вопросы юристу сумма ваших долгов


ВС: отказ предоставить информацию на адвокатский запрос должен быть конкретизирован

Высшая инстанция отметила, что суды, признавая законным отказ Управления Судебного департамента в Республике Крым предоставить адвокату сведения, должны были указать, каким конкретно требованиям не соответствовал его адвокатский запрос

ВС: отказ предоставить информацию на адвокатский запрос должен быть конкретизирован

В комментарии «АГ» адвокат Сергей Пономарев, обратившийся в ВС РФ, оценил выводы, содержащиеся в кассационном определении Суда, как положительный шаг в решении вопросов, связанных с предоставлением информации на адвокатские запросы, а само определение – как гарантию прав адвокатов при осуществлении своей профессиональной деятельности.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда вынесла Определение № 127-КА19-7, в котором указала, что отказ предоставить информацию на адвокатский запрос из-за его несоответствия Требованиям к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, должен быть конкретизирован.

20 февраля 2018 г. в связи с защитой прав и законных интересов обвиняемых по уголовным делам адвокат АП Республики Крым Сергей Пономарев обратился в Управление Судебного департамента в Республике Крым с адвокатским запросом о предоставлении информации об условиях содержания арестованных лиц в Киевском районном суде г. Симферополя и Верховном Суде Республики Крым, в том числе размеры (площади) отдельных камер, сведения о наличии столов, стульев, огороженного туалета и освещения в помещениях, размерах окон, а также данные о вентиляции и проветривании камер.

Решением крымского Суддепа адвокату было отказано в предоставлении запрошенных сведений на основании подп. 2 п. 4 ст. 6.1 Закона об адвокатуре в связи с нарушением Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса. При этом в письме разъяснялось, что для получения запрашиваемой информации в части сведений об условиях содержания арестованных лиц в ВС РК необходимо обратиться непосредственно в этот суд, поскольку управление не располагает такой информацией.

После этого Сергей Пономарев обратился в Железнодорожный районный суд г. Симферополя с административным исковым заявлением к Управлению Суддепа в РК о признании незаконными действий, выразившихся в непредоставлении адвокату запрошенных сведений, и об обязании их предоставить.

Суд в удовлетворении требований отказал, однако ВС РК это решение отменил и направил дело на новое рассмотрение. По итогам повторного рассмотрения в иске вновь было отказано, при этом в дальнейшем ВС Республики Крым уже согласился с выводами первой инстанции.

Отказывая в удовлетворении административного иска, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что адвокатский запрос Сергея Пономарева по своему содержанию в полной мере не отвечает п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных Приказом Министерства юстиции РФ от 14 декабря 2016 г. № 288. При этом апелляция отметила, что это не касается требований, признанных недействующими вступившим в законную силу решением ВС РФ от 24 мая 2017 г. по административному делу № АКПИ17-103.

Сергей Пономарев направил кассационную жалобу в Верховный Суд РФ (имеется у «АГ»). В ней адвокат отметил, что в своем ответе Управление Суддепа в Республике Крым не конкретизирует, в чем заключается несоблюдение Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, то есть не объясняет, какие именно реквизиты не указаны.

Сергей Пономарев заметил, что все необходимые данные в адвокатском запросе с учетом Требований, а также позиции Верховного Суда РФ, выраженной в решении от 24 мая 2017 г., были указаны. По его мнению, административный ответчик, правильно ссылаясь на Требования, а также на п. 1 ч. 3 ст. 6, ст. 6.1 Закона об адвокатуре, сам же игнорирует указанные нормы.

Адвокат отметил, что из содержания возражений на иск следует, что основанием для отказа в предоставлении информации на адвокатский запрос было следующее: «…не содержится указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся в справках, характеристиках и иных документах. Также просим обратить внимание суда на то, что истец не предъявил доказательства регистрации адвокатского запроса, согласно предъявленным требованиям по форме, указанной в приложении 2 Приказа от 14 декабря 2016 г. № 288».

Во-первых, указал Сергей Пономарев, в ответе Управление Суддепа в РК не указывало на данные основания. Во-вторых, в адвокатском запросе имеется указание на запрашиваемые сведения. В-третьих, отметил он, адвокатский запрос был зарегистрирован, о чем имеются данные в самом запросе, поэтому остается неясным, о каких еще доказательствах регистрации говорит административный ответчик.

Адвокат подчеркнул, что все обоснование отказа в удовлетворении административного иска в решении Железнодорожного районного суда г. Симферополя от 9 октября 2018 г. фактически сводится к одному абзацу: «…в нарушение указанных требований адвокатом Пономаревым С.С. в адвокатском запросе от 20.02.2018 года не выполнены требования, предусмотренные п. 5 Требований, в связи с чем и получен отказ в предоставлении запрашиваемых сведений». Он заметил, что в п. 5 Требований 16 подпунктов, а суды не конкретизировали, какой именно подпункт он якобы нарушил. «Это говорит о том, что суды первой и апелляционной инстанций не могут и не желают обосновать, в чем заключается нарушение п. 5 Требований, ведь я не мог нарушить абсолютно все подпункты», – посчитал адвокат.

Сергей Пономарев обратил внимание Верховного Суда на то, что, несмотря на заявленный отвод всему составу суда, дело было рассмотрено Железнодорожным районным судом г. Симферополя, который зависит от Управления Суддепа в РК, в связи с чем был нарушен п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По мнению адвоката, для того чтобы установить, является ли суд «независимым» в соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции, необходимо помимо прочего учитывать порядок назначения его членов, требования к исполнению ими своих обязанностей, наличие средств правовой защиты от внешнего воздействия и вопрос, составляет ли это видимость независимости.

Сергей Пономарев попросил отменить судебные акты нижестоящих инстанций, признать незаконными действия Управления Суддепа в Республике Крым относительно непредоставления информации на адвокатский запрос и обязать Управление Суддепа в РК предоставить информацию в части, касающейся Киевского районного суда г. Симферополя.

Проверив материалы административного дела, Верховный Суд РФ согласился, что в решении Управления Суддепа в РК действительно не приведено и при рассмотрении и разрешении административного дела судами первой и апелляционной инстанций не установлено, каким конкретно требованиям к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса не соответствует адвокатский запрос. Ссылаясь на нарушение п. 5 Требований, суды между тем не указали, какое конкретно из перечисленных в данном пункте требований не исполнил Сергей Пономарев в адвокатском запросе.

В связи с этим ВС РФ пришел к выводу о необходимости отменить нижестоящие судебные акты и направить административное дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В комментарии «АГ» Сергей Пономарев оценил выводы, содержащиеся в кассационном определении ВС РФ, как положительный шаг в решении вопросов, связанных с предоставлением информации на адвокатские запросы, а само определение – как гарантию прав адвокатов при осуществлении своей профессиональной деятельности.

Советник ФПА, член Совета АП г. Москвы Евгений Рубинштейн посчитал, что определение Верховного Суда РФ имеет важное значение для формирования практики получения адвокатом сведений по адвокатскому запросу. Он отметил, что Суд впервые высказался по вопросу о требованиях к мотивировке отказа в предоставлении сведений по запросу адвоката.

«Представляется, что это первый шаг к формированию требований вообще ко всем ответам на адвокатский запрос. В рассматриваемом случае Верховный Суд РФ указал на то, что при отказе в даче ответа по основанию “несоответствие адвокатского запроса предъявляемым к нему требованиям” необходимо указать на конкретное положение, которое было нарушено при составлении запроса, и только в этом случае такой ответ может быть признан законным. Но практика адвокатской деятельности знает и другие формы прямого или завуалированного отказа в предоставлении информации по запросу. Например, немотивированная ссылка на то, что государственный орган или должностное лицо не обладает сведениями, тогда как нормативный акт прямо указывает на него как на оператора запрашиваемых сведений, ссылка на размытый и неконкретизированный объем запрашиваемых сведений, просьба о предоставлении дополнительной информации для ответа на запрос и тому подобное», – заметил Евгений Рубинштейн.

Он заметил, что предусмотреть конкретизированные требования к ответам на каждый случай нельзя, однако сформировать общие требования к ответам на адвокатский запрос, включая требование о мотивированности отказа со ссылкой на норму права и фактические обстоятельства, возможно. В связи с этим Евгений Рубинштейн указал, что данное судебное решение следует рассматривать как начало формирования требований к ответам на адвокатский запрос.

В то же время адвокат АП Красноярского края Павел Киреев считает, что указанные в кассационном определении основания для возвращения дела на новое рассмотрение носят скорее процессуальный, а не сущностный характер, поскольку нижестоящие суды не мотивировали свои судебные акты конкретными обстоятельствами (какие конкретно нарушения допущены при составлении и направлении запроса).

Он предположил, что в ходе нового рассмотрения административного иска Сергея Пономарева по существу суды выразят позицию относительно правового значения конкретных требований к оформлению запроса, а именно – будет ли являться наличие нарушений к оформлению (каких именно и в какой степени) достаточным законным основанием для отказа в исполнении адвокатского запроса. «При этом положительное значение данного кассационного определения как минимум в том, что Верховный Суд обратил внимание на недопустимость отказа от исполнения запроса без указания конкретных фактических оснований из числа установленных в порядке ч. 4 ст. 6.1 Закона об адвокатуре», – посчитал Павел Киреев. Сами основания для отказа, по его мнению, особенно если субъекты получения запроса толкуют их расширительно, могут «свести на нет» практическое значение даже идеально оформленного запроса.

«В связи с этим, безусловно, требуется внесение изменений в законодательство, направленных на расширение перечня видов и категорий сведений, на получение которых адвокат имеет право. Изменения целесообразно внести не только в законодательство об адвокатской деятельности, но и в иное законодательство, регулирующее порядок предоставления различных типов информации, отнесенной к ограниченному доступу», – резюмировал Павел Киреев.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о