Вопросы юристу


ВС посчитал, что порядок выдачи справки о судимости не нарушает права лиц со снятой судимостью

Он указал, что наличие в справке информации об имевшейся судимости или уголовном преследовании само по себе не влечет неблагоприятных последствий для граждан

ВС посчитал, что порядок выдачи справки о судимости не нарушает права лиц со снятой судимостью

В комментарии «АГ» адвокат истца выразила несогласие с решением ВС РФ и сообщила о намерении оспорить его в вышестоящей инстанции. По мнению одного эксперта «АГ», решение ВС – это попытка найти баланс между частным и публичным интересами в правах личности. Другая полагает, что в рассматриваемом случае был все же нарушен баланс интересов между конституционно защищаемыми ценностями и защитой прав граждан при распространении информации о них. Третий посчитал, что Суд фактически устранился от оценки влияния таких сведений на реализацию различных конституционных прав, оставляя этот вопрос на усмотрение иных органов в каждом конкретном случае.

18 июля Верховный Суд вынес решение по делу № АКПИ22-365 (есть у «АГ»), которым отказал в удовлетворении административного иска о признании недействующим п. 76.2 Административного регламента МВД по предоставлению государственной услуги по выдаче справок о наличии (отсутствии) судимости.

В 2007 г. житель Новосибирска Иван Колпаков был признан виновным в совершении преступления, однако затем кассация отменила обвинительный приговор. В 2009 г. он был признан виновным по другой статье УК и приговорен к трем годам лишения свободы условно. В мае 2010 г. судимость была снята постановлением суда.

Позднее Иван Колпаков обратился за получением справки о наличии (отсутствии) судимости, в которой были отражены сведения о судимости, несмотря на то, что она была снята. Посчитав, что это нарушает его права, он обратился в Верховный Суд с административным иском о признании недействующим подп. 74.2 п. 74 Административного регламента МВД России по предоставлению государственной услуги по выдаче справок о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования. 

В соответствии с этой нормой в справке в графе «имеются (не имеются) сведения о факте уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования на территории Российской Федерации» делается отметка «не имеются» при наличии сведений о прекращении факта уголовного преследования по следующим основаниям:

  • отсутствие события преступления;
  • отсутствие в деянии состава преступления;
  • примирение потерпевшего с обвиняемым по делам частного обвинения;
  • отсутствие заявления (жалобы) потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (жалобе);
  • наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;
  • наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя, прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;
  • отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях лица либо отсутствие согласия суда, Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого;
  • непричастность подозреваемого, обвиняемого или подсудимого к совершению преступления;
  • вынесение в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

По мнению Ивана Колпакова, эта норма не предусматривает всех возможных случаев, при наличии которых в справке о наличии (отсутствии) судимости должна ставиться отметка «не имеется», а именно: она не предусматривает такого основания прекращения уголовного преследования, как снятие или погашение судимости, а также установление судом факта незаконности осуждения по определенным статьям УК. Это, по его мнению, препятствует его праву быть избранным в органы власти и местного самоуправления, выбору сферы деятельности и места работы, искажает сведения о его личности, поскольку вызывает сомнения в его морально-этических и нравственных качествах, нарушает право на неприкосновенность частной жизни.

Истец добавил, что сведения о признанной судами незаконной и снятой судимости вообще не должны отражаться в справке о наличии (отсутствии) судимости, поскольку лицо считается несудимым после снятия или погашения судимости, отмены незаконного приговора. По его мнению, лицо, когда-либо осужденное, представляя вышеуказанную справку, всегда будет сталкиваться с правовыми последствиями такой судимости, поскольку его будут оценивать, исходя из сведений, содержащихся в таком документе.

Рассмотрев дело, Верховный Суд отказал в удовлетворении требований. Он напомнил, что выдача справок о наличии (отсутствии) судимости направлена на реализацию отдельных положений Трудового кодекса, иных федеральных законов, непосредственно предусматривающих ограничения определенного вида трудовой и предпринимательской деятельности, к которой в соответствии с действующим законодательством не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию. «Доводы административного истца о создании препятствий в праве быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также в выборе сферы деятельности и места работы со ссылкой на полученную справку о судимости, которая, по его мнению, не отвечает цели, предусмотренной ч. 6 ст. 86 УК РФ, лишены правовых оснований», – отмечено в решении.

Со ссылкой на практику Конституционного Суда ВС пояснил, что за пределами уголовно-правового регулирования судимость приобретает автономное значение и влечет за собой не уголовно-правовые, а общеправовые, опосредованные последствия, которые устанавливаются не УК РФ, а иными федеральными законами исходя из природы и специфики регулирования соответствующих отношений, не предполагающих ограничений уголовно-правового характера. Он также отметил, что оспариваемая административным истцом норма не регулирует отношения, связанные с поступлением на работу, выбором рода деятельности и профессии. Решение об отказе в допуске к соответствующей деятельности во всех случаях принимается работодателем либо иным органом, осуществляющим допуск указанных лиц к трудовой, служебной или предпринимательской деятельности определенного вида, и может быть оспорено в судебном порядке.

«Наличие в справке информации об имевшейся судимости или уголовном преследовании само по себе не влечет неблагоприятных последствий. МВД России осуществляет лишь обработку персональных данных в виде совершения действий по предоставлению имеющейся в банке данных информации о факте судимости (уголовного преследования) и не принимает решение о допуске к выбираемой гражданином деятельности, непосредственно определяющее правовые последствия, связанные с наличием такого факта», – подчеркнул ВС.

Он добавил, что оспариваемая норма, применяемая в связи с предоставлением госуслуги и имеющая иной предмет регулирования, не может по своему содержанию противоречить ч. 6 ст. 86 УК РФ, согласно которой погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные этим Кодексом, связанные с судимостью. «Анализ федерального законодательства позволяет сделать вывод, что обработка персональных данных, содержащих информацию о лицах, подвергающихся или подвергавшихся уголовному преследованию, включая их хранение для определенных и законных целей, осуществляется на законной и справедливой основе, обеспечивает точность персональных данных, их достаточность, актуальность по отношению к целям обработки персональных данных», – счел ВС, который отказал в удовлетворении административного иска.

В комментарии «АГ» одна из представителей административного истца в Верховном Суде, адвокат АП Новосибирской области Елена Данилова отметила: несмотря на то, что согласно ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные Кодексом, связанные с судимостью, регламенты МВД России позволяют отражать в таких документах сведения о снятой судимости. «Это, на наш взгляд, является недопустимым. Мы планируем обжаловать решение ВС в вышестоящую инстанцию», – сообщила она.

Адвокат, руководитель уголовной практики АБ «КРП» Михаил Кириенко считает, что решение ВС РФ – это очередная попытка найти баланс между частным и публичным интересом в правах личности. «С одной стороны, я разделяю позицию Суда, что доводы истца не относимы к предписаниям ст. 86 УК РФ, так как институт судимости предопределяется наличие как уголовно-правовых, так и общеправовых последствий для лиц, которые осуждались. Попытки регламентировать “право на забвение” применительно к уголовно-правовой информации о личности предпринимались, тут нужно вспомнить Определение КС РФ от 26 ноября 2018 г. № 3087-О, в котором были развиты базовые принципы разрешения такого вопроса, а именно то, что не исключаются возможности ограничения такого “права на забвение” в случаях, когда информация обладает безусловной публичной значимостью, то есть содержит данные о событиях, содержащих признаки уголовно наказуемых деяний, сроки привлечения к уголовной ответственности по которым не истекли, и о совершении гражданином преступления, по которому не снята или не погашена судимость, и речь идет именно о публичном доступе», – напомнил он.

По словам эксперта, что касается справки о наличии информации из баз ИЦ МВД России, ее общедоступность исключается, и как раз она аккумулируется для обеспечения публичных функций государства. «Однако это общие моменты, юридически же наличие в справке данных о снятой или погашенной судимости, т.е. об имевшем факте осуждения лица не должно служить препятствием для реализации прав граждан, за исключением прямо установленных случаев, как, например, с особыми требованиями, предъявляемыми к занятию ряда должностей. Фактически же порок восприятия такой информации конкретным работодателем имеет место быть», – отметил Михаил Кириенко.

Он добавил, что такая ситуация могла бы очень просто решаться открытием доступа или более простой формой получения информации о судимости по запросу работодателей в тех сферах, где наличие факта осуждения (независимо от снятия или погашения судимости) имеет значение для того же трудоустройства. «И, соответственно, возложения на них, а не на работника, обязанности предоставлять соответствующую информацию. В иных случаях наличие снятой или погашенной судимости не должно влечь отражения в справке ИЦ таких сведений», – полагает Михаил Кириенко. 

Адвокат КА г. Москвы «Якупов и партнеры» Дмитрий Мыльцын полагает, что решение ВС имеет важное значение для правоприменительной практики. «С одной стороны, оно фактически объясняет, почему органы внутренних дел указывают в справках о наличии (отсутствии) судимости сведения обо всех имеющихся ранее судимостях (включая погашенные), т.е. предоставляют информацию даже о тех судимостях, которые уже не актуальны на день получения сведений. С другой стороны, оно не решает основной проблемы, не отвечает на вопрос, каким образом уже не актуальные сведения о ранее имевших место судимостях могут повлиять на различные конституционные права лица, в отношении которого запрашиваются сведения о наличии или отсутствии у него судимостей. Так, например, ВС указывает на ограничения, которые накладывается на лицо, имеющее судимость, даже погашенную при трудоустройстве в ФСБ, СК РФ, на должность судьи, работу в образовательных организациях с детьми и т.д. При этом Суд подчеркивает, что такие сведения МВД России собирает в силу своих обязанностей, являясь в данном случае лишь оператором по сбору такого рода информации», – заметил он.

По словам эксперта, оспаривание же самого факта влияния тех или иных сведений на реализацию трудовых, избирательных и иных прав, по мнению Верховного Суда, должно происходить в судебном порядке по каждым конкретным случаям, где такие сведения повлекли ограничения прав лиц. «Таким образом, Суд, подчеркивая важность сбора и обработки информации лиц, содержащих сведения о наличии или отсутствии судимостей, устраняется от оценки влияния этих сведений на реализацию различных конституционных прав, оставляя этот вопрос на усмотрение иных органов, которые должны оценивать каждый конкретный случай, степень влияния таких сведений на лиц, соблюдая баланс конституционно значимых ценностей», – убежден Дмитрий Мыльцын.

Адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян отметила, что ранее КС РФ неоднократно указывал, что суды должны находить баланс между конституционно защищаемыми ценностями: доступом граждан к информации, с одной стороны, и защитой прав граждан при распространении информации о них, с другой – на основе установления и исследования фактических обстоятельств конкретного дела.

В рассматриваемом случае, по словам эксперта, совершенно очевидно, что интерес заявителя не ограничивался лишь уголовно-правовой составляющей и соответствующими последствиями. «Очевидным также является то, что даже при отсутствии определенных законодательно установленных ограничений информация о факте уголовного преследования негативно сказывается на репутационной составляющей, позволяя приходить к некоторым предубеждениям. Полагаю, что баланс интересов, хотя и имеет весьма тонкие грани в разграничениях, но в исследуемом случае нарушен. Прекращение уголовного дела по реабилитирующему основанию не должно наравне с позитивными тянуть за собой шлейф негативных последствий, даже если это напрямую, с формальных позиций, не нарушает права конкретного гражданина», – подчеркнула Нарине Айрапетян.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о