Потребитель или инвестор: ВС рассказал о подсудности при неясных правоотношениях


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Договор, заключённый сторонами добровольно, должен исполняться, даже если у сторон возникли убытки. Но что делать, если одна из сторон – это клиент банка, который подписался на брокерское обслуживание, не понимая его сути, и лишился денег? Можно ли воспользоваться законом о защите прав потребителей клиенту банка, который решил стать инвестором, напомнил Верховный суд. Коллегия также указала, как быть, если правоотношения сторон не определены.

Клиент и инвестор

Руслан Хамидов* 6 декабря 2016 года открыл счёт в Росгосстрахбанке. Банк был агентом ООО ФК «РГС Инвестиции» и на основании агентского договора оказывал этой фирме услуги: привлекал средства физлиц на брокерское и депозитарное обслуживание, в том числе с ведением индивидуального инвестиционного счёта. 

Хамидов положил на счёт 412 000 руб. Тогда же в банк от имени клиента была подана анкета. В ней была оферта об открытии на имя Хамидова текущего счёта и распоряжение на перечисление с этого счёта 400 000 руб. на счёт в ООО ФК «РГС Инвестиции». Согласно анкете-заявлению, Хамидов предложил ООО ФК «РГС Инвестиции» заключить с ним договор на ведение индивидуального инвестиционного счёта в рамках брокерского обслуживания и открыть ему инвестсчёт в рамках брокерского обслуживания на рынке ценных бумаг. 

В январе 2018 года он захотел получить вклад, но ему отказали. В банке ему объяснили, что 12 января 2017 года по счёту была проведена расходная операция – деньги с текущего счёта Хамидова банк перечислил на инвестсчёт, открытый на имя истца в ООО ФК «РГС Инвестиции». В итоге на счёте ничего не осталось.

Хамидов заявил, что разрешения на расход он не давал, решил, что банк действовал незаконно, и подал в суд. Он попытался взыскать с кредитной организации деньги и проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 12 января 2017 года по 25 июля 2018 года, а также компенсацию морального вреда и штраф в рамках закона о защите прав потребителей. Он настаивал, что не подписывал распоряжение по перечислению денежных средств на индивидуальный инвестиционный счёт от 6 декабря 2016 года и банк воспользовался его деньгами незаконно.

Позиция судов

Иск рассмотрел Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан. Чтобы проверить, подписывал ли истец распоряжение о перечислении средств на инвестсчёт, суд назначил экспертизу подписи. Эксперты сделали вывод, что два листа оферты подписаны одним человеком, но не Хамидовым. Суд сделал вывод, что банк не доказал факт выраженного распоряжения средствами, и удовлетворил иск клиента частично. С кредитной организации полностью взыскали внесённые на счёт деньги – 412 000 руб., проценты в размере 53 602 руб., компенсацию морального вреда в размере 3000 руб. и штраф в размере 234 301 руб. В общей сложности банк должен был выплатить около 0,7 млн руб. Решение устояло в апелляции – Верховном суде Республики Башкортостан. Там отметили, что счёт на имя Хамидова был открыт в отсутствие клиента и в нарушение должностных инструкций. Но это не говорит о ничтожности договора банковского вклада, ведь деньги были приняты уполномоченным работником банка. Также в апелляции признали, что между истцом и ответчиком фактически возникли отношения, связанные с брокерским обслуживанием. Эти отношения отличны от тех, что указаны в договоре банковского вклада физлица. Но судебная коллегия не сочла это основанием для отмены или изменения решения первой инстанции.

Банк обжаловал судебные акты в Верховном суде. Дело рассмотрела коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Вячеслава Горшкова (дело № 49-КГ19-42). ВС увидел в выводах судов противоречие: первая инстанция исходила из того, что между сторонами возникли правоотношения из договора банковского вклада и счёта. Апелляция указала, что стороны всё же подразумевали брокерское обслуживание, но решение не изменила. Апелляция не сделала однозначного вывода о правоотношениях между сторонами, отметил ВС.

А это является ключевым моментом для выбора норм, которые надо применить для рассмотрения дела, следовательно, и для разрешения спора. Если речь идёт о брокерском обслуживании, то закон о защите прав потребителей нельзя применять: его можно использовать только там, где лицо не осуществляет предпринимательскую деятельность.

Между тем отношения по договору брокерского обслуживания регулируются положениями закона «О рынке ценных бумаг». Здесь речь идёт о рисковой деятельности и сделках, с помощью которых можно извлечь доход, то есть клиент, заключивший брокерский договор, уже не будет считаться потребителем. Речь идёт об инвесторе, который несёт ответственность за совершённые им действия. Такой подход ВС поддерживал и ранее. Практика уже устоялась.

При этом не так важно, что клиент – это не индивидуальный предприниматель, подчеркнул ВС: на правоотношения по договору брокерского обслуживания положения закона о защите прав потребителей не распространяются в любом случае.

Где судиться, когда отношения не определены

Также Верховный суд разъяснил, куда именно нужно подавать иск, если отношения сторон не определены.

Согласно общему правилу, установленному ст. 28 ГПК, иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика, иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации (в данном случае местом нахождения банка является Москва, а его филиала, где и был сделан вклад, – Уфа).

Но иски о защите прав потребителей можно предъявить в суд по месту жительства или по месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора (ч. 7 ст. 29 ГПК). 

ВС уточнил: пользоваться ст. 29 ГПК нельзя, если отношения сторон не определены.

Изначально суду надо было выяснить характер правоотношений между сторонами, отметил ВС, что позволило бы избежать двусмысленности, верно определить подсудность спора.

Суд отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в ВС Башкортостана (пока не рассмотрено). 

* – имя и фамилия участников спора изменены редакцией.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о