Ваш маяк


Цена банкротства супруга-должника

ВС указал, что раздел общего имущества, нажитого в браке, может быть произведен вне рамок дела о банкротстве

Цена банкротства супруга-должника

Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области

26 Октября 2020
Судебная практикаСемейное право

Выдел супружеской доли в рамках дела о банкротстве гражданина зачастую превращается в длительное ожидание другим супругом выплаты стоимости его доли, по продолжительности равное сроку рассмотрения дела о банкротстве.

Порядок компенсации доли регламентирует п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве, в соответствии с которым в конкурсную массу гражданина-должника может включаться имущество, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом, в том числе бывшим. Законодательство  (ст. 34 Семейного кодекса РФ) относит к такому имуществу доходы каждого из супругов от трудовой, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии и пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (материальная помощь, суммы в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья и другие). 

Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет их общих доходов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или иные коммерческие организации, и любое другое нажитое в период брака имущество – независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо от чьего имени или кем из них внесены денежные средства.

Включение общего имущества в конкурсную массу должника дает другому супругу (в том числе бывшему) право участвовать в деле о банкротстве при решении вопросов, связанных с реализацией общего имущества. В конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов (бывших супругов), соответствующая доле гражданина-банкрота, остальная часть выплачивается другому супругу (бывшему супругу). 

При этом причитающаяся последнему часть выручки выплачивается после того, как будет произведена выплата по обязательствам должника за счет его денежных средств.

Как отмечается на сайте Единого федерального реестра сведений о банкротстве, в 2019 г. суды признали банкротами около 69 тыс. российских граждан, включая индивидуальных предпринимателей, – это на 56,8% больше, чем в 2018 г. В общей сложности за четыре года существования механизма потребительского банкротства им воспользовались свыше 163 тыс. граждан. При этом общее количество оконченных производством только в 2019 г. районными судами гражданских дел, возникающих из семейных отношений, увеличилось до 202 700 (для сравнения: в 2018 г. их было 184 100). 

Согласно данным Обзора судебной статистики о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей Судебного департамента при Верховном Суде РФ, споры о разделе совместно нажитого имущества в 2019 г. составили 37 900, или 18,7% от всех оконченных дел по спорам, возникающим из семейных отношений (в 2018 г. насчитывалось 36 400 таких дел, или 19,7%). 

Исходя из статистических данных, потенциально каждое второе дело о банкротстве гражданина может быть осложнено спором о разделе общего имущества. Очевидно, что справиться с таким потоком дел арбитражным судам при значительном объеме обособленных споров будет сложно.

Вместе с тем в семейном законодательстве отсутствует презумпция общности долгов супругов, даже если они возникли в период брака. При этом по личным обязательствам одного из супругов взыскание обращается в порядке, предусмотренном ст. 45 СК РФ, только на имущество должника.

Несмотря на положения указанной нормы Кодекса, в случае банкротства одного из супругов общее имущество семьи все же может пострадать. Так, при недостаточности имущества должника кредитор вправе требовать выдела доли, которая причиталась бы должнику при разделе общего имущества, для обращения на нее взыскания.

Вместе с тем само по себе положение ст. 46 СК РФ, предусматривающее специальные гарантии прав кредиторов, не должно препятствовать разделу совместно нажитого имущества, поскольку не каждое возникшее обязательство является сделкой по распоряжению общим имуществом – прежде всего поскольку, в зависимости от момента возникновения обязательств, сделки могут относиться к личным обязательствам супруга-должника. В частности, сделки, совершенные до или после заключения брака, в отсутствие осведомленности другого супруга об их совершении носят личный характер, – следовательно, не порождают дополнительных обязательств для второго супруга.

Таким образом, в Определении от 1 сентября 2020 г. № 5-КГ20-69-К2, о котором ранее писала «АГ», Верховный Суд своевременно указал на возможность реализации супругами права на раздел общего имущества, нажитого в браке, вне рамок дела о банкротстве.

Еще одним положительным моментом принятого определения является отказ суда от неверной, на мой взгляд, квалификации мирового соглашения как брачного договора в спорах о разделе общего имущества, изложенной в Определении Коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 24 сентября 2018 г. №304-ЭС18-4364 по делу № А03-7118/2016.

При указанных обстоятельствах позиция, избранная ВС, позволит разгрузить арбитражные суды от дополнительных обособленных споров в рамках дел о банкротстве супруга-должника, а другому супругу, в том числе бывшему, – своевременно получить принадлежащую ему долю в общем имуществе.

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о