елхов и партнёры 

В Туле оригинальным образом пытаются улучшить качество расследования уголовных дел

Руководитель областного СУ СК РФ обязал каждого из сотрудников, осуществлявших расследование и процессуальный контроль уголовного дела, в случае вынесения по нему оправдательного приговора сдавать экзамен на знание УК и УПК

В Туле оригинальным образом пытаются улучшить качество расследования уголовных дел

Адвокаты оценили идею повышения квалификации следователей. Один из них отметил, что основная работа должна вестись с молодыми кадрами СКР еще на стадии их обучения. Его поддержал коллега, который указал, что если выпускникам ведомственных образовательных учреждений возвращают дела, то, вероятно, необходимо поднять вопрос о компетенции преподавателей. Вице-президент ФПА предположил, что обращение руководителя СУ СК РФ по Тульской области станет неплохим примером для прочих ведомств, объединяющих представителей разных юридических профессий.

В конце апреля в соцсетях стала распространяться фотокопия обращения руководителя СУ СК РФ по Тульской области генерал-майора Александра Старикова к руководителям следственных отделов, в котором он потребовал исключить формальный подход к профессиональной должностной подготовке следователей.

Как следует из документа, он появился в связи с участившимися случаями некачественного расследования уголовных дел и отсутствием надлежащего процессуального контроля, влекущими за собой принятие решений о возвращении дел для дополнительного расследования или для устранения препятствий для рассмотрения судом, внесения требований об устранении нарушений законодательства и частных постановлений судов, а также оправдательных приговоров.

Глава тульского СУ СК обязал каждого из сотрудников, осуществлявших расследование и процессуальный контроль по делу, при вынесении одного из вышеперечисленных решений готовить и представлять в отдел кадров реферат на тему, по которой были установлены нарушения уголовно-процессуального законодательства. Кроме того, эти сотрудники должны сдавать квалификационный экзамен на знание норм уголовного, уголовно-процессуального права, криминалистики, ведомственных нормативно-правовых актов и защищать реферат.

В обращении отмечается, что по итогам защиты реферата и сдачи квалификационного экзамена курирующий заместитель руководителя следственного управления должен вносить предложения руководителю в индивидуальном порядке о необходимости проведения внеочередной аттестации на соответствие замещаемой должности, в том числе с личным участием руководителя следственного управления.

С целью выяснить подлинность документа «АГ» обратилась с запросом в пресс-службу СУ СК РФ по Тульской области, которая, однако, прямо этого не подтвердила, но в то же время и не опровергла. В ответе отмечается, что в соответствии с п. 1.9 Инструкции по делопроизводству СК РФ, утвержденной Приказом председателя СК РФ от 18 июля 2012 г. № 40, документы и содержащиеся в них сведения не подлежат разглашению. Со служебными документами могут знакомиться только работники, имеющие к ним непосредственное отношение. «В связи с этим комментарии по служебным документам следственного управления не предоставляются», – указала пресс-служба управления.

Учитывая, что тема недостаточного качества уровня расследования уголовных дел сотрудниками СКР поднимается все чаще, «АГ» предложила адвокатам прокомментировать предполагаемую инициативу руководства тульского СУ СК РФ.

Адвокаты о тульской инициативе

Вице-президент ФПА Геннадий Шаров указал, что тенденции утраты профессионализма в настоящее время подвержены представители разных профессий, в том числе и юристы. «Эта проблема требует разрешения. Качество юридического образования оставляет желать лучшего. Более тысячи вузов ежегодно выдают миллионы дипломов юристов. Когда мы имеем такие потоки, какие будут следователи, судьи, прокуроры и адвокаты? Подавляющее большинство сегодняшних специалистов – это выпускники 90-х и последующих лет, когда уровень образования стал сильно хромать. Так, может быть, как говорил М. Жванецкий в одном из своих рассказов, “Может, что-то в консерватории подправить?”» – отметил Геннадий Шаров.

По его мнению, изменения нужны не только на этом этапе получения профильного образования, но и в последующем при систематическом повышении квалификации. Геннадий Шаров указал, что по сравнению с другими профессиями в адвокатуре этот процесс налажен неплохо и продолжает развиваться: IX Всероссийский съезд адвокатов принял Стандарт повышения квалификации адвокатов и стажеров – адвокаты обязаны посвятить повышению квалификации определенное количество часов за определенный период времени и подтвердить это документально.

Геннадий Шаров предположил, что если бы подобные стандарты и требования предъявлялись к юристам в других сферах, то, возможно, это привело бы к общему оздоровлению разных юридических профессий. «Пока же приходится радоваться таким, пожалуй, экстравагантным мерам, к каким прибегли в Следственном управлении СК РФ по Тульской области», – указал он.

Вице-президент ФПА отметил, что подобное желание найти хоть какие-то способы повышения квалификации не может не вызывать положительный отклик. «Любые методы в пределах закона, если они имеют благую цель и приведут к положительным результатам, должны приветствоваться. Может быть, это станет неплохим примером для прочих ведомств, объединяющих представителей разных юридических профессий, включая адвокатуру, хотя у нас при некоторых формах повышения квалификации адвокатов предусматриваются в том числе и письменные рефераты», – предположил Геннадий Шаров.

Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов поддержал эту, по его словам, достаточно креативную, адекватную и своевременную инициативу руководителя регионального подразделения СК. При этом он отметил, что эти методы вряд ли помогут справиться с системными недостатками в деятельности СК РФ и его кадровой политике. «Вместе с тем лучше хоть что-то конкретное делать для исправления недостатков в работе, чем демонстративно запугивать следователей их увольнениями по результатам приемов граждан у председателя СК РФ», – подчеркнул Игорь Бушманов.

Адвокат считает, что «тульский метод» борьбы с некачественным и незаконным следствием необходимо распространить не только на подразделения СК РФ, но и использовать в борьбе с нерадивыми следователями подразделений МВД, ФСБ, а также сотрудниками прокуратуры, формально относящимися к осуществлению возложенного на них надзора и поддержания государственного обвинения. «Может быть тогда, прежде чем принять незаконное процессуальное решение, необоснованно отказать в ходатайстве и жалобе защитника, поддержать государственное обвинение или иным образом нарушить права граждан и адвокатов, работники следственных подразделений и прокуратуры хотя бы обеспокоятся своей последующей “карьерной участью”», – предположил Игорь Бушманов.

В то же время он отметил, что еще при подготовке будущих следователей и других правоохранителей в вузах необходимо закладывать в их сознание незыблемые истины и принципы уголовного судопроизводства и ориентировать не только на профессиональный, но и на «человеческий» подход к своей важной работе.

«Сегодня же, к сожалению, приходится констатировать, что Профессионалов, именно с большой буквы, в следствии практически не осталось. Бывшим “важнякам” старой школы на смену пришли молодые непрофессионалы – циничные, безынициативные, не уважающие ни себя, ни стороны, а самое ужасное – подверженные манипулированию, боязни в принятии самостоятельных решений и абсолютной зависимости от позиций руководства, что недопустимо», – считает адвокат.

«И никакие реформы и частные инициативы отдельных грамотных руководителей не помогут кардинально исправить эту прискорбную ситуацию. Ведь, как метко отметил известный руководитель СССР, “Кадры решают всё!”» – указал Игорь Бушманов.

Старший партнер АБ «ЗКС» Алексей Касаткин считает, что часть вины от возвращения дел прокурором или судом лежит на следствии, руководителях, процессуальном контроле и остальных службах. «Не стоит забывать, что главенствующую роль в любом следственном управлении любого субъекта РФ играют его руководитель и его непосредственные заместители, которые работу с кадрами, молодыми следователями, взаимодействие с постконтролем должны организовать правильно. Поэтому в подобной ситуации перекладывать ответственность на следователей и заставлять их муштрой набираться опыта – это смешно, глупо и безответственно. Мне очень интересно было бы посмотреть, как следователь – подполковник юстиции будет писать реферат, который он не писал последних 15-20 лет, а еще потом его защищать. С распадом прокурорского следствия эта клоунада по какой-то непонятной причине постоянно преследует органы СК», – указал адвокат.

По его мнению, основная работа должна вестись с молодыми кадрами. «Зачем создали кадетский корпус, академию, откуда выпускаются молодые следователи и начинают работать? Если они получают возврат дел, то вопрос к преподавателям этой академии: насколько они компетентны? Очень жаль, что такая ситуация сложилась в СК», – резюмировал Алексей Касаткин.

Стоит отметить, что в конце 2018 г. председатель Московского городского суда Ольга Егорова, говоря о первых итогах расширения применения суда присяжных на районные суды, высказала критику качества предварительного следствия: «За первые 6 месяцев действия этого закона в районные суды Москвы поступило 20 таких дел. И по 11 из них уже состоялись вердикты. Сразу отмечу, что, по сути, каждый второй вердикт – оправдательный. Причем в 4 случаях из 6 присяжные были единодушны в своем решении о невиновности. О чем это говорит? Безусловно, о сильной работе стороны защиты, но и низком качестве сбора и представления доказательств стороной обвинения. Следователи, увы, разучились собирать и анализировать доказательства».

Тогда к критике следственных органов присоединилась и Генпрокуратура. Так, ее официальный представитель Александр Куренной на интернет-канале ведомства «Эфир» заявил, что Генпрокуратура в какой-то части согласна с позицией Ольги Егоровой. Он отметил, что Генпрокурор Юрий Чайка не раз высказывался об ухудшении качества следствия и доследственных проверок в своих интервью. «Но достаточных полномочий для исправления ситуации прокуроры, конечно, не имеют», – заметил Александр Куренной.

Также представитель Генпрокуратуры заявил, что за 11 месяцев 2018 г. на досудебной стадии прокурорами было выявлено более 4,5 млн нарушений закона. «Цифра крайне существенная и очень большая. В том числе почти 1,3 млн таких нарушений были в производстве следствия», – заявил Александр Куренной, уточнив, что рост количества нарушений составил 5,7% по сравнению с прошлым годом.

В связи с ранее высказанной критикой «АГ» обратилась в пресс-службу Мосгорсуда и Генпрокуратуры с просьбой дать оценку инициативе СУ СК РФ по Тульской области по улучшению качества расследования уголовных дел в Тульской области, однако от дачи комментариев там отказались. Представитель надзорного ведомства в частности отметил, что это не входит в компетенцию Генпрокуратуры.

Также был направлен запрос в Следственный комитет РФ, однако на момент публикации новости ответ на него получен не был.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о