Вопросы юристу


Судья ВС посчитал, что вновь открывшихся обстоятельств по арбитражному делу Игоря Третьякова нет

Отказывая в передаче жалобы на рассмотрение, судья отметил, что вывод о пропуске трехмесячного срока подачи заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, установленного ст. 312 АПК, правомерен

Судья ВС посчитал, что вновь открывшихся обстоятельств по арбитражному делу Игоря Третьякова нет

В комментарии «АГ» юрист Алексей Тарасевич, представляющий интересы Игоря Третьякова, сообщил, что определение судьи обжаловано не будет. Защитник Игоря Третьякова в уголовном деле адвокат Адам Ужахов отметил, что позиция стороны защиты остается неизменной: она настаивает на полной невиновности коллеги.

25 октября судья Верховного Суда Денис Тютин вынес Определение № 305-ЭС19-24282, которым отказал в принятии жалобы председателя АК «Третьяков и партнеры» Игоря Третьякова на решение Арбитражного суда Московского округа, которым было отменено решение апелляции, признавшей наличие вновь открывшихся обстоятельств по его арбитражному делу о взыскании гонорара успеха.

Первая инстанция взыскала гонорар успеха

Напомним, в июле 2018 г. в отношении Игоря Третьякова было возбуждено уголовное дело. Следствие посчитало, что по заключенным с НПО им. Лавочкина 23 договорам адвокат услуги не оказывал, но получил более чем 332 млн руб., из которых 9,6 млн руб. – аванс, а 322,8 млн руб. – премия за вынесенное судебное решение («гонорар успеха»). Деньги якобы делились между ним, генеральным директором НПО им. Лавочкина Сергеем Лемешевским и руководителем дирекции правового обеспечения предприятия Екатериной Аверьяновой. Адвокату предъявили обвинение в мошенничестве, совершенном организованной группой с использованием своего служебного положения в особо крупном размере.

Согласно решению Арбитражного суда Московской области от 18 декабря 2018 г. прокуратура просила взыскать с Игоря Третьякова в пользу НПО им. Лавочкина более 308 млн руб. неосновательного обогащения и 13 млн руб. процентов за пользование чужими деньгами, а также проценты, начисленные в порядке ст. 395 ГК РФ по дату рассмотрения спора по существу.

Суд отметил, что при привлечении исполнителя для оказания юридических услуг НПО им. Лавочкина следовало руководствоваться требованиями Положения о закупке товаров, работ, услуг государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос», а именно разместить извещение о закупке с приложением проекта договора либо с формированием пояснительной записки. Суд указал, что согласно представленным документам только в одном случае была сформирована служебная записка с указанием цены договора 150 тыс. руб. и предмета договора, между тем каких-либо обоснований выбора данного способа закупки, конкретного поставщика и определения цены не имеется.

Суд решил, что требования заявителя о признании недействительными оспариваемых договоров подлежат удовлетворению, и указал на необходимость вернуть НПО им. Лавочкина более 308 млн руб., отказав во взыскании процентов за пользование чужими деньгами. Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе. Судья ВС вынесла определение, в котором отметила, что доводы кассационной жалобы не составляют оснований для пересмотра судебных актов.

Заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам

После отказа в принятии кассационной жалобы в ВС Игорь Третьяков подал заявление о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам и отмене решения АС Московской области от 18 декабря 2018 г. (первое решение по делу. – Прим. ред.).

Согласно заявлению, по окончании следственных действий защитникам Третьякова в порядке ст. 217 УПК были представлены материалы уголовного дела, при ознакомлении с которыми были обнаружены копии протоколов заседаний закупочной комиссии НПО им. Лавочкина по закупкам общества у единственного поставщика. На данных заседаниях в порядке, предусмотренном Положением о закупке товаров, работ, услуг госкорпорации «Роскосмос», принимались решения о заключении с Игорем Третьяковым договоров об оказании юридических услуг. 19 июня 2020 г. НПО им. Лавочкина направило защитнику заверенные копии протоколов закупочной комиссии. Из протоколов следует, что при заключении спорных договоров в порядке, предусмотренном Положением о закупке, проводились заседания закупочной комиссии, а также проводилась проверка Игоря Третьякова по реестру недобросовестных поставщиков.

По мнению Игоря Третьякова, открывшиеся обстоятельства являются существенными для дела, так как опровергают доводы о том, что при заключении договоров была нарушена процедура закупки у единственного поставщика. Он отметил, что данные обстоятельства не могли быть известны ему, так как эти документы являются внутренними документами НПО им. Лавочкина. При этом прокурор настаивал на том, что такие протоколы закупочной комиссии не составлялись вовсе, а НПО этого не опровергало.

Арбитражный суд Московской области заметил, что в кассационной жалобе, которая поступила 15 июля 2019 г., Игорь Третьяков указывал, что в апелляции заявлялось ходатайство о приобщении копии одного из представленных в настоящее время протоколов закупочной комиссии о заключении договора об оказании юридических услуг. Таким образом, процессуальный срок подачи заявления о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам подлежит исчислению с 15 июля 2019 г.

Суд посчитал, что Игорь Третьяков имел возможность при должной заботливости и осмотрительности своевременно обеспечить представление доказательств, опровергающих доводы его оппонента, однако своим правом не воспользовался, и заявление, по сути, направлено на изменение вступившего в законную силу решения суда по делу № А41-65906/18 в нарушение порядка обжалования судебных актов, предусмотренного АПК. «Иные доводы заявителя отклоняются судом, поскольку свидетельствуют о неправильном и неверном применении и толковании норм процессуального права, регулирующих рассматриваемый вопрос», – резюмировал суд.

Апелляция, в отличие от кассации, не согласилась с выводами первой инстанции

Десятый арбитражный апелляционный суд посчитал, что заявителем представлены доказательства, свидетельствующие о наличии указанных в ч. 2 ст. 311 ГК вновь открывшихся обстоятельств. При таком положении суд пришел к выводу о наличии предусмотренных ч. 1 и п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК оснований для пересмотра решения от 18 декабря 2018 г. по вновь открывшимся обстоятельствам.

Кроме того, апелляционная инстанция заключила, что срок обращения в суд с заявлением о пересмотре, установленный ч. 1 ст. 312 АПК, истцом не пропущен, поскольку оно было подано 10 августа 2020 г., а заверенные копии были предоставлены НПО им. Лавочкина 19 июня 2020 г. Таким образом, отсчет срока обжалования необходимо вести от 19 июня 2020 г., когда Игорь Третьяков смог получить надлежащим образом заверенные копии протоколов. Апелляция направила вопрос на новое рассмотрение в АС Московской области.

Между тем Арбитражный суд Московского округа рассмотрел кассационное представление областной прокуратуры и удовлетворил его. Перечислив доводы суда первой инстанции, кассация оставила его решение в силе. «Выводы суда первой инстанции соответствуют фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам, у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для отмены определения суда первой инстанции», – заключил АС Московского округа.

Обжалование решения в ВС

В кассационной жалобе Игоря Третьякова (имеется у «АГ») отмечается, что его защитником – адвокатом АК «Третьяков и партнеры» Межрегиональной коллегии адвокатов г. Москвы Станиславом Шостаком был направлен адвокатский запрос в НПО им. Лавочкина с просьбой предоставить заверенные копии протоколов, которые были направлены ему письмом от 19 июня 2020 г. С момента получения копий протоколов Игорю Третьякову стало достоверно известно о наличии основания для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам. «Таким образом, именно с момента получения указанного письма и надлежащим образом заверенных копий начинает течь трехмесячный срок подачи заявления о пересмотре дела по новым и вновь открывшимся обстоятельствам», – подчеркивается в жалобе.

Указывалось, что ссылка судов на ранее обнаруженные копии протоколов в материалах уголовного дела не может служить основанием для более раннего начала истечения сроков, предусмотренных ст. 312 АПК, так как законодательством установлен ряд требований к оформлению копии документа. При несоблюдении этих требований невозможно установить достоверность и подлинность документов, а также тождественность копии оригиналу. Соответственно, лишь после получения документов, позволяющих с должной степенью достоверности установить наличие оснований для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам, Игорь Третьяков смог обратиться с соответствующим заявлением.

Согласно жалобе, ранее Игорю Третьякову удалось получить одну незаверенную копию протокола заседания закупочной комиссии. Документ не соответствовал критериям письменного доказательства, установленным АПК, и не мог быть заверен в отсутствие оригинала. «Данная копия косвенно свидетельствовала о наличии определенных доказательств, о чем и было сообщено суду. Кроме того, у суда было испрошено содействие в получении доказательств. Самостоятельное обращение за доказательствами к АО “НПО Лавочкина” было невозможно, так как копия была получена непосредственно перед заседанием», – отмечалось в жалобе.

«Рассматривая ходатайство о содействии в получении доказательств, суд выслушал стороны, в том числе истца – заместителя прокурора Московской области, который заявил о том, что такие протоколы не изготавливались, и ответчика – НПО им. Лавочкина, который подтвердил, что таких протоколов не существует. Отказывая в истребовании доказательств суд, будучи введенным в заблуждение пояснениями истца и ответчика, руководствовался простыми правилами логики: нет смысла истребовать те доказательства, которые отсутствуют в природе», – подчеркивается в жалобе.

Более того, отметил Игорь Третьяков, ознакомление с материалами дела осуществлял его представитель Станислав Шостак, а не он сам, тогда как арбитражно-процессуальное законодательство предусматривает момент, когда именно заявителю стало известно о наличии оснований для пересмотра дела.

Адвокат обратил внимание, что суд кассационной инстанции фактически дал свою оценку доказательствам, представленным в дело, что прямо запрещено законодательством и является основанием для отмены оспариваемых судебных актов.

Дополнительно указывалось, что с даты избрания меры пресечения (29 июля 2018 г.) по настоящее время Игорь Третьяков лишен возможности иметь представителей в арбитражном суде с надлежаще оформленными полномочиями, хотя неоднократно предпринимались попытки получить доверенность, но следователь и начальник СИЗО отказали в разрешении свидания с нотариусом. Также и суд (когда уголовное дело находилось в его производстве) выдал разрешение на одно свидание с доверенным лицом, отказав в выдаче разрешения на оформление доверенности.

В связи с этим Игорь Третьяков просил отменить определение АС Московской области и постановление АС Московского округа, оставив в силе постановление Десятого Арбитражного апелляционного суда.

Судья ВС счел срок подачи жалобы пропущенным

Судья Верховного Суда Денис Тютин указал, что, отменяя постановление апелляционной инстанции и оставляя в силе определение первой инстанции, суд округа отметил, что наличие представленных копий протоколов не является существенным обстоятельством, способным повлиять на выводы суда при принятии судебного акта. Он пришел к выводу, что о существовании представленных протоколов Игорю Третьякову было известно задолго до получения информации от НПО им. Лавочкина, так как в кассационной жалобе, которая поступила в Арбитражный суд Московской области 15 июля 2019 г., адвокат указывал, что в апелляции заявлялось ходатайство о приобщении копии одного из протоколов закупочной комиссии о заключении договора об оказании юридических услуг, которая была получена заявителем. В связи с этим вывод о пропуске Игорем Третьяковым трехмесячного срока подачи заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, установленного ст. 312 АПК, является правомерным, посчитал Денис Тютин.

«Доводы, изложенные в кассационной жалобе, являлись предметом рассмотрения судов первой инстанции и округа, не опровергают их выводы, не свидетельствуют о существенном нарушении судами норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, и не могут быть признаны основанием для передачи жалобы на рассмотрение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации», – заключил судья.

В комментарии «АГ» юрист арбитражного отдела АБ «Третьяков и партнеры» Алексей Тарасевич, представляющий интересы Игоря Третьякова, рассказал, что определение судьи не будет обжаловано.

Защитник Игоря Третьякова в уголовном деле адвокат КА «Низам» Адам Ужахов отметил, что позиция стороны защиты остается неизменной: она настаивает на полной невиновности коллеги.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о