выплаты, указывал он, рассчитывается автоматически на момент принятия решения о ее выдаче, при этом окончательное решение принимает МВД России, где документы его подзащитного как участника программы не рассматривались. Само по себе нахождение Р.С. на учете на получение ЕСВ не образует в его действиях, связанных с предоставлением документов в территориальную комиссию, состав инкриминируемого ему преступления, отмечал адвокат.

Также защитник в судебном заседании указывал на нарушение правил подследственности, установленных п. «в» ч. 2 ст. 151 УПК РФ, а также на то, что заключения фоноскопических экспертиз являются недопустимыми доказательствами, поскольку они проведены без вынесения постановлений и экспертами, чьи ранее проведенные экспертизы признаны недопустимыми доказательствами. Помимо прочего адвокат обращал внимание на то, что заместитель прокурора г. Белгорода выносил постановление о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования, содержащее выводы о невиновности Р.С., и оно в установленном законом порядке так и не было отменено.

Суд вынес оправдательный приговор

Исследовав представленные сторонами обвинения и защиты фактические данные, Октябрьский районный суд города Белгорода отметил, что в соответствии с законодательством единая социальная выплата предоставляется сотруднику ОВД при соблюдении им ряда условий. В частности, необходимо не являться нанимателем жилого помещения по договору социального найма или членом семьи такого нанимателя либо собственником жилого помещения или членом семьи такого собственника. Получить выплату можно и являясь нанимателем либо собственником жилого помещения или членом семьи такого нанимателя или собственника, если общая площадь жилого помещения на одного члена семьи составляет менее 15 кв. м.

Суд пояснил, что сотрудник, который с намерением приобретения права состоять на учете в качестве имеющего право на получение ЕСВ совершил действия, повлекшие ухудшение жилищных условий, принимается на учет в качестве имеющего право на получение единовременной социальной выплаты не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий. Для рассмотрения заявлений сотрудников ОВД и принятия их на учет для получения единовременной выплаты правовым актом федерального органа исполнительной власти образуется комиссия по предоставлению ЕСВ сотрудникам.

Судом было принято во внимание, что на момент подачи А.С. заявления о разводе подсудимому не было известно об утверждении комиссии, из чего следует, что у него отсутствовал умысел на расторжение брака для ухудшения своих условий в целях последующего незаконного получения социальной выплаты. Было установлено, что, обращаясь за выплатой, Р.С. предоставил в комиссию документы, не имеющие признаков подделки и содержащие достоверную информацию о том, что он имеет право на нее.

«Исходя из представленных документов, Р.С. не является нанимателем жилого помещения по договору социального найма, на момент обращения в комиссию разведен, о чем предоставил подтверждающие документы, он не является собственником жилого помещения, что следует из предоставленной им выписки, в то же время у члена его семьи – несовершеннолетней дочери – по договору о приватизации имеется комната в общежитии площадью 18,8 кв. м, о чем Р.С. предоставил выписку из ЕГРН», – отмечается в приговоре.

Также суд учел то, что на момент обращения в комиссию подсудимый проживал в неустановленном месте, не меняя места регистрации и постоянного жительства в комнате общежития, где также были зарегистрированы его дочь и бывшая жена. Он отметил, что законодательство не содержит обязательных требований о том, что сотрудник (пенсионер) ОВД, являющийся участником программы по улучшению жилищных условий, должен находиться по месту жительства и регистрации, а также не обязывает его предоставлять сведения о месте своего временного пребывания. Тот факт, что обвиняемый в течение не установленных в ходе следствия периодов времени не проживал в комнате общежития, не свидетельствует о появлении у него в эти периоды в собственности жилых помещений либо приобретении им статуса члена семьи собственника жилых помещений, где он имел возможность временно находиться, указал суд. Вместе с тем он учел показания свидетелей, которые подтвердили факт проживания Р.С. по месту регистрации, никто из них достоверно сообщить периоды его отсутствия в общежитии не смог.

Суд подчеркнул, что, предоставляя на рассмотрение комиссии документы и заявления о внесении изменений в его учетное дело, Р.С. также не указывал в них ложные сведения. Достоверными являются и сведения о прекращении права собственности подсудимого на земельный участок.

В приговоре отмечается, что в связи с поступившей информацией об установленных МВД лимитах бюджетных обязательств, предусмотренных сотрудникам (пенсионерам) для предоставления ЕСВ, секретарем комиссии Р.С. было предложено повторно предоставить на рассмотрение комиссии пакет документов. Все представленные документы не имели признаков подделки, были выданы должностными лицами, наделенными правом их выдачи, получены в общем установленном для их получения порядке, соответствуют предъявляемым к ним требованиям. При этом свидетели стороны обвинения – работники жилищного фонда – подтвердили достоверность содержания актов обследования жилищных условий, выписок из лицевого счета и домовой книги.

Подчеркивается, что, зная о расторжении между Р.С. и А.С. брака, о наличии в собственности подсудимого земельного участка ИЖС и прекращении права собственности на него, компетентные органы не усмотрели отсутствия у него права на постановку на учет для получения ЕСВ и внесение изменений в его учетное дело. Лишь в июне 2019 г. члены комиссии, установив отсутствие подсудимого по месту регистрации и проживания, заключили о выявлении обстоятельств, не соответствующих сведениям, указанным в заявлении и представленным им же документах, послуживших основанием для принятия его на учет. При этом суд принял во внимание, что сам Р.С. ни в одном заседании комиссии участия не принимал, ответить на вопрос о месте жительства, а также о лицах, с кем он проживает, возможности не имел.

Суд также указал, что функции комиссии областного УМВД ограничены принятием решений о принятии или об отказе в принятии сотрудников на учет и о снятии их с учета в случае утраты оснований для получения единовременной выплаты. В соответствии с законодательством выплата предоставляется по решению МВД РФ, которое в отношении подсудимого принято не было.

В приговоре отмечается, что суду не было представлено сведений и доказательств того, что обвиняемый и его бывшая жена совместно проживали и вели общее хозяйство в период с 6 июня 2012 г. до 20 августа 2019 г. Доказательств, бесспорно свидетельствующих о том, что А.С. в какой-то определенный период времени вселила в одну из принадлежащих ей квартир бывшего супруга в качестве члена своей семьи, также нет.

Суд принял во внимание доводы стороны защиты о том, что ст. 159.2 УК не предполагает уголовную ответственность лица, имеющего право на социальную выплату и действующего в соответствии с нормативным порядком ее предоставления. Он посчитал убедительными доводы подсудимого о том, что он был уверен в законности постановки его на учет, последующем внесении изменений в его учетное дело, а также при повторном предоставлении документов, поскольку они подтверждаются действиями компетентных органов.

Ссылаясь на правовые позиции КС РФ, суд указал, что не содержит объективных признаков мошенничества обращение лица в государственный орган для разрешения вопроса о праве, если при этом представлены документы, необходимые для разрешения данного вопроса и достаточные для его правильного разрешения, тем более когда эти документы не имеют признаков подделки или подлога либо их представление не сопряжено с совершением других намеренных действий, специально направленных на создание условий для принятия органом или должностным лицом ошибочного решения (постановления от 22 июля 2020 г. № 38-П и от 4 марта 2021 г. № 5-П; Определение от 26 февраля 2021 г. № 368-О).

Таким образом, суд заключил, что действия Р.С. привели лишь к постановке его на учет в качестве участника программы предоставления ЕСВ. При этом в результате предпринятых действий возможности получить социальную выплату, подать необходимые для получения выплаты заявление и документы он не имел, так как был снят с учета очередников территориальной комиссией.

Суд резюмировал, что приведенные доказательства в своей совокупности достоверно не подтвердили наличие у Р.С. умысла на совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159.2 УК РФ, и выполнение им его объективной стороны. Таким образом, Октябрьский районный суд города Белгорода пришел к выводу об отсутствии состава преступления в действиях подсудимого и оправдал его, признав за ним право на реабилитацию, а также на возмещение имущественного и морального вреда.

Комментарий защитника

В комментарии «АГ» Борис Золотухин поделился, что одним из ключевых доводов стороны защиты было указание на то, что обвиняемый не предоставлял заведомо ложных или недостоверных сведений. Адвокат пояснил, что лица, состоящие на учете на ЕСВ, в соответствии с законом обязаны предоставить конкретный перечень документов, что и сделал его подзащитный: «Он предоставлял лишь те сведения и данные, которые мог предоставить в силу российского законодательства. И никаких иных он предоставить не мог».

Борис Золотухин указал, что, вопреки доводам обвинения, то, что Р.С. якобы когда-то жил у бывшей жены, не означает, что он имеет право собственности на какое-либо жилье. Адвокат подчеркнул, что юридические факты в этом деле таковы: его подзащитный разведен решением суда, в собственности жилья не имеет и зарегистрирован по месту жительства в общежитии.

Защитник рассказал, что в ходе рассмотрения дела были истребованы протоколы жилищных комиссий по ЕСВ, из которых стало известно, что именно по таким же вышеуказанным юридическим фактам жилищная комиссия посчитала возможным направить в МВД документы на получение ЕСВ другой очереднице, местом жительства которой является квартира ее сожителя, отца ее обоих детей.

Адвокат добавил, что также обращал внимание суда на личную заинтересованность оперуполномоченного, следователя и руководителя СО, стоящих в очереди на получение ЕСВ позже обвиняемого, в обвинительном исходе дела. «Все они встали на учет (если исходить из логики обвинения Р.С.), представив заведомо ложные или недостоверные сведения», – заметил он. Борис Золотухин отметил, что данные моменты судом не были учтены, поскольку суд исследовал доводы со стороны норм материального права.

Анжела Арстанова

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о