Росфинмониторинг откажется от своих поправок в Закон об адвокатуре и КПЭА

Ведомство, в частности, предлагало включить в перечень обязанностей адвокатов исполнение требований «антиотмывочного» законодательства

Росфинмониторинг откажется от своих поправок в Закон об адвокатуре и КПЭА

Ранее ФПА, АП г. Москвы и АП Московской области направили в Минюст негативные отзывы на предложенные поправки, указав на неконституционность и нецелесообразность многих из них, а также на их противоречие сущности адвокатской деятельности.

Как сообщает пресс-служба ФПА, на состоявшемся 5 февраля расширенном заседании Совета Федеральной палаты адвокатов обсуждался вопрос взаимодействия с Росфинмониторингом, в частности речь шла о разработанных ведомством поправках в законодательство в части совершенствования мер по борьбе с отмыванием денег, которые затрагивают и Закон об адвокатуре.

Ранее «АГ» писала, что проектом закона, направленного на повышение эффективности национальной системы противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового поражения, предлагается дополнить Закон об адвокатуре указанием на то, что установленные Кодексом профессиональной этики адвоката правила поведения применяются и при исполнении адвокатами требований «антиотмывочного» законодательства.

Также предлагается предоставить адвокатам дополнительные права, предусмотренные законодательством о противодействии легализации преступных доходов, и в то же время – включить в перечень их обязанностей исполнение его требований. Росфинмониторинг также предложил закрепить в законе, что не является разглашением адвокатской тайны направление адвокатом в ведомство информации в соответствии с требованиями Закона № 115-ФЗ.

Согласно проекту лица, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремизму или терроризму либо чьи средства были заблокированы органом, осуществляющим функции по противодействию финансирования терроризма, не вправе претендовать на приобретение статуса адвоката.

Помимо этого предложено установить взаимодействие между территориальными управлениями Минюста и Росфинмониторингом, в том числе в части информационного обмена в отношении данных реестра адвокатов субъектов РФ. Корреспондирующие изменения предусмотрены и в ст. 7.1 Закона о противодействии легализации преступных доходов, согласно которой предусмотренные ею права реализуются адвокатами при оказании юридической помощи, не связанной с представлением интересов доверителя или участием в качестве защитника в судопроизводстве. «При этом такая помощь должна быть связана с подготовкой финансовых сделок, в том числе сделок с недвижимым имуществом, сделок по управлению денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом, в том числе доверительному, сделок по привлечению денежных средств или иного имущества в целях выполнения работ и оказания услуг», – указано в законопроекте.

Контроль за исполнением адвокатами требований ст. 7.1 «антиотмывочного» закона предлагается возложить на адвокатские палаты субъектов РФ, а за нарушение их – ввести дисциплинарную ответственность.

Осенью президент ФПА Юрий Пилипенко направил заместителю директора Федеральной службы по финансовому мониторингу Павлу Ливадному правовую позицию с негативным отзывом на проект поправок. По информации «АГ», документ был передан в ведомство 25 сентября. В заключении указано, что ФПА не может согласиться с большинством предлагаемых законопроектом изменений. Подчеркивается, что согласно Закону об адвокатской деятельности институт адвокатуры создан исключительно для оказания адвокатами квалифицированной юридической помощи.

По мнению ФПА, норма о допустимости нарушения адвокатской тайны противоречит концепции законодательства об адвокатуре и международным правовым актам. «Предлагаемое законопроектом расширение полномочий адвоката, связанное с применением мер по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, по существу ограничивает право лиц, являющихся доверителями адвоката, на конфиденциальность отношений между ними, право на сохранение информации, доверенной адвокату (адвокатской тайны). Любое ограничение конституционных прав граждан, в том числе право на обеспечение конфиденциальности сведений, доверенных адвокату, должно быть продиктовано конституционно значимыми целями (ст. 55, ч. 3 Конституции Российской Федерации), чего в данной ситуации не усматривается», – указала Федеральная палата адвокатов. При этом внимание Росфинмониторинга обращено на то, что международные стандарты, изложенные в рекомендациях ФАТФ, допускают возможность сохранения адвокатской тайны в рамках национального законодательства.

Критику взывало и положение о том, что адвокаты за нарушение требований ст. 7.1 «антиотмывочного» закона и принимаемых в соответствии с ней нормативных правовых актов несут дисциплинарную ответственность. Это, как указала ФПА, противоречит Закону об адвокатуре и КПЭА, которые устанавливают ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение ими своих профессиональных обязанностей.

Помимо негативного отзыва ФПА в Минюст было направлено и отрицательное заключение от Адвокатской палаты Московской области, которое подготовил член Совета палаты, аккредитованный Минюстом эксперт, уполномоченный на проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, Павел Царьков. Проанализировав предлагаемые изменения, эксперт пришел к выводу, что большая их часть нецелесообразна, неконституционна и неприемлема в принципе.

Павел Царьков подчеркнул, что предлагаемая корректировка института адвокатской тайны является неоправданным ущемлением конституционных прав граждан РФ, так как Рекомендациями ФАТФ прямо оговаривается, что адвокаты не должны сообщать о подозрительных сделках, если эта информация охватывается профессиональной тайной.

В Адвокатской палате г. Москвы также категорически не согласились с предлагаемыми Росфинмониторингом поправками – соответствующий отзыв был утвержден Советом палаты 27 сентября. Как указано в документе, анализ предлагаемых изменений «свидетельствует о желании инициатора законопроекта объединить (если не подменить) существо и назначение адвокатской деятельности с исполнением требований законодательства по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

«Данный подход не может рассматриваться как законный и обоснованный, так как противоречит положению п. 1 ст. 1 Федерального закона № 63-ФЗ, согласно которому адвокатской деятельностью является исключительно оказание “квалифицированной юридической помощи… физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию”», – подчеркивается в отзыве.

Вице-президент ФПА Геннадий Шаров рассказал, что 28 января представители Росфинмониторинга во главе со статс-секретарем – заместителем директора Павлом Ливадным участвовали в совещании в Минюсте, по итогам которого была достигнута договоренность, что предложения по изменению Закона об адвокатуре и внесению поправок в КПЭА из данного законопроекта будут исключены.

При этом представители Росфинмониторинга заверили, что в ст. 7.1 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» будет сохранена норма п. 5. В соответствии с ней положения п. 2 ст. 7.1, предписывающие адвокатам уведомлять уполномоченный орган об имеющихся у них основаниях полагать, что сделки или финансовые операции могут быть осуществлены в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, «не относятся к сведениям, на которые распространяются требования законодательства РФ о соблюдении адвокатской тайны».

«Надеемся, что эта договоренность будет выполнена», – заключил Геннадий Шаров.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о