Помощник прокурора в кассации оспаривает штраф за неявку на допрос по вызову следователя

Ранее апелляция оставила в силе решение первой инстанции, указавшей, что прокурорские работники не обладают привилегированным статусом в случае применения меры процессуального принуждения, предусмотренной гл. 14 УПК

Помощник прокурора в кассации оспаривает штраф за неявку на допрос по вызову следователя

В комментарии «АГ» один из экспертов отметил, что это решение – «эксклюзивная» судебная практика, продемонстрировавшая редчайший пример процессуальной самостоятельности следователя и независимость суда. Второй указал, что факт вызова на допрос в качестве свидетеля является уважительной причиной отбытия с рабочего места, вследствие чего с точки зрения трудового законодательства это нарушением не будет.

На рассмотрении президиума суда Ямало-Ненецкого автономного округа находится кассационная жалоба старшего помощника прокурора ЯНАО по обеспечению собственной безопасности и физической защиты Дмитрия Шаповалова на решение апелляционной инстанции, оставившей в силе постановление Салехардского городского суда, который оштрафовал его за неявку на допрос по вызову следователя.

Согласно постановлению суда первой инстанции (имеется у «АГ») в производстве отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Ямало-Ненецкому автономному округу находится уголовное дело в отношении И. по ч. 2 ст. 306 УК. 14 августа 2018 г. Дмитрий Шаповалов был допрошен в качестве свидетеля по данному делу. Перед допросом ему под роспись были разъяснены обязанности, предусмотренные ст. 56 УПК.

22 августа 2018 г. следователь вручил Дмитрию Шаповалову повестку о необходимости явиться на следующий день в СО по г. Лабытнанги СУ СК РФ по Ямало-Ненецкому автономному округу в целях участия в проверке его показаний на месте происшествия за пределами Салехарда, однако Дмитрий Шаповалов к месту проведения процессуального действия не прибыл.

24 августа 2018 г. ему была направлена еще одна повестка. За два дня до начала процессуального действия прокурор ЯНАО Александр Герасименко сообщил руководителю следственного органа о «бессмысленности запланированного процессуального действия», в связи с чем Дмитрий Шаповалов вновь к месту проведения проверки показаний на месте происшествия не прибыл.

Следователь составил протокол о нарушении, допущенном в ходе досудебного производства, и направил его в суд.

В суде Дмитрий Шаповалов указал, что доложил прокурору Александру Герасименко о вызове на допрос, однако тот запретил ему выезжать за пределы Салехарда. О том, что его не будет, старший помощник прокурора сообщил следователю по телефону. Также он указал, что, когда пришла вторая повестка, Александр Герасименко вновь запретил ему покидать пределы города.

В обоснование своей позиции Дмитрий Шаповалов сослался на распоряжение прокурора Ямало-Ненецкого автономного округа от 22 января 2013 г. № 3 «О порядке согласования выездов работников аппарата прокуратуры Ямало-Ненецкого автономного округа», а также на ст. 18 Закона о прокуратуре. 

Дмитрий Шаповалов отметил, что умысел на уклонение от исполнения процессуальных обязанностей у него отсутствовал. Невозможность его участия в проверке показаний на месте происшествия обусловлена прямыми указаниями прокурора ЯНАО, которые носят обязательный характер. Кроме того, он отметил, что ст. 42 Закона о прокуратуре устанавливает особую процедуру привлечения сотрудников прокуратуры к ответственности.

Рассмотрев постановление следователя, суд напомнил, что согласно п. 1 ч. 6 ст. 56 УПК свидетелю запрещается уклоняться от явки по вызовам следователя. Он пришел к выводу, что решения Дмитрия Шаповалова игнорировать вызовы следователя носили осознанный характер, так как он понимал, что его поведение противоречит требованием уголовно-процессуального закона. Отмечается, что уважительные причины для неявки по вызовам следователя отсутствовали.

Суд указал, что запрет на выезд за пределы Салехарда в выходные дни, установленный прокурором для подчиненных ему сотрудников, противоправного бездействия Дмитрия Шаповалова не оправдывает. Кроме того, он отметил, что в рассматриваемом случае требования следователя, базирующиеся на нормах УПК, имели приоритет над указаниями работодателя.

При этом суд указал, что распоряжение прокурора ЯНАО от 22 января 2013 г. № 3 «О порядке согласования выездов работников аппарата прокуратуры Ямало-Ненецкого автономного округа» носит заведомо незаконный характер, поскольку при отсутствии достаточных оснований (ч. 3 ст. 55 Конституции) необоснованно ограничивает гарантированную ст. 27 Конституции свободу передвижения.

Также суд отметил, что ст. 18 Закона о прокуратуре в приказе не наделяет прокуроров автономных округов правом контролировать выезды подчиненных ему сотрудников за пределы города, а тем более запрещать участвовать им в следственных действиях.

По мнению суда, Дмитрий Шаповалов, имеющий высшее юридическое образование и достаточно большой стаж в органах прокуратуры, «прекрасно осознавал перечисленные выше обстоятельства».

Суд указал, что ст. 42 Закона о прокуратуре предусматривает особый порядок привлечения прокуроров только к уголовной и административной ответственности. В данном же случае речь идет о применении к Дмитрию Шаповалову меры процессуального принуждения, предусмотренной гл. 14 УПК. «В рамках уголовно-процессуальных отношений (возникающих не в рамках выполнения функций, предусмотренных ст. 37 УПК РФ) прокурорские работники привилегированным статусом не обладают», – отмечается в постановлении.

Таким образом, суд в соответствии со ст. 117 УПК взыскал с Дмитрия Шаповалова 2,5 тыс. руб. Это решение устояло в апелляции, а в настоящий момент обжалуется в кассационной инстанции, дата судебного заседания пока не назначена.

Комментируя ситуацию, адвокат, член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин отметил, что это «эксклюзивная» судебная практика, продемонстрировавшая редчайший пример процессуальной самостоятельности следователя и независимость суда.

«Пока же в своей практике, к сожалению, приходилось сталкиваться с противоположными примерами. Так, командир одного из подразделений отказался направить потерпевшего к следователю для дополнительного допроса, письмом проинформировав последнего о том, что сотрудника погранслужбы он может вызывать на допрос исключительно через директора ФСБ России. В том деле и следователь, и его руководитель продемонстрировали процессуальную трусость и не стали принимать предусмотренные гл. 14 УПК РФ меры процессуального принуждения», – указал Борис Золотухин.

По его мнению, в рассматриваемом случае действия следователя и суда полностью соответствуют требованиям УПК, поскольку ни ст. 37 УПК, ни ст. 56 УПК не наделяют прокурорского работника свидетельским иммунитетом. «Если прокурорский работник стал очевидцем преступного деяния, на него, как и на любого гражданина РФ, возложена обязанность явиться и дать свидетельские показания по делу. Не может быть допрошен в качестве свидетеля лишь прокурорский работник, надзирающий за расследованием этого дела. Стоит отметить, что в моей практике было и такое», – подчеркнул эксперт. Он добавил, что в данном случае остается только порадоваться ярчайшему примеру независимости суда и следователя.

Адвокат АП г. Москвы Тимур Хутов поддержал позицию суда. «В частности, соглашусь с тем, что указание начальства не является приоритетным перед вызовом на допрос в качестве свидетеля», – указал он.

В то же время эксперт отметил, что до обращения в суд ситуацию можно было бы не доводить. «Всегда можно попробовать договориться со следователем и перенести дату проведения допроса. Кроме того, факт вызова на допрос в качестве свидетеля является уважительной причиной отбытия с рабочего места, вследствие чего с точки зрения трудового законодательства это не будет нарушением», – указал Тимур Хутов.

Он отметил, что ситуацию усложняет то, что предполагался не обычный допрос, когда следователь мог выписать отдельное поручение на допрос свидетеля по месту жительства последнего, а проверка показаний на месте, которая предполагает участие в конкретном месте, указанном следователем.

Отвечая на вопрос о том, нуждается ли законодательство в корректировке, Тимур Хутов указал, что в данном случае этого не требуется. «С учетом перечисленных в судебном решении норм порядок действий был понятен. А вот мотивировка и законность запрета на поездку со стороны прокурора Ямало-Ненецкого АО вызывают сомнения», – подчеркнул он.

На просьбу прокомментировать ситуацию в СУ СК РФ по ЯНАО ответили, что следственные органы СК РФ руководствуются в своей деятельности законами РФ и решениями судов, вступившими в законную силу. Решение вопросов законности и обоснованности действия и решений сотрудников МВД, прокуратуры и суда не входит в компетенцию органов СК РФ.

Получить комментарий от прокуратуры Ямало-Ненецкого автономного округа не удалось.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о