Партнеры в юрфирмах: как они зарабатывают


Иллюстрация: Право.Ru/Острогорская Оксана

На западе институт партнерства существует давно и сейчас отражает не просто форму организации адвокатских компаний, а структуру управления юрбизнесом. И количество зарабатываемых денег там зависит в первую очередь от того, какую роль играет юрист в развитии компании. Подобная система перекочевала и на российский юррынок. Правда, пока требования к российским партнерам значительно мягче. Но и сами партнерства в России менее долговечны, констатируют эксперты.

Классический подход

До конца нулевых американское законодательство предусматривало для адвокатов две формы ведения бизнеса: юридическая корпорация (law corporation) и партнерство (partnership или general partnership). Выбирая организационно-правовую форму при создании юрфирмы, юристы из США обращают внимание на два принципиальных вопроса, рассказывает Анастасия Махнева, партнер Интеллект-С: «Ограничение ответственности учредителей фирмы и снижение налогового бремени».

Особенность юркорпорации в том, что долями в ее капитале могут владеть только адвокаты. Такое объединение платит налоги на двух уровнях: с прибыли самой корпорации и с доходов акционеров как физлиц, которые те получают после распределения прибыли организации. А в партнерстве весь заработок компании распределяется между партнерами, которые уплачивают только подоходный налог.

Принципиальнее при выборе формы ведения бизнеса становится вопрос об ограничении личной ответственности адвоката (партнера или акционера). По общему правилу, в корпорации акционер личным имуществом отвечает только за собственные ошибки. А в структуре partnership партнер всеми своими активами несет ответственность не только за себя, но и за ущерб, который причинен клиенту по вине других партнеров. Аналогичным образом решается вопрос и об ответственности по другим долгам фирмы. 

Новый взгляд на партнерство

Вместе с тем, в конце нулевых годов под давлением профессионального сообщества (в первую очередь, бухгалтеров) американские законодатели позволили юристам создавать партнерства с ограниченной ответственностью (LLP – limited liability partnership). Преимущества LLP в том, что оно сочетает в себе: и возможность использовать упрощенную схему уплаты налогов как в партнерстве, и ограничение ответственности акционера как в корпорации. Учитывая перечисленное, новая форма стала особенно популярна у вновь создаваемых юридических компаний. И не только в США, но и в Великобритании.

В LLP партнер юрфирмы является полноправным участником бизнеса и участвует в распределении прибыли, которую организация получила за отчетный период. В большинстве партнерств такой период составляет один календарный год. Кроме того, партнеры могут делиться на старших и младших, обычно это бывает в крупных ильфах, объясняет Дмитрий Панченко, советник
АБ Коблев и партнеры

Коблев и партнеры

Федеральный рейтинг

I
группа
Уголовное право и процесс

45
место

По размеру выручки

17
место

По размеру выручки на юриста

×

. Первые – это те, кто принимают участие в распределении прибыли всей организации на глобальном уровне. Вторые делят дивиденды лишь от отдельного офиса, где они трудятся (московского, минского, лондонского и т.п.). 

Если говорить про ильфы, то они часто имеют двухступенчатую структуру, где партнеры делятся на equity and non-equity partners. Первые владеют долей в фирме и делят ее прибыль. «Non-equity partners» имеют фиксированную оплату и могут иметь отдельные права голоса по определенным вопросам деятельности фирмы. В частности, об открытии нового офиса или принятия в команду нового партнера. Статус «non-equity partner» обычно длится от 1 до 3 лет и  является переходным этапом на пути к полному партнерству, говорит Панченко: "Для перехода в «equity partner» может потребоваться материальный вклад в капитал юридической фирмы".

Нет универсального вида партнёрства, которое подходит всем. Ведь партнёрство в юрфирме всегда завязано на личность и персональные качества партнера, которые порой довольно сложно подвести под какую-то математическую формулу, справедливо отражающую его роль и вклад в партнёрство. Как говорится: что русскому может быть хорошо, то немцу смерть.

Андрей Корельский

Махнева отмечает, что сейчас институт партнерства в западных юрфирмах отражает не столько правовую форму организации адвокатских компаний, сколько структуру управления бизнесом. На уровне HR — это система поощрения юристов, «преемственности поколений», воспроизводства бизнес-традиций и профессиональных ценностей. На уровне бизнес-администрирования — это система органов управления юрфирмой, в которой каждый партнер выполняет определенную функцию. И, наконец, на финансовом уровне — это система распределения прибыли и финансовых рисков между партнерами. 

Деньги партнеров

По мнению Клэренса Келлога, внештатного советника Hopkins & Carley, в американских юрфирмах есть три фундаментальных подхода к распределению прибыли между партнерами. Первый из них – принцип старшинства, когда учитывается продолжительность работы партнера в юрфирме. То есть, чем дольше юрист трудится в компании, тем больше он получает. Плюс такой системы — в ее прозрачности, поясняет эксперт: «Зная, сколько адвокат работает в фирме, вы можете сказать, сколько он зарабатывает, и наоборот». 

Еще один вариант – распределять деньги по принципу производительности, когда партнеру начисляют определенный процент от заработанных им денег. Кроме того, в этой системе учитывается и процент от тех клиентов, которых юрист привел, но не работал с ними лично. Существуют вариации формул, когда добавляется коэффициент, связанный с работой партнера, которую нельзя измерить деньгами или часами, поясняет эксперт: это административная нагрузка, работа с персоналом и т.п.

Помимо двух перечисленных есть еще и субъективный принцип, когда руководители юрфирмы не анализируют досконально итоговые финансовые показатели каждого из партнеров, а оценивают их деловые и профессиональные качества, общий вклад в развитие юридических практик, сотрудников, бизнеса компании в целом. 

На практике фирмы обычно стараются найти компромисс между этими тремя решениями, потому что применение только одного из них в чистом виде может привести к нежелательным последствиям, объясняет Келлог: «То же поощрение партнеров только на основании финансовых показателей не стимулирует те виды работ, которые не приносят очевидного дохода». Речь идет про менторство, обучение младшего персонала или административную работу.  

К конфликтным моментам может привести ситуация, когда одни партнеры знают точные цифры доходов друг друга в компании. Чтобы исключить или хотя бы минимизировать такой риск, некоторые юрфирмы пользуются системой "чёрным ящиком" (black box model). Она подразумевает, что вознаграждение партнёрам устанавливается управляющим комитетом или управляющим партнёром на основе определённых правил/формулы. При этом партнёры не знают, сколько получают их коллеги. 

Такая система позволяет не только избегать конфликтов между партнёрами из-за сумм вознаграждения, но и с большей легкостью "уводить" нужных фирме партнёров из других компаний на особых условиях, не боясь зависти и недовольства других партнёров. Структуру "чёрного ящика" используют такие крупные фирмы, как Jones Day, Sidley Austin, Greenberg Traurig и некоторые другие. А на прошлой неделе издание The American Lawyer опубликовало информацию о том, что на такую систему распределения прибыли между долевыми партнёрами в своих североамериканских офисах уже перешла Baker McKenzie. Но в самом ильфе американскому изданию уточнили, что  не закрывали полностью информацию о суммах партнёрского вознаграждения, а просто перестали её направлять партнёрам. В то же время, каждый партнёр может получить информацию от фирмы о суммах вознаграждения других партнёров по его просьбе.

Партнерства в юрфирмах по способу распределения прибыли

1) Eat what you kill («Получи то, что заработал»). Этот тип организации заставляет партнеров трудиться в поте лица, объясняет партнер
КА Ковалев, Тугуши и партнеры

Ковалев, Тугуши и партнеры

Федеральный рейтинг

I
группа
Банкротство

II
группа
Страховое право

II
группа
Арбитражное судопроизводство

II
группа
Фармацевтика и здравоохранение

IV
группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

22
место

По размеру выручки

9
место

По размеру выручки на юриста

39
место

По количеству юристов

×

Сергей Кислов: «Не приведешь проект, считай – остался голодным». Эта система в меньшей степени свойственна ILFам. 

Плюсы: Большой процент от собственных проектов. 

Минусы: Стресс, нежелание отвлекаться на общефирмовые нужды и развиваться. 

2) Equity («Равенство»). В такой системе ежедневно не только ты зарабатываешь, но и каждый партнер обеспечивает тебя, говорит Кислов: «Каждый новый проект – доход для всех партнеров в соответствии с определенными процентами. Именно в соответствии с ними будет распределиться доход про итогам определенного периода времени – квартала, полугодия или года». Эта система более свойственна ILFам. 

Плюсы: Уверенность в том, плохой период помогут пережить твои партнеры, наличие желания и времени заниматься развитием фирмы.

Минусы: Эта система расслабляет. Она малоподвижна – партнеры с большим процентом не хотят им делиться. Они гарантировано получат большую часть того, что заработают остальные партнеры. 

3) Смешанная. При этой структуре партнеры получают процент от приводимых проектов, а то, что остается – делится по принципу «equity», разъясняет Кислов: «Как кажется, наиболее сбалансированная система, которая позволяет не только изменять показатели партнеров на будущий год, но и оценивать их «рублём» в текущем периоде». 

Минусы и плюсы у этой модели зависят от того какие принципы партнерства из первых двух видов она объединяет. 

Жизнь партнеров в рульфах

Учитывая все перечисленное, можно сказать, что решение стать партнером в ильфе является судьбоносным выбором, который потребует усилий на протяжении десятка лет, резюмирует Панченко: «Нужно много лет оказывать юридические услуги высочайшего качества». 

Правда, российский юрист Илья Рыбалкин стал партнером в
Noerr

Noerr

Федеральный рейтинг

I
группа
Трудовое и миграционное право

I
группа
Интеллектуальная собственность

II
группа
Антимонопольное право

II
группа
ТМТ

II
группа
Коммерческая недвижимость/Строительство

II
группа
Финансовое/Банковское право

II
группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

II
группа
Налоговое право и налоговые споры

IV
группа
Банкротство

23
место

По размеру выручки

8
место

По размеру выручки на юриста

40-41
место

По количеству юристов

×

уже в 30 лет, но на юррынке это скорее исключение, чем правило. Артём Родин, который в 32 года занял позицию партнера ильфа
CMS

CMS Russia

Федеральный рейтинг

I
группа
ТМТ

I
группа
Интеллектуальная собственность

I
группа
Природные ресурсы/Энергетика

II
группа
Трудовое и миграционное право

II
группа
Коммерческая недвижимость/Строительство

II
группа
Фармацевтика и здравоохранение

II
группа
Финансовое/Банковское право

II
группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

II
группа
ГЧП/Инфраструктурные проекты

III
группа
Антимонопольное право

20
место

По количеству юристов

×

, уверен: «К партнерству в крупной юркомпании можно прийти не раньше, чем через 7–8 лет после начала практики». На основе собственного опыта он делает вывод, что на пути к партнерству необходимо не только добиться профессионализма в юридической работе, но и научиться эффективно взаимодействовать с клиентами: «При этом задача партнера не только работать по проектам клиентов, но в первую очередь развивать бизнес фирмы, то есть привлекать новых клиентов и новые проекты, согласовывать финансовые условия и организовывать работу по проектам». 

Несколько иная ситуация с обсуждаемым институтом в российских юрфирмах. В  небольших рульфах к присвоению партнерского статуса проявляется более гибкий подход и не учитывается формальное требование об определенном сроке работы в фирме. Соответствие корпоративной культуре и профессиональный уровень безусловно являются существенными критериями для рульфов, но коммерческие интересы могут с легкостью выходить на центральное место при принятии решений о партнерстве, поясняет Панченко. По словам эксперта, такой подход объясняется тем, что для отечественных организаций объединение юристов под совместным брендом – это во многом коммерческий союз, направленный на получение прибыли. Поэтому на практике российские юрфирмы обычно создаются как коммерческие организации, иначе без этого получать прибыль им будет затруднительно.

Но не всегда все завязано именно на деньги. Порой в отечественных юркомпаниях партнером может стать даже пиарщик, который вовсе не приносит прибыль. Более того, есть много случаев, когда предложение о партнёрстве делают юристу не только исходя из прибыли, которую может принести потенциальный партнёр, говорит управляющий партнер КА Pen&Paper Валерий Зинченко: «Партнёрство даётся как некий аванс, как показатель веры в кандидата, и это далеко не всегда плохо».

Вместе с тем, российские партнерства  зачастую могут не пройти проверку временем, уверен партнер
Saveliev,Batanov&Partners

Saveliev, Batanov & Partners

Федеральный рейтинг

I
группа
Арбитражное судопроизводство

Профайл компании

×

Сергей Савельев. По его мнению, более половины российских фирм из рейтинга Право.ru-300 – это временные явления, непрочные и неустойчивые партнерства, которые рано или поздно прекратят существовать в их нынешнем виде. Эксперт объясняет такую ситуацию целым рядом проблем: одни компании не проходят финансовый краш-тест (генерация убытков, а не прибыли), другие не умеют управлять преемственностью (передавать власть молодым) и изменениями (ригидность и ретроградность), а кто-то не способен объединиться на ценностных установках.

Если брать какие-то аналогии, то партнёрство в ильфах похоже на большую «шведскую семью по расчету» с четкой регламентацией прав и обязанностей по брачному контракту. А рульфы - это классическая форма «брака по любви», где только эмоции, договорённости и в горе, и в радости. И если уход из шведской семьи одного или даже нескольких партнеров остаётся практически незаметным, то при ухудшении отношений между партнёрами в бутиках очень редко, когда обходится без «битья посуды», скандалов и эмоциональных расставаний с созданием двух новых фирм.

Андрей Корельский

Кому передать партнерство

В обсуждаемом институте не менее важным аспектом является и преемственность между партнерами. По словам Зинченко, она невозможна без единства взглядов на развитие компании: «Единство взглядов на жизнь тоже приветствуется, но далеко не всегда достижимо». Он подчеркивает, что преемственность не должна подменяться неосуществимыми попытками более опытных партнеров клонировать себе подобных: «Это не приносит никакого результата». 

Сила партнёрства - в разности партнёров. С их разными сильными сторонами и преимуществами. Здоровая и правильная преемственность достигается, только когда старшее поколение партнеров наряду с передачей собственного опыта хочет и готово принимать опыт, знания и умения от более молодых.

Валерий Зинченко

Вместе с тем, условия для постепенной передачи управления юрфирмой от старших партнеров к младшим очень важны, так как это ненаследуемый вид бизнеса, обращает внимание управляющий партнер
АБ КИАП

КИАП

Федеральный рейтинг

I
группа
Страховое право

I
группа
Разрешение споров в судах общей юрисдикции

II
группа
Трудовое и миграционное право

II
группа
ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование

II
группа
Международный арбитраж

II
группа
Интеллектуальная собственность

II
группа
Уголовное право и процесс

III
группа
Антимонопольное право

III
группа
Арбитражное судопроизводство

III
группа
ТМТ

III
группа
Коммерческая недвижимость/Строительство

III
группа
Финансовое/Банковское право

III
группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

III
группа
Налоговое право и налоговые споры

IV
группа
Банкротство

Профайл компании

×

, Андрей Корелський. Если не создать такой механизм в юркомпании, то организация, как правило, прекратит своё существование при отходе старших партнеров от дел или в мир иной, предупреждает юрист. 

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о