Вопросы юристу


ВС отменил решения судов, взыскавших с банка ущерб в пользу клиентов


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Два клиента внесли вклады в банк. Когда срок подходил к концу, с ними связалась их приятельница, управляющая отделения, и предложила заключить договоры снова. Она пришла к ним домой под предлогом ковидных ограничений, выплатила проценты и принесла на подпись новые документы, в числе которых — платежные поручения на сумму вкладов. Позже оказалось, что денег в банке нет: управляющая обналичила старые счета в отсутствие клиентов, но не открыла новые. На нее завели уголовное дело, а клиенты отправились взыскивать деньги с банка.

Иван и Ирина Шкодины* в апреле 2019 года сделали вклады в банке «ФК Открытие» — каждый внес по 1,4 млн руб. Срок вклада установили в 365 дней. Уполномоченным сотрудником от банка была управляющая ДО «На Русской» Алина Мелина*. В марте 2020 года Мелина сообщила Шкодиной, что срок вклада скоро истекает, и предложила заключить договоры на новый срок под 8,6% годовых на 180 суток. Та согласилась.

Мелина из-за эпидемии коронавируса предложила совершить сделки на дому. В середине апреля 2020-го она приехала к Шкодиным и привезла с собой заявления на открытие вклада, расчетно-кассовые ордера на проценты по двум договорам 119 000 руб. и два платежных поручения, каждое на 1,4 млн руб. (вклады она обналичила в кассе в отсутствие клиентов). Управляющая выплатила клиентам проценты по 119 000 руб. и забрала подписанные заявления. 

28 апреля Шкодины приехали в банк, чтобы проверить заявления на открытие вкладов. Менеджер сообщила им, что в базе нет информации об их заявлениях и деньгах. На следующий день они встретились с Мелиной в банке и та сообщила, что вклады «секретные», поэтому сведения в базе не отображаются.

Уже не клиенты

В мае Шкодины снова обратились в банк, чтобы узнать информацию по вкладам. Там сказали, что они уже не клиенты и вкладов на их имена нет. Они написали заявления о возврате денег. На следующий день Мелина сообщила им, что готова перечислить средства, и положила на счет Шкодиной в Сбербанке 2,8 млн руб. (назначения платежа указано не было). При этом «Открытие» в ответ на заявления Шкодиных начислило проценты по вкладам по 59 542 руб. каждому.

По мнению Шкодиных, Мелина, работая в банке, присвоила себе их деньги, чем причинила ущерб каждому по 1,4 млн руб. Еще они полагают, что им нанесли моральный вред, так как они переживали за судьбу вкладов, будучи клиентами «ФК Открытие». Шкодины обратились в суд, чтобы взыскать с банка ущерб 2,8 млн руб. и 200 000 руб. компенсации за моральный вред. 

Что касается полученных от Мелиной 2,8 млн руб. на счет в Сбербанке, тут истцы указали: они опасаются, что в последующем она может потребовать эти деньги как неосновательное обогащение или ошибочный перевод. Ведь она до сих пор не признала, что это возмещение ущерба. 

Банк возражал, что раз Мелина вернула деньги, то он уже ничего не должен.

Помимо этого, Шкодины подали заявление в полицию. На Мелину возбудили уголовное дело по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК («Кража»), а Шкодиных признали потерпевшими. Служебная проверка в банке подтвердила, что Мелина похитила деньги Шкодиных через оформление подложных кассовых документов на общую сумму 2,8 млн руб. Оказалось, что это не единичный случай. В отношении Мелиной возбудили аналогичные уголовные дела, где потерпевшими проходили другие клиенты банка. Но первая инстанция все равно отказала в иске. Суд отметил, что передача денег на руки любому работнику банка, кроме кассового, и в ином месте, кроме укрепленного кассового узла, в том числе дома у вкладчиков, невозможна и противоречит закону. Истцы не представили доказательства, которые бы безусловно подтверждали их требования и доводы. Раз они не внесли деньги по договору банковского вклада, значит, не заключили договоры.

Апелляция отменила решение нижестоящего суда и взыскала в пользу каждого истца по 1,4 млн руб. ущерба, 20 000 руб. компенсации и 710 000 руб. штрафа. Суд указал, что «ФК Открытие» не обеспечило надлежащий контроль за операциями по вкладам, что привело к хищению денежных средств истцов. Банк с таким выводом не согласился и обжаловал его в кассации, но 9-й кассационный суд общей юрисдикции поддержал выводы апелляции. Тогда банк обратился в Верховный суд.

ВС не согласился с апелляцией и кассацией

5 июля ВС рассмотрел жалобу банка. Его интересы представляли юристы Александр Коньков и Наталья Конышева. Коньков пояснил, что, по их мнению, имело место двойное возмещение ущерба. Ответчик исходил из того, что у Мелиной было намерение возместить ущерб за причиненный вред. Она это сделала, что законом не запрещено. Банк действовал добросовестно, когда начислил клиентам проценты. «Получается, что банк за свои добросовестные действия был наказан», — заметил представитель. Коньков объяснил, что сам причинитель вреда, Мелина, возместила ущерб, но суд все равно взыскал по 1,4 млн руб. с банка в пользу Шкодиных. Кроме того, банк обязали заплатить штраф за нарушение прав потребителя. Коньков отметил, что гражданское законодательство не предполагает двойное возмещение ущерба. По мнению банка, договор банковского вклада не был заключен, истцы действовали неразумно.

— Ну если они постоянные клиенты, то что же тут неразумного? — задал вопрос председательствующий судья Александр Киселев.

— На дому договоры вклада не заключают. Это идеальная схема для мошенников. То есть рисуются какие-то договоры с любыми суммами, истцы приходят в банк с причинителями вреда и требуют огромные деньги. Банкам здесь очень сложно. То есть суды презюмируют действия таких истцов как разумные и добросовестные.

— А чем обусловлена выплата процентов?

— Исключительно извинением за действия работника. Банк провел служебное расследование и установил, что сотрудница действительно совершала неправомерные действия.

Тогда суд поинтересовался, как банк квалифицировал сложившееся правоотношения. Коньков ответил, что это причинение ущерба работником, за которое банк вынужден нести ответственность. Еще судьи спросили о судьбе Мелиной, на что Конышева пояснила, что расследование еще не завершили. Коньков дополнил коллегу и отметил, что дело принимает новые и новые обороты, исследуют связь клиентов с Мелиной.

Затем слово предоставили оппонентам. На заседание пришли Шкодин и его адвокат Андрей Кулик. По словам Кулика, необходимо понять, с какой целью Мелина перечислила деньги на счет Шкодиной, но пояснений на этот счет не было. Он рассказал: от адвоката Мелиной поступала претензия, где она требует вернуть эти деньги, поскольку ранее управляющая якобы хотела приобрести у Шкодиных жилой дом.

— А что это за сумма-то все-таки, 2,8 млн руб., которые просят взыскать?

— Это та сумма, которая была необоснованно похищена работником банка, — ответил Кулик. — Деньги возвращены, но мы не знаем, что это за сумма и действительно ли это возмещение ущерба.

На вопрос судьи, какие отношения были у Шкодиных с Мелиной, Кулик пояснил, что исключительно служебные, а в отношении недвижимости они не заключали никаких письменных договоров. 

Адвоката дополнил Шкодин. Он пояснил, что они с супругой знали Мелину несколько лет. Он был руководителем муниципального учреждения. Мелина неоднократно приходила к нему и предлагала организовать услугу зарплатного проекта от банка. «Естественно, мы к этому не пришли, поэтому у нас были отношения, ну, не дружеские, но знакомых», — сказал Шкодин. Поэтому они ей поверили. Кроме того, Шкодины были клиентами банка с 2013 года, они постоянно «перекладывали» деньги. То есть знали и банк, и Мелину.

После совещания ВС отменил акты апелляции и кассации и отправил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию (дело № 56-КГ22-21-К9).

* Имена и фамилии изменены редакцией.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о