профессиональная помощь юриста


Юрий Шибанов

«Заочное» привлечение к ответственности по КоАП г. Москвы за нарушение режима повышенной готовности незаконно?

Столичные депутаты добиваются скорейшего рассмотрения административного иска об оспаривании ч. 1.1 ст. 16.6 КоАП г. Москвы, позволяющей выносить постановление о привлечении к ответственности в отсутствие лица, в отношении которого возбуждено дело

«Заочное» привлечение к ответственности по КоАП г. Москвы за нарушение режима повышенной готовности незаконно?

Николай Бобринский, представляющий интересы всех соистцов, сообщил «АГ», что подал повторное ходатайство о неотложном рассмотрении дела, где сослался на указ мэра г. Москвы, позволяющий с 22 апреля штрафовать владельцев транспортных средств, передвигающихся по городу без цифровых пропусков, с помощью средств автоматической фиксации.

20 апреля депутат муниципального округа Раменки г. Москвы Николай Бобринский подал повторное ходатайство о неотложном рассмотрении административного искового заявления об оспаривании ч. 1.1 ст. 16.6 КоАП г. Москвы и подп. 2 п. 4 ст. 2 Закона г. Москвы от 1 апреля 2020 г. № 6.

Указанный иск подали депутаты различных муниципальных округов г. Москвы Андрей Морев, Елена Русакова, Юрий Рейнхиммель и сам Николай Бобринский, который представляет интересы остальных соистцов. Ответчиками выступают Московская городская Дума и мэр г. Москвы Сергей Собянин.

При направлении заявления в Мосгорсуд депутаты ходатайствовали о скорейшем рассмотрении. 15 апреля Мосгорсуд возбудил производство, однако судебное заседание было назначено только на 13 мая. Суд фактически проигнорировал ходатайство о безотлагательном рассмотрении дела: в определении о принятии заявления к производству оно вообще не упоминается.

Отметим, что Законом № 6 в КоАП г. Москвы введена ст. 3.18.1, которая устанавливает ответственность за нарушение требований нормативных правовых актов города, направленных на введение и обеспечение режима повышенной готовности на территории г. Москвы. Подпунктом 2 п. 4 ст. 2 Закона № 6 ст. 16.6 КоАП г. Москвы дополнена ч. 1.1, согласно которой дела по ст. 3.18.1 данного Кодекса, в случае фиксации административных правонарушений посредством технологий электронного мониторинга местоположения гражданина в определенной геолокации с использованием системы городского видеонаблюдения, технических устройств и программного обеспечения, рассматриваются в порядке, установленном ч. 3 ст. 28.6 КоАП РФ.

Содержание особого порядка производства согласно указанной норме сводится к следующему. Протокол об административном правонарушении не составляется, постановление выносится без участия лица, в отношении которого возбуждено дело. При этом экземпляры постановления и материалов, полученных с применением работающих в автоматическом режиме технических средств, направляются привлеченному к административной ответственности лицу по почте или в форме электронного документа посредством портала госуслуг в течение трех дней после вынесения постановления.

Обосновывая тот факт, что данные нормы затрагивают их права, административные истцы пояснили, что зарегистрированы по месту жительства и фактически проживают на территории г. Москвы. Соответственно, на них распространяются ограничения, установленные мэром в связи с введением режима повышенной готовности в городе, и административная ответственность за невыполнение таких ограничений (административное исковое заявление имеется у «АГ»).

По мнению истцов, оспариваемая норма КоАП г. Москвы не соответствует федеральному Кодексу об административных правонарушениях по нескольким причинам. Так, ч. 1.1 ст. 16.6 КоАП г. Москвы регулирует порядок производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 3.18.1 КоАП РФ. Между тем установление порядка производства по делам об административных правонарушениях согласно п. 4 ч. 1 ст. 1.3 КоАП РФ относится к компетенции Российской Федерации, заметили они. Иными словами, при принятии Закона № 6 Московская городская Думы вышла за пределы своих полномочий, установленных Законом об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ.

Согласно ч. 1.1 ст. 16.6 КоАП г. Москвы поводом для возбуждения дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 3.18.1 данного акта, может быть фиксация таких правонарушений посредством технологий электронного мониторинга местоположения гражданина в определенной геолокации с использованием системы городского видеонаблюдения, технических устройств и программного обеспечения. Однако данный повод отсутствует в перечне поводов для возбуждения дела об административном правонарушении, приведенном в ч. 1 ст.28.1 КоАП РФ, подчеркнули истцы.

Кроме того, добавили они, согласно ч. 3 ст. 28.6 КоАП РФ предусмотренный ею особый порядок производства распространяется лишь на две категории дел: об административных правонарушениях в области дорожного движения и благоустройства территории. Дополнительным ограничительным признаком круга дел, рассматриваемых в этом порядке, служит совершение правонарушения с использованием транспортного средства либо собственником (иным владельцем) земельного участка. При этом ст. 3.18.1 КоАП г. Москвы предусматривает административную ответственность за нарушение режима повышенной готовности. Данное административное правонарушение не относится ни к области дорожного движения, ни к области благоустройства территории. Как следует из этой нормы и п. 10.1 и 10.3 Указа мэра г. Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности», это административное правонарушение может быть совершено как с использованием транспортного средства, так и без него. Наличие же в собственности или владении земельного участка или иного объекта недвижимости признаком субъекта данного административного правонарушения вообще не является.

«Таким образом, ч. 1.1 ст. 16.6 КоАП г. Москвы порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренный в ч. 3 ст. 28.6 КоАП РФ, распространен на административные правонарушения, на которые он, согласно данному положению КоАП РФ, не распространяется», – указано в исковом заявлении.

Более того, по мнению депутатов, такой способ фиксации административного правонарушения несовместим с установленным в ч. 3 ст. 1.6 КоАП запретом на унижающие человеческое достоинство решения и действия (бездействие) при применении мер административного принуждения.

Истцы также указали на нарушение Закона о персональных данных, в котором определены допустимые случаи обработки персональных данных и условия обработки биометрических персональных данных. Так, согласно ч. 1.1 ст. 16.6 КоАП г. Москвы поводом к возбуждению дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 3.18.1 данного акта, может служить фиксация нарушения режима повышенной готовности, в том числе «с использованием системы городского видеонаблюдения». При этом депутаты сослались на слова «редактора проекта» Закона № 6 депутата Московской городской Думы Кирилла Щитова, который, как указано в иске, в интервью интернет-изданию «Коммерсантъ» заявил: «Будут использоваться система камер видеонаблюдения и технологии геолокации. Наше лицо можно преобразовать в некий цифровой код, его можно сравнивать с цифровыми кодами из других баз. Правительство Москвы должно составить базу лиц, которые представляют повышенную социальную опасность, т.е. тех, кто заражен коронавирусной инфекцией, проходит на дому лечение или же находится в стационарных организациях».

По мнению истцов, вынесение в отношении гражданина постановления об административном правонарушении с использованием технологии распознавания лиц предполагает необходимость обработки его биометрических персональных данных. При этом производство по делу об административном правонарушении в порядке ч. 3 ст. 28.6 КоАП РФ не относится к числу допустимых случаев обработки биометрических персональных данных без согласия их субъекта.

С учетом этого депутаты попросили признать ч. 1.1 ст. 16.6 Кодекса г. Москвы об административных правонарушениях и подп. 2 п. 4 ст. 2 Закона г. Москвы от 1 апреля 2020 г. № 6 недействующими с момента принятия.

Поскольку совместным постановлением президиумов ВС и Совета судей от 8 апреля 2020 г. № 821 в связи с угрозой распространения в России новой коронавирусной инфекции до 1 мая судам рекомендовано рассматривать только дела безотлагательного характера, истцы настаивали на том, что их спор относится именно к таким.

«Настоящее исковое заявление необходимо рассмотреть безотлагательно, поскольку оно касается законности порядка рассмотрения дел о нарушениях режима повышенной готовности, введенного в г. Москве также в связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции. Отложение рассмотрения до момента отпадения этой угрозы может привести к нарушению прав многих жителей г. Москвы, которые будут подвергнуты административной ответственности в незаконном порядке», – указано в административном иске.

Отметим, что 14 апреля в СМИ появилась информация о том, что камеры видеонаблюдения, равно как и геолокация мобильных телефонов, применяются только для «контроля за нарушителями карантина». По словам Кирилла Щитова, камеры на дорогах фиксируют только нарушение ПДД, а нарушения правил режима повышенной готовности и езды без цифрового кода в Правилах дорожного движения нет.

Однако уже 18 апреля Сергей Собянин издал Указ № 45-УМ, согласно п. 13.6 которого собственники (владельцы) транспортных средств, не включенных в реестр транспортных средств, допущенных к передвижению по г. Москве, в случае передвижения по городу на таком транспорте привлекаются к ответственности за нарушение требований нормативных правовых актов города, направленных на введение и обеспечение режима повышенной готовности на территории г. Москвы, в соответствии с региональным законодательством об административных правонарушениях. «Фиксация административных правонарушений осуществляется должностными лицами, уполномоченными на составление протоколов об административных правонарушениях, или работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи», – указано в документе.

Николай Бобринский сообщил «АГ», что 20 апреля им было подано повторное ходатайство о неотложном рассмотрении дела. Определение по нему должно быть вынесено на следующий день после поступления в суд, заметил юрист.

Он подчеркнул, что 18 апреля, уже после принятия административного искового заявления, Сергей Собянин издал Указ № 45-УМ, в котором заявил о намерении начиная с этой среды штрафовать владельцев транспортных средств, передвигающихся по городу без цифровых пропусков, с помощью средств автоматической фиксации. «Мы сослались на этот указ в ходатайстве о неотложном рассмотрении дела. Будет ли это намерение исполнено или это пустые угрозы – мы скоро узнаем. Сегодня, например, руководитель Дептранса Максим Ликсутов заявил: “На 9 утра были выявлены 5,6 тыс. автомобилей, передвигавшихся без верификации. Ко всем автомобилистам также будут применены меры административного характера”», – указал Николай Бобринский.

По его мнению, если штрафы по ст. 3.18.1 КоАП г. Москвы действительно начнут выписывать в автоматическом порядке, Служба судебных приставов не должна принимать эти постановления к исполнению.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о