Вопросы юристу


Пленум ВС РФ скорректировал разъяснения о необходимой обороне

Согласно поправкам, незаконное проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица признано посягательством, защита от которого допустима в пределах необходимой обороны

Пленум ВС РФ скорректировал разъяснения о необходимой обороне

Адвокаты поддержали внесенные изменения, отмечая, что на практике суды в большинстве случаев игнорируют признаки необходимой обороны в действиях обвиняемого.

31 мая Пленум Верховного Суда принял постановление, которым был внесен ряд дополнений в Постановление Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление».

Изменениями расширен перечень посягательств, защита от которых допустима в пределах необходимой обороны. Так, второе предложение абз. 2 п. 3 Постановления Пленума ВС № 19 дополнено словами «незаконное проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица, не сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия».

Пленум внес в п. 8 Постановления № 19 дополнительное уточнение о необходимости разъяснять судам, что состояние необходимой обороны может иметь место в том числе в случаях, когда защита была осуществлена при обстоятельствах, свидетельствующих о наличии реальной угрозы совершения общественно опасного посягательства, а действия оборонявшегося лица непосредственно предшествовали такому посягательству и были направлены на его предотвращение. Например, посягающее лицо высказывало угрозу немедленного применения насилия в условиях, при которых у оборонявшегося лица имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, направляло в сторону оборонявшегося лица оружие, что свидетельствовало о намерении посягающего лица применить это оружие непосредственно на месте посягательства, разъяснил ВС.

Также скорректирован п. 9: в нем уточнено, что не могут признаваться провокацией нападения правомерные действия обороняющегося лица, в том числе направленные на пресечение нарушения общественного порядка.

Помимо этого, Пленум ВС внес дополнения о том, что должны учитывать суды, разрешая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны (п. 13). Так, при проверке доводов подсудимого о совершении общественно опасного деяния в состоянии необходимой обороны суд обязан исходить из принципа презумпции невиновности (ч. 3 ст. 14 УПК РФ), в том числе учитывать, что подсудимый не обязан доказывать свою невиновность или наличие в его действиях признаков менее тяжкого преступления. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых обвиняемым в свою защиту, лежит на стороне обвинения, а все сомнения в наличии состояния необходимой обороны и (или) виновности лица, обвиняемого в превышении ее пределов, которые не могут быть устранены в порядке, предусмотренном УПК РФ, толкуются в пользу подсудимого.

Партнер АБ FORTIS Юрий Лазарев отметил, что проблема в определении пределов необходимой самообороны носит реальный характер, а закрепленное в ст. 37 УК РФ право человека на необходимую оборону не конкретизировано.

«Обороняющийся имеет реальные шансы оказаться на скамье подсудимых вместо настоящих преступников, то же самое касается и защиты собственного дома. Чтобы право граждан на самооборону стало реальным, нужно корректировать законодательство и судебную практику», – прокомментировал Юрий Лазарев.

Адвокат подчеркнул, что неоднократно предпринимались попытки внесения изменений в ст. 37 УК РФ для устранения имеющихся пробелов. Последний раз депутатами Госдумы предлагался проект федерального закона «О внесении изменения в статью 37 Уголовного кодекса Российской Федерации», разрешающий любые действия обороняющегося вне зависимости от наличия опасности для жизни или угрозы такой опасности при незаконном проникновении посягающего лица в его жилище, указал Юрий Лазарев. Он отметил, что Верховный Суд и правительство посчитали, что распространение права гражданина защищаться всеми возможными методами представляется не соответствующим требованию соразмерности защиты.

«Ознакомившись с поправками в текст Постановления Пленума ВС № 19, считаю, что главным образом ВС РФ заполняет пробел в действующем законодательстве, в котором отсутствует непосредственное указание на место осуществления необходимой обороны, – закрепив этим местом собственное жилище. Однако вопрос, как оценивать реальность угрозы, остался открытым, предоставленным на откуп правоохранительным органам и судам», – полагает Юрий Лазарев.

По мнению адвоката АП Свердловской области Сергея Колосовского, внесенные изменения последовательно уточняют отдельные аспекты, связанные с применением законодательства о необходимой обороне, с учетом вопросов, возникших в практике.

Он отметил, что ценным является дополнение в п. 8, которым уточняется, что лицо вправе действовать в рамках необходимой обороны не только после начала нападения, но и непосредственно перед ним, если угроза совершения общественно опасного посягательства субъективно очевидна для обороняющегося. «На самом деле ст. 37 УК о необходимой обороне сформулирована вполне качественно, четко и достаточно либерально. Постановление же Пленума ВС № 19 я бы вообще назвал близким к идеалу, тем более с учетом данных поправок. Однако на практике как следственные органы, так и суды в большинстве случаев стремятся игнорировать признаки необходимой обороны в действиях обвиняемого. Именно поэтому, в связи с системными дефектами правоприменения, и возникла необходимость внесения обсуждаемых дополнений, в частности еще одного указания на необходимость соблюдения требований ст. 14 УПК», – поделился адвокат.

Адвокат КА «Московский юридический центр» Дмитрий Клячков указал, что в судебной практике понятие самообороны часто трактуется далеко не в пользу обвиняемого: «В результате в реальной ситуации самообороны человек становится дважды жертвой – в первый раз от лица, напавшего на него или его близких, а второй раз – когда государство оценивает его действия как незаконные, что влечет длительные сроки лишения свободы».

По мнению Дмитрия Клячкова, суды часто недостаточно оценивают, что в стрессовой ситуации нападения невозможно достоверно убедиться в намерениях нападающего и оценить уровень угрозы жизни и здоровью, но промедление с противодействием нападению может стоить человеку жизни и здоровья. «В результате суды упорно по таким делам не хотят принимать позицию обвиняемых (подсудимых), а тем более трактовать все сомнения в его пользу. Поэтому хотелось бы верить, что вносимые ВС РФ коррективы в этом вопросе будут адекватно восприняты нижестоящими судами, и они будут руководствоваться такими разъяснениями, не игнорируя их», – заключил адвокат.

Адвокат Второй Нижегородской коллегии адвокатов Алексей Матасов полагает, что ВС РФ решил закрепить нормы недавнего законопроекта, который получил негативную оценку от Правительства РФ. «Нельзя требовать от защищающегося всестороннего и объективного анализа нападения. В момент он не может разумно оценить опасность нападающего и точно дозировать ответные действия. Поэтому насыщение постановления Пленума примерами призвано исправить практические перекосы и устранить угрозу несправедливой ответственности. Надеюсь, что эти изменения уменьшат число случаев, когда практика расходится со здравым смыслом», – выразил свою позицию адвокат.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о