елхов и партнёры  торги по банкротству

За подделку доказательств ВС взыскал с Департамента имущества Москвы 10 млн руб. упущенной выгоды

Суд опроверг доводы нижестоящих инстанций о том, что за убытки отвечает сотрудник, осуществивший фальсификацию, а не публично-правовое образование, от имени и в интересах которого тот действовал

За подделку доказательств ВС взыскал с Департамента имущества Москвы 10 млн руб. упущенной выгоды

Эксперты «АГ» положительно оценили определение ВС РФ. По мнению одного из них, истец доказал практически идеальный состав гражданского правонарушения, в том числе и такие обычно сложные для доказывания обстоятельства, как приготовление к получению упущенной выгоды и вина лиц, действовавших от имени ответчика. Другой эксперт отметил, что противоправные действия были совершены сотрудниками Департамента при исполнении своих должностных обязанностей, из-за которых общество не должно нести убытки.

20 декабря Верховный Суд РФ вынес решение по спору между ООО «Алькор» и Департаментом городского имущества г. Москвы о взыскании с последнего упущенной выгоды из-за выселения общества и его арендатора из здания, право собственности на которое оспаривалось на протяжении 10 лет.

В 2005 г. общество «Алькор» купило нежилое здание в г. Москве и зарегистрировало право собственности на него. Через 5 лет собственник недвижимости сдал помещения в аренду медицинской клинике: по условиям договора месячная плата составляла 2,6 млн руб.

В конце 2006 г. арбитражный суд по иску Департамента городского имущества г. Москвы признал право собственности города на здание (дело № А40-18608/2006), запись о праве собственности общества в Росреестре была аннулирована. Спор продолжался дальше, однако в 2015 г. Служба судебных приставов выселила арендодателя и арендатора из занимаемых помещений на основании исполнительного листа.

Позднее в этом же году дело было пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам. Арбитражные суды первой, второй и третьей инстанций отказались удовлетворять иск Департамента к обществу «Алькор» об аннулировании зарегистрированного права собственности ответчика на спорное здание и признании права собственности истца на указанный объект. Такой отказ был продиктован выявлением в материалах дела сфальсифицированного ордера, представленного в качестве основного доказательства, свидетельствующего о возникновении права собственности города на здание. Впоследствии Верховный Суд РФ отказался рассматривать соответствующую кассационную жалобу Департамента. В 2016 г. запись о праве собственности общества на спорное здание была повторно внесена в Росреестр.

Далее общество «Алькор» обратилось в суд с иском к Департаменту о взыскании 10 млн руб. упущенной выгоды в виде неполученных доходов от сдачи здания в аренду за период с 1 января 2015 г. по 30 апреля 2015 г. (дело № А40-135360/2017). Арбитражный суд признал иск обоснованным и взыскал в пользу истца убытки, за наступление которых, по его мнению, отвечал Департамент.

Однако апелляция отменила решение первой инстанции, отказав в удовлетворении искового требования. Суд отметил, что правоохранительные органы выявили конкретное физическое лицо, виновное за фальсификацию ордера, представленного в деле № А40-18608/06-50-146, поэтому Департамент не отвечает за причиненные в этой связи убытки истцу. Кроме того, апелляция указала, что истец не представил зарегистрированный в надлежащем порядке договор аренды нежилых помещений, заключенный на неопределенный срок, в связи с чем отказалась признавать за ним право на получение арендной платы за спорный период. Кассация поддержала эти выводы. Свою правовую позицию суды обосновали ссылками на ст. 15, 393, 1068 ГК РФ, Постановление Пленума ВС РФ о применении судами некоторых положений раздела I ч. 1 ГК РФ от 23 июня 2015 г. № 25.

Ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права, общество «Алькор» направило кассационную жалобу в Верховный Суд. Изучив обстоятельства дела, Судебная коллегия ВС РФ по экономическим спорам со ссылкой на п. 1 ст. 1064 ГК пояснила, что в некоторых случаях обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся его причинителем. Такие случаи, в частности, предусмотрены ст. 1068 и 1069 ГК РФ.

Также Суд отметил, что предъявление иска к Департаменту обусловлено совершением его работниками на основании предоставленных им полномочий действий по приобретению права собственности на спорное здание. Ведь именно представление суду поддельного документа в качестве основного доказательства по делу № А40-18608/2006 послужило основанием для удовлетворения иска о признании права собственности на спорное имущество за публичным образованием.

Кроме того, ВС указал, что еще ранее арбитражный суд отказал в удовлетворении иска Департамента к предыдущему собственнику здания о признании за городом права собственности на спорный объект недвижимости. При последующей подаче аналогичного иска к новому собственнику здания в лице общества «Алькор» представители Департамента не указали данную информацию, однако предоставили сфальсифицированный документ в его обоснование. Последующий судебный акт стал основанием для государственной регистрации права собственности публичного образования на спорную недвижимость. В этой связи у общества «Алькор» прекратилось возникшее на законных основаниях право собственности в пользу Департамента, от имени которого действовали его работники, осуществляющие процессуальные полномочия, в том числе по представлению доказательств в обоснование иска.

При этом Верховный Суд отметил, что фактическое владение обществом своими помещениями прервалось в 2015 г. в результате исполнения решения суда о выселении из здания истца и его арендатора. При этом факт подделки доказательства был установлен еще в феврале 2011 г. В результате осуществления последовательных действий имущество перешло во владение публично-правового образования, а не лиц, выполнявших действия в его интересах.

ВС пояснил, что Департамент не заявлял об отсутствии полномочий действовать от его имени у лиц, представлявших его интересы при осуществлении действий, связанных с прекращением права собственности общества на спорные помещения. В связи с утратой владения общество «Алькор» в период с 1 января 2015 г. по 30 апреля 2015 г. не имело возможности извлекать из своего имущества доходы, что повлекло причинение ему вреда.

Таким образом, установленные по делу обстоятельства свидетельствуют о том, что причинившие вред обществу лица осуществляли свои служебные обязанности, действовали в интересах публично-правового образования, обладали соответствующими полномочиями, в связи с чем вред на основании ст. 1064, 1068 ГК РФ подлежит взысканию с Департамента. Своим Определением № 305-ЭС18-14652 Верховный Суд отменил постановления апелляции и кассации, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Адвоката АП Амурской области Александра Богдашкина крайне удивили позиции апелляции и окружного суда. «Выводы этих судебных инстанций явно не соответствуют положениям ст. 1068 ГК РФ», – отметил он. По мнению адвоката, ссылка судов на то, что ответственным за фальсификацию доказательства является не Департамент, а его сотрудники, также противоречит здравому смыслу.

«Органы государственной власти и органы местного самоуправления, как и любые другие организации, всегда действуют и выступают в отношениях с другими лицами в лице своих уполномоченных сотрудников. В данном случае противоправные действия были совершены сотрудниками при исполнении своих должностных обязанностей», – заключил эксперт. Он отметил, что при таких обстоятельствах несправедливо возлагать на общество «Алькор» риски, связанные с ненадлежащим исполнением сотрудниками Департамента своих обязанностей.

Партнер, руководитель практики Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Александр Латыев назвал правильными судебный акт Верховного Суда и оставленное им в силе решение суда первой инстанции. «В данном деле истец доказал практически идеальный состав гражданского правонарушения, в том числе и такие обычно сложные для доказывания обстоятельства, как приготовление к получению упущенной выгоды и вина лиц, действовавших от имени ответчика», – пояснил эксперт.

«Однако суды апелляционной и первой кассационной инстанций не пожелали этого увидеть и придумали множество самых фантастических отговорок (чего стоит требование апелляционного суда о регистрации бессрочного договора аренды!), лишь бы не взыскивать убытки», – отметил эксперт. Он также отметил, что взыскание убытков, а тем более упущенной выгоды – неблагодарное занятие, а в случае со взысканием их с государства или его субъекта даже самые сильные доказательства разбиваются об упорное нежелание судов видеть, что вину следовало учитывать не в изготовлении подложных документов, а в их использовании в суде, когда такая подложность уже была выявлена.

Александр Латыев с сожалением отметил, что определение ВС РФ вряд ли станет каким-то переломным в практике, так как проблема в таких делах – не в непонятности закона, а в нежелании судов его применять.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о