елхов и партнёры  торги по банкротству

Наследство по-новому: Павел Крашенинников представил новую книгу

С лета в России начинают работать новые законы наследственного права. Теперь россияне смогут воспользоваться такими решениями, как совместное завещание и наследственные договоры. О том, как это будет работать, рассказал Павел Крашенинников в книге «Наследственное право (включая наследственные фонды, наследственные договоры и совместные завещания)».

30 мая в Москве прошла презентация книги Павла Крашенинникова, посвященная новым изменениям в наследственном праве. Изменений действительно немало: у россиян появились новые, ранее недоступные инструменты. В первую очередь речь идет о совместных завещаниях. С 1 июня этого года супруги смогут составлять их совместно. По обоюдному согласию они смогут определить последствия смерти каждого из них: лишить наследства, завещать общее имущество или делить доли наследников. При этом завещание утратит силу, если супруги разведутся или если после смерти одного из них другой его отменит. Причем само заявление просто будут заверять у нотариуса, а чтобы исключить возможные злоупотребления, будет вестись обязательная видеофиксация процесса. 

Другие изменения связаны с наследственными фондами: такие уже существуют в западно-европейских системах, например фонд Нобеля. Средства из такого фонда могут распространяться как физлицам, так и компаниям. Также введут наследственные договоры: в таком документе могут быть определены условия получения наследства (например, до конца жизни содержать своих родственников). Изменить такой договор можно или при жизни наследодателя, или по решению суда. 

Доктор наук и заслуженный юрист России Павел Крашенинников на презентации своей книги рассказал о ее структуре. Одна часть посвящена истории наследственного права и его концепциям. Например, самая древняя концепция – это семейная, в соответствии с которой после смерти наследодателя все остается родственникам, другая концепция – диспозитивности, когда гражданин сам выбирает судьбу своих сбережений. Крашенинников в своем выступлении остановился на примерах, как будет работать новый закон. «Без совместного завещания после смерти одного из супругов за другим остается доля, а вторая может стать причиной споров между наследниками. А в случае с совместным завещанием переживший супруг проживает до своей смерти в квартире, а только после этого она переходит наследникам», – пояснил он.

Константин Корсик, президент Федеральной нотариальной палаты, отметил сильные стороны книги: «Нотариусы – основные правоприменители в наследственном праве, и сейчас мы готовимся использовать эти новеллы». «Книга Павла Владимировича является важным результатом его аналитической работы, а новая редакция содержит важные нормы по новым изменениям. Он не просто аналитик, но и ученый, который стоит не передовой», – поблагодарил Корсик и заявил, что труд будет востребован в нотариальной среде и станет хорошим учебником для студентов. Корсик добавил, что уже около 600 завещаний о создании наследственного фонда были удостоверены нотариусами.

Лидия Михеева, и. о. руководителя Исследовательского центра частного права им. С. С. Алексеева при Президенте РФ, отметила, что действующий правопорядок нуждался в изменениях не потому, что отставал от западного, а потому что стало понятно, что существующий инструментарий Гражданского кодекса был недостаточен для обеспечения интересов наследников и общества. «Пока мы переживали переход от прежнего правопорядка к новому, к классическим капиталистическим канонам, мы не определились с концепцией наследования», – резюмировала она и отметила, что одна из задач нового законодательства – сделать нашу юрисдикцию комфортной не только (и не столько) для крупного бизнеса, но и для формирующегося среднего класса, чтобы в период наследственных процедур масса не была расхищена и не уменьшилась в объемах. 

Бронислав Гонгало, руководитель Уральского отделения Российской школы частного права, заведующий кафедрой гражданского права Уральского государственного юридического университета, предположил, что наследственные фонды не будут массовым явлением, что также можно сказать о наследственных договорах – по аналогии с брачными, их будет не так много, так как это не совсем в российском менталитете. Самыми распространенными станут совместные завещания. 

В заключение Крашенинников подписал книги и рассказал о творческих планах: сейчас к выпуску готовится новая работа законодателя «Заповеди советского права».

С разрешения автора «Право.ru» публикует отрывок из книги «Наследственное право (включая наследственные фонды, договоры и совместные завещания)».

Часть IV. НОВЕЛЛЫ НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА          

           Глава 22. СОВМЕСТНЫЕ ЗАВЕЩАНИЯ 

           § 1. Общие положения

В соответствии с Федеральным законом от 19 июля 2018 г. № 217-ФЗ «О внесении изменений в статью 256 части первой и часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации» с 1 июня 2019 г. у супругов появилась возможность совершать не только индивидуальные завещания, в том числе в присутствии супругов, но и совместные – общие завещания, согласовывая свои намерения по поводу судьбы имущества на случай смерти одного или обоих супругов.

В таком завещании супруги вправе по обоюдному усмотрению определить следующие последствия: 

- завещать общее имущество супругов, а равно имущество каждого из них любым лицам; 

- любым образом определить доли наследников в соответствующей наследственной массе; 

- определить имущество, входящее в наследственную массу каждого из супругов, если определение такого имущества не нарушает права третьих лиц; 

- лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения; 

- включить в совместное завещание супругов иные не противоречащие закону завещательные распоряжения.

Как мы уже указывали в § 9 гл. 7 настоящей работы, условия совместного завещания супругов являются действительными  в части, не противоречащей правилам об обязательной доле в наследстве (в том числе об обязательной доле в наследстве, право на которую появилось после составления совместного завещания супругов).

Кроме того, действует правило о запрете наследования недостойными наследниками.

Для защиты прав супругов и других лиц, указанных в совместном завещании, введена видеофиксация. В соответствии с п. 5.1 ст. 1125 ГК РФпри удостоверении совместного завещания супругов нотариус обязан осуществлять видеофиксацию процедуры совершения совместного завещания супругов, если они  не заявили возражение против этого. Другими словами, закон предусматривает обязательную видеофиксацию процедуры составления совместного завещания. При этом если супруги по каким-либо причинам против такой фиксации, они должны в письменном виде от нее отказаться.

Гражданско-правовые нормы, регулирующие возможность совершения совместного завещания и устанавливающие последствия, ‒ в настоящий момент один из самых молодых институтов российского законодательства, между тем распространен и широко используется во многих странах мира более 100 лет.

Следует обратить внимание на то, что п. 1 ст. 3 Регламента № 650/2012 Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О юрисдикции, применимом праве, признании и исполнении решений, принятии и исполнении нотариальных актов по вопросам наследования, а также о создании Европейского свидетельства о наследовании» совместное завещание наряду с завещанием и договором о наследовании относит к способам распоряжения имуществом на случай смерти и рассматривает его как завещание, составленное в виде единого документа двумя или более лицами.

Относительно понятия совместного завещания нет единства в терминологии и правовом регулировании в законодательстве разных стран, в том числе и ЕС. Наряду с термином «совместное завещание» используются термины «общее завещание», «взаимное завещание», «встречное завещание». Квалифицирующими признаками такого завещания являются встречный характер завещательных распоряжений наследодателей, указание в качестве наследников не только наследодателей, совершивших завещание, но и третьих лиц, зависимость завещательных распоряжений наследодателей между собой.

Для определения правовой природы совместного завещания и его видов целесообразно учесть немецкую классификацию совместных завещаний в зависимости от согласования супругами волеизъявления:

 

  •  одновременное совместное завещание, содержание которого составляют распоряжения завещателей, не согласованные между собой;
  •  взаимное совместное завещание, распоряжения которого носят взаимный характер (т.е. сделаны в пользу друг друга), но могут быть свободно изменены каждым из супругов;
  •  взаимозависимое совместное завещание, распоряжения по которому носят взаимный характер, а действительность распоряжений одного из супругов зависит от действительности распоряжений другого.
  • Взаимозависимое совместное завещание супругов известно не только в Германии, но и в других странах, например в Эстонии, Израиле, и отличается от взаимного завещания тем, что если супруги сделали взаимное завещание в пользу друг друга либо определили иное лицо, которому перейдет наследство пережившего супруга, предполагается, что распоряжение не должно быть сделано без распоряжения другого супруга. Как видно из анализа вступивших в силу норм, посвященных совместным завещаниям, в России воспринята конструкция, указанная в п.3.

                § 2. Форма совместного завещания. Соотношение завещания и совместного завещания

    Точно так же, как и индивидуальное завещание, совместное завещание супругов совершается в нотариальной форме. Вместе с тем в отличие от индивидуального завещания совместные завещания супругов не могут быть закрытыми, составленными в условиях чрезвычайных обстоятельств, а также к ним не могут применяться положения ГК РФ, относящиеся к завещаниям, приравненным к нотариальным удостоверениям (см. § 2 гл. 7).

    К сожалению, при подготовке проекта, обретшего форму Федерального закона от 19 июля 2018 г. № 217-ФЗ, не удалось  зафиксировать четкое соотношение индивидуального завещания и совместного завещания супругов. Соответственно действует общий принцип о силе завещаний, т.е. каждое последующее завещание имеет бóльшую крепость, чем предыдущее, и не важно, совместное оно или индивидуальное.

    В Германии, например, совместное завещание, как и наследственный договор, имеет приоритет перед обычным завещанием. Простое завещание, составленное позднее указанных выше распорядительных документов, является недействительным в той части, в которой противоречит взаимосвязанным распоряжениям, содержащимся в более ранних распоряжениях на случай смерти (абз. 1 § 2271, § 2290—2292 ГГУ), кроме случаев, когда после смерти супруга переживший супруг отказывается от предоставленного ему по совместному завещанию. 

     Аналогичные нормы содержатся в законодательстве большинства стран, предусматривающих возможность составления совместного завещания.

                § 3. Прекращение действия совместного завещания и его отмена

    Поскольку совершение совместного завещания возможно только супругами (лицами, зарегистрировавшими брак), то прекращение брачных отношений автоматически прекращает действие совместного завещания. На основании п. 4 ст. 1118 ГК РФ совместное завещание супругов утрачивает силу в случае расторжения брака или признания брака недействительным как до, так и после смерти одного из супругов.

    Общие основания недействительности завещания рассмотрены в § 3 гл. 7 настоящей работы. Кроме того, ГК РФ предоставляет возможность одностороннего выхода из совместного завещания или корректировки распоряжения на случай смерти принадлежащим этому супругу имуществом.

    В первом случае этот выход осуществляется при отмене совместного завещания как при жизни, так и после смерти второго супруга.

    Во втором случае – при совершении последующего (последующих) завещания (завещаний);  нотариус удостоверяет последующее завещание одного из супругов, принимает закрытое последующее завещание одного из супругов или удостоверяет распоряжение одного из супругов об отмене совместного завещания супругов при жизни обоих супругов, он обязан направить другому супругу в порядке, предусмотренном законодательством о нотариате и нотариальной деятельности, уведомление о факте совершения таких последующих завещаний или об отмене совместного завещания супругов.

    Что касается других юрисдикций, то в Германии по общему правилу в случае прекращения брака совместное завещание признается недействительным. Если брак прекращен до смерти одного из супругов, то, согласно Германскому гражданскому уложению (далее — ГГУ), распоряжения остаются в силе, если они были сделаны и на этот случай         (§ 2268). При этом § 2269 ГГУ регулирует взаимное совместное завещание, в котором супруги назначают друг друга наследниками. Если в таком завещании установлено, что после смерти пережившего супруга их общее наследственное имущество должно перейти к третьему лицу, то следует полагать, поскольку не доказано иное, что третье лицо считается наследником в отношении всего наследства супруга, умершего последним.

    В Германии в совместном завещании может быть предусмотрен завещательный отказ супругов. Если супруги в общем завещании установили завещательный отказ, который подлежит исполнению после смерти пережившего супруга, следует полагать, поскольку не доказано иное, что завещательный отказ перейдет к отказополучателю только после смерти пережившего супруга.

    Недействительность или отмена распоряжения одного супруга в рамках взаимозависимых совместных завещаний, согласно § 2270 ГГУ, влечет недействительность распоряжения другого.

    Взаимозависимость распоряжений имуществом предполагается, когда супруги завещают его друг другу либо когда один из супругов совершает предоставление другому и в отношении принявшего предоставление пережившего супруга осуществляется распоряжение в пользу лица, состоящего в родстве или в близких отношениях с другим супругом.

    Отмена таких взаимозависимых распоряжений осуществляется при жизни супругов по аналогии с порядком отказа от договора о наследовании. Супруг не может при жизни другого супруга отменить свое распоряжение в одностороннем порядке новым распоряжением на случай смерти. Право на отмену прекращается смертью другого супруга; переживший супруг тем не менее может отменить свое распоряжение, если он откажется от предоставленного. Также после принятия предоставления переживший супруг вправе отменить свои распоряжения.

               § 4. Участники совместного завещания. Назначение наследников и выгодоприобретателей по совместному завещанию

    В России участниками совместного завещания могут быть только лица, официально зарегистрировавшие свой брак в органах записи актов гражданского состояния. Другое дело – круг лиц, указанных в совместном завещании для получения тех или иных прав и обязанностей.

    В совместном завещании могут быть отражены варианты, связанные со смертью. Первый ‒ умирает супруг Х, имущество переходит супругу У. Второй – наоборот: умирает супруг У, а наследство получает супруг Х. И третий – когда оба супруга умирают одновременно. Соответственно все три варианта чаще всего могут предусматривать и других наследников: как граждан, так и, возможно, юридических лиц или публичные образования (Российская Федерация, ее субъекты или муниципальные образования).

    Рассмотрим несколько примеров.

    Первый пример условно назовем «обменом имуществом и наследниками».

    Супруги имеют детей от разных браков, у них есть имущество в совместной собственности и имущество каждого из супругов. В совместном завещании все это имущество супруги могут распределить как между общими наследниками, так и между лицами, наследующими за каждым из супругов. Например, у супруга в собственности находится квартира и есть сын от первого брака, у супруги в собственности «автомойка» и есть дочь от первого брака. Супруги хотят, чтобы «автомойка» жены досталась ее пасынку при условии, что квартиру мужа наследует ее дочь (т.е. имущество каждого из супругов должно перейти к ребенку другого супруга).

    Супруги совместным завещанием могут определить, что «автомойку» жены наследует пасынок при условии, что квартиру мужа наследует падчерица.

    До вступления в силу Федерального закона от 19  июля 2018 г. № 217-ФЗ «О внесении изменений в статью 256 части первой и часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации» составление каждым из супругов завещания в отношении детей друг друга не может гарантировать, что каждый из супругов в любой момент не отменит свое завещание или изменит его, а второй супруг об этом даже не узнает.

    Второй, весьма распространенный пример («жилищный») ‒ о наследовании квартиры при наличии общих детей.

    Супруги имеют общих детей, из дорогостоящего имущества у них есть  однокомнатная квартира в центре Москвы с предметами домашней утвари. Супругам за 70 лет.

     В совместном завещании им можно предусмотреть, что переживший супруг будет проживать до своей смерти в этой квартире, которая перейдет к детям обоих супругов вместе со всеми предметами домашнего обихода только после смерти пережившего супруга 

    Третий пример также «жилищный», но связан с наследованием квартиры при наличии детей от разных браков.

    Супруги имеют детей от разных браков, из дорогостоящего имущества у них есть  трехкомнатная квартира в г. Екатеринбурге.

      В совместном завещании они могут  предусмотреть, что переживший супруг будет проживать до своей смерти в этой квартире (наследует эту квартиру), которая в соответствующих долях перейдет к детям обоих супругов от разных браков только после смерти пережившего супруга. В этом случае можно предусмотреть и разные доли, например, наследники супруга, умершего раньше, получать больший размер доли в наследстве по сравнению с детьми пережившего супруга.

    Четвертый пример ‒ редко встречающаяся ситуация, но, как говорится, жизнь преподносит нам разные сюрпризы, в том числе и связанные со смертью; назовем его «коммориентным».

    Напомним, что коммориенты – это лица, умершие одновременно. Супруги не имеют общих детей, но имеют детей от разных браков. В этом случае супруги могут предусмотреть , что в случае их одновременной смерти за каждым из супругов будут наследовать только их родные дети.

    Эти примеры даются всего лишь в качестве иллюстрации возможных вариантов согласованного распоряжения супругами имуществом на случай смерти. Очевидно, что примеров  может быть гораздо больше и они могут быть  самыми  разнообразными.

                § 5. Зарубежное законодательство о совместных завещаниях

    Положения ГГУ ( см. с. 211)  – первого законодательного акта, предусмотревшего детальное регулирование совместных завещаний, ‒ имплементированы в законодательство других стран Европейского Союза с некоторыми особенностями. Так, например, Гражданский кодекс Литовской Республики (далее — ГК ЛР), как и законодательство большинства стран ЕС, признает совместным завещание, которое может быть совершено только супругами и в котором супруги друг друга назначают наследниками после своей смерти, в том числе в отношении части общей собственности супругов, которая наследуется пережившим супругом, кроме наследования обязательной доли иными наследниками (ст. 5.43 ГК ЛР). Кроме того, в совместном завещании могут быть предусмотрены назначение общего наследника после смерти пережившего супруга, установление завещательного отказа из имущества одного супруга или общего имущества супругов после смерти пережившего супруга, а также передача имущества или его части в общеполезных целях (ст. 5.45 ГК ЛР).

    Такое завещание должно быть удостоверено нотариусом или любым иным лицом, свидетельствующим завещание (ст. 5.44 ГК ЛР).

    Законодательство Литвы предусматривает особенности прекращения совместного завещания. Каждый из супругов имеет право до открытия наследства отменить завещание в том же порядке, в котором оно было составлено, при этом часть завещания, относящаяся к волеизъявлению другого супруга, также утрачивает силу. Совместное завещание нельзя отменить или изменить составлением обычного завещания. Совместное завещание также утрачивает силу вследствие расторжения брака или при подаче заявления о расторжении брака.

    В соответствии со ст. 5.49 ГК ЛР после смерти одного из супругов другой супруг уже не имеет права изменить или отменить совместное завещание. Однако он вправе отказаться от наследства и получить право составить новое завещание по своему усмотрению в отношении своего имущества (ст. 5.49 ГК ЛР).

    В Эстонии ст. 87 Закона от 15 мая 1996 г. «О наследственном праве» признает совместным завещанием супругов завещание, в котором супруги взаимно назначают себя наследниками один после другого, причем действительность назначения наследником одного из супругов зависит от действительности назначения наследником другого супруга. В совместном завещании супруги могут определить, к кому переходит наследство пережившего супруга в случае его смерти, при этом переживший супруг, принявший наследство, не вправе изменять это взаимное завещательное распоряжение супругов и делать на случай своей смерти иные распоряжения. Во взаимном завещании супругов также может быть назначен общий отказ, который подлежит исполнению после смерти пережившего супруга, если иное не следует из завещания, либо отказ не совершен в отношении раздельного имущества. Определенные особенности предусмотрены в отношении совместных завещаний, наследником по которым выступает третье лицо. Если такое совместное завещание супругов предусматривает, что наследство должно перейти в составе, имевшемся на день смерти ранее умершего супруга, то наследство переходит к третьему лицу в том составе, какое оно имело на день смерти пережившего супруга.

    Совместное завещание может быть отменено каждым из супругов в одностороннем порядке и считается отмененным, если другой супруг получил переданное в нотариальном порядке извещение об отмене завещания.

    Признание брака недействительным или его расторжение, а также отказ пережившего супруга от наследования по совместному завещанию влекут признание совместного завещания недействительным.

    В Латвийской Республике взаимным называется любое завещание, в котором в виде одного совместного акта двое или более лиц взаимно назначают себя наследниками один после другого (ст. 604 Гражданского закона). При этом взаимное завещание может быть отменено каждым из завещателей в одностороннем порядке.

    В некоторых странах разрешены только взаимные завещания. Согласно § 1248 Всеобщего гражданского кодекса Австрии супруги вправе в одном и том же завещании взаимно назначить наследниками друг друга или назначить наследниками третьих лиц. Такое завещание также может быть отозвано; однако из отзыва завещания одним супругом не может быть сделан вывод об отзыве завещания другим супругом.

    Значительное внимание уделено совместным завещаниям в законодательстве Мальты. Совместные завещания допускаются только между супругами. Другие участники гражданских отношений не могут совершить завещание в виде одного документа даже в пользу третьих лиц. Статья 592 ГК Мальты определяет завещание, которое может быть сделано супругами в одном и том же документе. Если такое завещание будет отменено одним из наследодателей применительно к его имуществу, то завещание будет продолжать действовать в отношении имущества другого наследодателя. Такое завещание каждым из супругов по распоряжению своим имуществом совершается отдельно от распоряжений другого супруга. Нарушение данного положения, однако, не влечет недействительности завещания, но в отношении нотариуса, допустившего нарушение, могут быть применены штрафы.

    Согласно ст. 593 ГК Мальты если по совместному завещанию наследодатели завещают друг другу все имущество или большую часть с условием, что если один из супругов отменит завещание, то он утрачивает взаимное право на получение наследства от другого супруга в случае, если переживет последнего. В случае, если супруг утратит таким образом право на имущество, наследство переходит наследникам по закону, если не было иного завещания умершего. При этом супруг сохраняет узуфрукт на названное имущество. На основании ст. 595 ГК Мальты такие завещания не могут быть составлены в качестве закрытых.

    Закон о наследовании Норвегии от 3 марта 1972 г. предусматривает как совместные завещания, так и завещания, совершенные в пользу друг друга (двусторонние завещания).

    Статья 8 Закона Израиля 1965 г. «О наследовании» позволяет супругам составить взаимное завещание, в котором волеизъявление одного из супругов зависит от волеизъявления другого супруга. Взаимное завещание составляется в виде одного или двух отдельных документов и содержит взаимозависимые указания в отношении наследования имущества супругов. Супруги, составившие взаимные завещания, могут отменить их при наличии следующих обстоятельств:

  •  при жизни супругов — если есть письменное указание одного из завещателей аннулировать взаимное завещание, переданное второму завещателю. В случае передачи такого указания взаимное завещание отменяется для двух супругов сразу (в интересах обеих сторон);
  •  если отмена осуществляется после смерти одного из супругов, а переживший супруг еще не принял наследство и просит отменить взаимное завещание с целью отказаться в пользу детей или братьев покойного от всего наследства или от той части, которую он должен был бы получить в соответствии с взаимным завещанием покойного супруга;
  •  если отмена осуществляется после смерти одного из супругов и после того, как переживший супруг вступил во владение наследственным имуществом и просит аннулировать взаимное завещание и отказаться от всего унаследованного посредством такового. Если такой возврат невозможен или маловероятен, то устанавливается размер имущества или его доли, которые могут быть возвращены.
  • В соответствии со ст. 42 израильского Закона «О наследовании» во взаимном завещании можно указать, кто наследует после наследника, и таким образом установить, чтобы все имущество перешло пережившему супругу, а в случае его смерти — его детям (потомкам).

    Совместные завещания, в том числе взаимные, закреплены и в законодательстве бывших стран СССР, в частности Азербайджана (ст. 1169 ГК Азербайджана 1999 г.), Грузии (ст. 1347 ГК Грузии 1997 г.), Туркменистана (ст. 1106 ГК Туркменистана 2014 г.), Украины (ст. 1243 ГК Украины 2003 г.). В целом правила во многом сходны, но имеют отдельные особенности. Так, в соответствии со ст. 1347 ГК Грузии совместное завещание о взаимном наследовании может быть отменено по требованию одного из супругов, но только при жизни обоих супругов. Законодательство Азербайджана и Туркменистана повторяет данную норму. Законодательство Украины конкретизирует особенности составления завещания супругами. Согласно ст. 1243 ГК Украины супруги имеют право составить общее завещание относительно имущества, принадлежащего им на праве общей совместной собственности. В случае составления общего завещания доля в праве общей совместной собственности после смерти одного из супругов переходит ко второму супругу, который его пережил. В случае смерти последнего право на наследование имеют лица, определенные супругами в завещании. При жизни жены и мужа каждый из них имеет право отказаться от общего завещания. Такой отказ подлежит нотариальному удостоверению. В случае смерти одного из супругов нотариус накладывает запрет на отчуждение имущества, указанного в завещании супругов.

    В США и Англии совместные завещания могут быть совершены не только супругами, но и любыми другими лицами, например, партнерами по бизнесу. Предусмотрены законодательством и их разновидности — взаимные (встречные) завещания. Такие завещания могут быть отменены в любое время по желанию кого-либо из завещателей, но если хотя бы один из них умер, то другой обязан исполнить распоряжения в пользу третьих лиц, в случае если он воспользовался сделанными в его пользу распоряжениями.

    Кодексом штата Джорджия о завещаниях (1998 г.) в § 53-4-31 ст. 4 гл. 4 разд. 53 предусматриваются совместные завещания, которые совершаются двумя или более завещателями и связаны с передачей собственности каждого завещателя. Совместное желание может воплощать волю каждого завещателя. Кроме того, Кодекс Джорджии регулирует взаимные завещания — завещания двух или более завещателей, которые содержат взаимные распоряжения собственностью каждого завещателя. Отмена совместного или взаимного завещания может быть осуществлена таким же образом, как и другие завещания. Отмена волеизъявления одного из завещателей в таких завещаниях не аннулирует волеизъявление других завещателей (§ 53-4-33). Следует отметить, что Кодекс Джорджии не предусматривает исключений из этого правила и для взаимных завещаний. Кроме того, совместные завещания в США не создают презумпции того, что договором завещатель не может отменить действие распоряжения имуществом, указанного в завещании.

                Глава 23. НАСЛЕДСТВЕННЫЕ ДОГОВОРЫ

                § 1. Общие положения

    В гражданском законодательстве многих стран значительная роль в нормах, посвященных наследственному праву, отводится такому способу распоряжения имуществом на случай смерти, как наследственный договор, т.е. соглашению между возможными наследодателями, с одной стороны, и возможными наследниками - с другой, по поводу будущего наследства.

    В Германском гражданском уложении 1896 г., являющемся, по выражению В. Бергмана и Е.А. Суханова, «образцом кодификации частного права», этому вопросу посвящен четвертый раздел, который так и называется «Договор о наследовании».

    На наш взгляд очевидно, что граждане сами вправе выбирать, как распорядиться имуществом на случай смерти — по завещанию, или по закону, когда имущество будет переходить наследникам соответствующей очереди, или по договору. 

    С 1 июня 2019 г., с момента вступления в силу Федерального закона от 19 июля 2018 г. № 217-ФЗ «О внесении изменений в статью 256 части первой и часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации», в России граждане вправе договариваться о юридической судьбе имущества после смерти наследодателя ‒ участника наследственного договора.

    Предложения о необходимости закрепления в ГК РФ норм, посвященных наследственному договору, высказывались еще при обсуждении части третьей ГК РФ на рубеже XX и XXI вв.

    Современная дискуссия о наследственном договоре в России была вызвана не только теоретическими исследованиями, но и проектом федерального закона № 801269-6 «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации», внесенным 25 мая 2015 г. В ходе обсуждения были высказаны точки зрения совершенно противоположной направленности: от критики проекта из-за недостаточной радикальности для бизнеса до обвинений в несоответствии «российским традициям наследственного права».

    Некоторыми участниками дискуссии высказывалось мнение о том, что это совсем новый институт гражданского права для России, малоизвестный, слабоизученный. Может быть, для кого-то это и так, однако еще до революции 1917 г. о наследственном договоре писали многие известные российские цивилисты.

    После принятия и введения в действие Федерального закона от 19 июля 2018 г. № 217-ФЗ дискуссии, безусловно, будут продолжены; надеемся, что уже не на тему «быть или не быть наследственному договору», а по поводу анализа содержания и применения норм, посвященных наследственному договору.

    Представляется, что сразу следует указать на то, что в п. 1 ст. 1118 предусмотрено правило, в соответствии с которым «к наследственному договору применяются правила настоящего Кодекса о завещании, если иное не вытекает из существа наследственного договора». Это означает, что правовое положение участников договора (завещателя, наследников, выгодоприобретателя), правовые последствия, связанные с заключением и реализацией наследственного договора, регулируются так же, как аналогичные вопросы, связанные с завещанием. И наследственный договор, и завещание (включая совместное завещание),  образующее наследственный фонд, – это способы распоряжения имуществом на случай смерти, следовательно, и их регламентация в целом схожая, предусматривающая лишь некоторые особенности.

    Нормативный материал в ГК РФ  расположен внутри гл. 62, посвященной завещаниям, что, с одной стороны, позволяет уже действующие нормы наполнять новым содержанием, с другой – не перегружать текст Кодекса. В итоге, с точки зрения восприятия, на наш взгляд, оно становится легче как для граждан, так и для правоприменителей.

                § 2. Понятие наследственного договора

    Под наследственным договором следует понимать распоряжение на случай смерти, выраженное в договоре между потенциальным наследодателем и потенциальными наследниками, о переходе прав на имущество наследодателя.

    На основании п. 1 ст. 1140.1 ГК РФ наследодатель вправе заключить с любым из лиц, которые могут призываться к наследованию, договор, условия которого определяют круг наследников и порядок перехода прав на имущество наследодателя после его смерти к пережившим наследодателя сторонам договора или к пережившим третьим лицам, которые могут призываться к наследованию (наследственный договор). Наследственный договор может также содержать условие о душеприказчике и возлагать на участвующих в наследственном договоре лиц, которые могут призываться к наследованию, обязанность совершить какие-либо не противоречащие закону действия имущественного или неимущественного характера, в том числе исполнить завещательные отказы или завещательные возложения.

    Наступление последствий, предусмотренных наследственным договором, может быть поставлено в зависимость от наступивших ко дню открытия наследства обстоятельств, относительно которых при заключении наследственного договора было неизвестно, наступят они или не наступят, в том числе от обстоятельств, полностью зависящих от воли одной из сторон.

    В иностранных правопорядках определения наследственных договоров во много схожи. Так, в Германии наследственный договор — это двустороннее взаимосвязанное распоряжение на случай смерти, сделанное в отношении назначения наследников, завещательных отказов и возложений. Иные распоряжения, кроме тех, которые могут быть указаны в завещании (назначение наследников, завещательные отказы и завещательные возложения), не могут быть сделаны по договору (§ 2278 ГГУ). В Латвии наследственным договором (ст. 639 Гражданского закона Латвийской  Республики, далее - ГЗ ЛР) признается соглашение, по которому один контрагент предоставляет другому или несколько контрагентов ‒ друг другу право на будущее наследство после них или на его часть либо одним контрагентом другому контрагенту или третьему лицу назначается завещательный отказ. В Эстонии ст. 95 Закона «О наследовании» определяет договор о наследовании как соглашение между наследодателем и другим лицом, которым наследодатель назначает другую сторону договора или другое лицо своим наследником либо назначает ему завещательный отказ, целевое поручение или целевое назначение, а также как соглашение между наследодателем и его законным наследником, по которому последний отказывается от наследования.

                § 3. Участники наследственного договора

    Как было указано выше, наследодатель вправе заключить наследственный договор с любым из лиц, которые могут призываться к наследованию. При этом участниками наследственного договора определены наследодатель (возможный, потенциальный), в том числе совместные наследодатели (супруги), с одной стороны, и наследники, не ограничиваясь наследниками по закону, а также отказополучатель или иные лица — с другой.

    Независимо от содержания наследственного договора недостойные наследники (которые не вправе наследовать по закону) не могут получить имущество после смерти наследодателя (граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке). Если наследственный договор был заключен после утраты этими гражданами права наследования, то они получат наследство по договору. В данном случае к наследственному договору также применяются правила о завещании (п. 1 ст. 1118 ГК РФ).

    Наследственный договор в отличие от завещания представляет собой двустороннюю (чаще многостороннюю) сделку.

    После смерти наследодателя требовать исполнения обязанностей, установленных наследственным договором, могут наследники, душеприказчик, пережившие наследодателя стороны наследственного договора или пережившие третьи лица, а также нотариус, который ведет наследственное дело, в период исполнения им своих обязанностей по охране наследственного имущества и управлению таким имуществом до выдачи свидетельства о праве на наследство.

    Права и обязанности участников наследственного договора связаны с личностью и не могут быть предметом цессии, они неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

    Наследственный договор, в котором участвуют супруги, а также лица, которые могут призываться к наследованию за каждым из супругов (ст. 1116 ГК РФ), имеет некоторое сходство с совместным завещанием с учетом правовой природы договора. Такой наследственный договор может:

    - определять порядок перехода прав на общее имущество супругов или имущество каждого из них в случае смерти каждого из них, в том числе наступившей одновременно, к пережившему супругу или к иным лицам; 

    - определять имущество, входящее в наследственную массу каждого из супругов, если это не нарушает прав третьих лиц, а также может содержать иные распоряжения супругов, в частности условие о назначении душеприказчика или душеприказчиков, действующих в случае смерти каждого из супругов. 

    Такой наследственный договор утрачивает силу в связи с расторжением брака до смерти одного из супругов либо в связи с признанием брака недействительным.

    Наследственный договор имеет приоритет перед  совместным завещанием супругов, совершенным до заключения наследственного договора, и соответственно отменяет действие совершенного до заключения этого наследственного договора совместного завещания супругов.

                § 4. Форма наследственного договора

    Законодательство Российской Федерации устанавливает требование о нотариальной форме наследственного договора.

    При этом не допускается заключение наследственного договора в закрытом виде, а также в простой письменной форме при чрезвычайных обстоятельствах. Кроме того, ст. 1127 ГК РФ, предусматривающая условия, при которых допускается приравнивание к нотариальной форме, применительно к наследственному договору не действует.

    В случае уклонения одной из сторон от нотариального удостоверения договор считается недействительным. Если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, а другая сторона уклоняется от удостоверения сделки, положения о признании судом сделки действительной не применяются.

    При удостоверении наследственного договора нотариус обязан осуществлять видеофиксацию процедуры заключения наследственного договора, если стороны наследственного договора не возражают против этого.

                § 5. Содержание наследственного договора

    Существенным условием любого наследственного договора является передача имущества, принадлежащего наследодателю на момент смерти, наследникам. В наследственном договоре может быть установлен завещательный отказ, завещательное возложение, назначен душеприказчик, установлены обязанности наследников в пользу наследодателя и др. Наследственным договором может учреждаться наследственный фонд (см. гл. 21 настоящей работы).

    Возможность заключения наследственного договора предоставляет право передать имущество или другие права не только наследнику, но и третьему лицу независимо от того, является ли это лицо наследником по закону.

    Наследодатель таким договором может отстранить наследника по закону от наследства. 

    После открытия наследства наследник может отказаться от имущества по наследственному договору. Насколько это может повлиять на судьбу других наследников, зависит от каждого конкретного случая. Наследственный договор сохраняет силу в отношении прав и обязанностей других его сторон, даже если  он был бы заключен и без включения в него прав и обязанностей отказавшейся стороны (п. 3 ст. 11401 ГК РФ).

    Иногда  высказывается мнение о схожести наследственного договора и рентного договора. Вместе с тем право собственности на имущество переходит к приобретателю — наследнику после смерти наследодателя, что отличает наследственный договор от договора ренты, где право возникает после заключения и исполнения договора, а в ряде случаев – с момента государственной регистрации перехода прав. 

    Квалифицирующим признаком наследственного договора является приобретение прав на имущество наследодателя как стороны договора его контрагентом только в случае смерти наследодателя. 

    В договоре возможны и сочетание правовых последствий, наступающих в случае смерти участника договора, и осуществление обязанностей, например, по содержанию, в период жизни наследодателя. 

    Приведем несколько примеров (почти из жизни) возможности заключения наследственных договоров.

    Первый пример. У предпринимателя тяжелое заболевание, и он задумался о распределении имущества на случай смерти. У него есть гостиничный бизнес (акционерное общество) и пошивочный цех (общество с ограниченной ответственностью) ‒ имущество, которое он хотел бы после своей смерти разделить между двумя сыновьями. Один из них совершеннолетний, другой еще нет.

    В акционерном обществе 30 %  акций принадлежат компаньону предпринимателя. Завещая имущество несовершеннолетнему, отец понимает, что до 18 лет от имени  сына должна управлять его мать, но она очень далека от бизнеса, значит, следует назначить душеприказчика, но  можно ли ему доверять? И если последний откажется от исполнения обязанностей, какой-либо ответственности на нем не лежит:  он не участник договорных отношений. Некоторые полномочия и часть акций отец готов и сейчас «перевести» на старшего сына, но полностью переводить на детей свой бизнес отец не спешит:  ему хотелось бы, чтобы младший сын подрос, а старший набрался опыта. Наследственный договор даст возможность распределить имущество между супругой и сыновьями,  обеспечив «бесперебойное» управление бизнесом.

    Без наследственного договора ситуация могла выглядеть следующим образом: в случае дарения при жизни отец перестанет быть  «собственником» бизнеса.  Однако доверять при жизни бизнес неопытному сыну он не хочет. 

     Совершив  завещание,  отец может составить в любой момент другое завещание, по которому дети могут ничего не получить.

    При заключении наследственного договора отец в полной мере управляет бизнесом, право собственности перейдет к наследникам лишь после его смерти. Супруга может участвовать в договоре, и ее интересы также могут быть учтены.  Таким образом, для близких не будет неожиданности при  оглашении завещания после смерти супруга. В этом  случае отец – наследодатель, старший сын – компаньон в гостиничном бизнесе, получает 70 % акций, а младший сын приобретает пошивочный цех.

     В наследственном договоре может быть определен перечень имущества (например, квартира, загородный дом, машина), которое  супруга получит в случае смерти супруга . Наследственным договором могут быть предусмотрены обязанности сыновей в пользу матери.

    Второй пример. У родителей - три совершеннолетние дочери. Есть бизнес, квартира, где живут супруги, и небольшой дом. Отец хотел бы так распределить бизнес после своей смерти, чтобы часть, но незначительная, досталась управляющему - его старому, опытному другу, которого он хотел бы отблагодарить, но так, чтобы дети стали основными «собственниками». Кроме того, он не хотел бы  делать неожиданных сюрпризов наследникам после своей смерти, чтобы они не переругались и бизнес не загубили, да и четыре  доли в доме и квартире не привели бы к их поспешной продаже или к еще худшим последствиям.

    В таком случае отцу намного проще все  урегулировать и определить судьбу имущества еще при жизни, заключив наследственный договор. В таком договоре примут участие все указанные лица, что будет гарантией стабильности имущества как для отца, так и для всех наследников. При заключении договора учитываются и пожелания детей:  это не завещание, где о его содержании наследники не знают до смерти наследодателя. 

    Одна из дочерей не имеет никакого опыта в бизнесе и готова уступить свою долю в бизнесе за счет передачи ей всей квартиры,  при этом она готова проживать с родителями, помогать им и нести соответствующие расходы, а также  содержать мать в случае смерти отца, а другая дочь готова отказаться от квартиры и дома за счет большей части в бизнесе с несением обязательств предпринимательского характера.

    Без наследственного договора ситуация может выглядеть следующим образом. При дарении  отец не будет собственником имущества, это его не устраивает: неизвестно, как дочери будут управлять имуществом. 

    Что касается наследственного договора, то он в большей степени гарантирует обеспечение интересов всех участников этого договора.  При жизни отец в полной мере управляет бизнесом. Учитываются интересы всех участников (иначе договор не будет подписан), в том числе компаньон будет заинтересован в качественном управлении. Не будет никаких неожиданностей  при оглашении завещания после смерти супруга. При жизни наследодателя  дочери будут исполнять обязанности, предусмотренные договором, например, по обеспечению матери, содержанию имущества.

    При исполнении наследственного договора одна дочь получает бизнес, компаньон – долю в бизнесе,  другая дочь – квартиру, третья дочь – дом, жена ‒доли в квартире и доме. Кроме того, могут быть предусмотрены обязанности наследников в пользу матери.

    Третий пример.  У отца семейства от предыдущего брака есть взрослый сын, которому он хотел бы оставить после смерти большую часть имущества, и прежде всего дом, в котором жили его предки, причем так, чтобы супруга от второго брака и ее дети не могли претендовать на это имущество. Отец не хочет дарить имущество при жизни. Не видит смысла и в договоре пожизненного содержания с иждивением. Доходы у него достаточные. При этом сын также несет расходы, связанные с домом, помогает отцу, предполагает провести хороший ремонт, чтобы обеспечить отцу на старости лет достойное пребывание в нем. Дарение на случай смерти законодательством запрещено. Завещание – не безопасно для сына. Во-первых, его можно всегда отменить или заменить другим. Во-вторых, завещание не дает возможности закрепить обязательства наследодателя и наследников.   - П.В. О дочери раньше ничего не говорилось: она от предыдущего брака или совместная с женой? - Сын готов нести расходы в отношении имущества отца, и этими улучшениями будут пользоваться отец и его супруга с детьми, но никакое завещание ему  не гарантирует в последующем  возврата этих средств. Только наследственный договор позволит закрепить и обязательства сторон, и переход права собственности после смерти, а также  обезопасит от исков со стороны других наследников.

    Без наследственного договора ситуация может выглядеть следующим образом. При дарении  отец не будет собственником имущества, но это его не устраивает. При составлении завещания  слишком легко его отменить или составить новое в отношении других лиц. Договор пожизненного содержания нецелесообразен – отцу обеспечение от сына не требуется, он хочет оставаться собственником, а для сына есть риск оспаривания прав после смерти отца.

    Наследственный договор между отцом и сыном - обеспечивает следующие правовые последствия. Сын приобретет право собственности на имущество после смерти отца. Отец остается собственником, в договоре могут быть учтены обязанности сына по ремонту дома. Если отец откажется от договора, сыну должны быть возмещены убытки. 

    При этом супруга отца (мачеха для дочери) сохраняет право на обязательную долю в наследстве, имущество, которое предоставляется в качестве этой доли, можно определить в договоре (и без участия наследника, имеющего право на обязательную долю), но она должна быть не меньше, чем  причитается по закону.

                § 6. Соотношение права наследника на обязательную долю в наследстве и наследственного договора

    При подготовке законопроекта федеральные органы исполнительной власти, отвечающие за социальную политику (социальный блок Правительства РФ), высказывались за сохранение приоритета прав определенной категории наследников на обязательную долю. В свою очередь федеральные органы исполнительной власти, проводящие экономическую политику (экономический блок Правительства РФ), а также  предпринимательские объединения выступали за приоритет свободы договора, считая, что  наследственное право не должно быть исключением.

    В итоге, с учетом категорий граждан, имеющих право на обязательную долю в наследстве, а также  учитывая сокращение обязательной доли с 2/3 до 1/2 (произошло в 2001 г., при принятии третьей части ГК РФ), было принято решение о приоритете прав на обязательную долю перед  договором. 

    В ГК РФ это правило выражено следующим образом: «…условия наследственного договора действуют в части, не противоречащей правилам настоящего Кодекса об обязательной доле в наследстве» (в том числе об обязательной доле в наследстве, право на которую появилось после заключения наследственного договора). При этом «если право на обязательную долю в наследстве появилось после заключения наследственного договора, предусмотренные наследственным договором обязательства наследника по наследственному договору уменьшаются пропорционально уменьшению части наследства, причитающейся ему после удовлетворения права на обязательную долю в наследстве» (п. 6 ст. 1140.1 ГК РФ).

    Вопрос о соотношении принципа свободы договора и ограничений свободы распоряжения на случай смерти вызывал дискуссии не только в нашем обществе. Разные суждения по данному поводу высказываются в других правопорядках, решения также разнообразные.

    В Швейцарии согласно ст. 494, 495 ШГУ наследодатель абсолютно свободен в праве заключить наследственный договор. Обязательная доля не является ограничением. Кроме того, в соответствии с наследственным договором наследники, в том числе обладающие правом на обязательную долю в наследстве, могут отказаться от своего права, в том числе на условиях встречного предоставления.

    В соответствии с п. 2 ст. 98 Закона Эстонии «О наследовании» наследник в договоре может отказаться от права на обязательную долю.

    В Австрии согласно § 1253 Всеобщего гражданского уложения (ВГУА)супруг не может в соответствии с наследственным договором совершить полный отказ от права завещать четверть того, на что не может распространяться ни причитающаяся кому-либо обязательная доля, ни другой долг, всегда в силу закона эта часть остается для свободного последнего распоряжения (на случай смерти). Если наследодатель ею не распорядился, то она причитается не наследнику по наследственному договору, хотя бы ему и было оставлено все наследство, а наследникам по закону.

    В Латвии в наследственных договорах должны быть соблюдены условия об обязательной доле, кроме тех случаев, когда наследники, имеющие право на обязательную долю, сами непосредственно или путем участия в договоре не отказались от своего права. Если это не соблюдено, то как при жизни наследодателя, так и после его смерти такими «непременными» наследниками договор может быть оспорен (ст. 642 ГЗ ЛР).

    Согласно § 1254  ВГУА наследственный договор не может быть отменен в ущерб другому супругу, с которым он был заключен, но может быть лишен силы только согласно предписаниям закона. За обязательными наследниками сохраняются их права, как и права в отношении других последних распоряжений (на случай смерти).

                § 7. Наследственный договор и распоряжение наследодателем имуществом, предусмотренным договором, при жизни

    Сколько наследодатель может заключить наследственных договоров, других сделок по распоряжению имуществом и как они будут соотноситься между собой? Наследственный договор не ограничивает способность гражданина совершать те или иные сделки по поводу принадлежащего потенциальному наследодателю имущества, в том числе и того имущества, которое указано в наследственном договоре. Кроме того, наследодатель вправе заключить один или несколько наследственных договоров с одним или несколькими лицами, которые могут призываться к наследованию. Однако если предметом разных наследственных договоров являлось одно и то же имущество наследодателя и после смерти наследодателя это имущество перейдет к разным лицам, то в случае принятия ими наследства подлежит применению в отличие от завещания не последний наследственный договор, а тот договор, который был заключен ранее.

    Наследодатель вправе в любое время в одностороннем порядке отказаться от наследственного договора путем уведомления всех сторон наследственного договора. Это можно сделать только в нотариальной форме. Нотариус, удостоверивший уведомление об отказе наследодателя от наследственного договора, обязан в течение трех рабочих дней направить копию этого уведомления другим участникам наследственного договора.

    Другое дело, если при этом потенциальный наследник, являющийся участником договора, совершил определенные действия, вытекающие из договора, в пользу наследодателя или других указанных им (наследодателем) лиц и соответственно понес убытки, но  в случае смерти наследодателя не получит причитающегося ему по договору.

    Наследодатель, отказавшийся от наследственного договора, обязан возместить другим участникам наследственного договора вышеназванные и другие убытки, которые возникли у них в связи с исполнением наследственного договора к моменту получения копии уведомления об отказе наследодателя от наследственного договора.

    Другие участники наследственного договора вправе совершить односторонний отказ от наследственного договора в общем порядке. Причем такой порядок может быть предусмотрен наследственным договором.

    Учитывая, что наследственный договор - это соглашение, его изменение или расторжение допускается только при жизни сторон и при наличии договоренности между всеми сторонами или на основании решения суда в связи с существенным изменением обстоятельств, в том числе в связи с выявившейся возможностью призвания к наследованию лиц, имеющих право на обязательную долю в наследстве (п. 9 ст. 1140.1 ГК РФ).

    Законодательство ряда стран предусматривает гарантии для наследников в случае отчуждения наследодателем имущества, предусмотренного в наследственном договоре, и при отказе от договора, если такое допускается.

    В соответствии с § 2286 ГГУ заключение договора о наследовании не влечет за собой ограничения права наследодателя распоряжаться своим имуществом посредством совершения сделки между живыми. Закон Эстонии «О наследовании» (п. 1 ст. 96) добавляет к этому недопустимость ограничения также права владения и пользования. При этом ГГУ и Закон Эстонии «О наследовании» предусматривают негативные последствия для приобретателя имущества, охваченного наследственным договором, если его отчуждение произведено с умыслом причинить вред наследнику по договору или отказополучателю. Согласно § 2287 ГГУ если наследодатель совершил дарение с умыслом причинить вред наследнику по договору, последний после приобретения наследства может потребовать от одаряемого вернуть дар согласно правилам о возврате неосновательного обогащения. В соответствии с § 2288 ГГУ если наследодатель с умыслом причинить вред отказополучателю уничтожил, присвоил или повредил предмет установленного по договору завещательного отказа имущества, то взамен этого предмета возмещается его стоимость, поскольку наследник будет не в состоянии исполнить завещательный отказ.

    В соответствии с п. 3 ст. 96 Закона Эстонии «О наследовании» если наследодатель сделал кому-либо подарок с целью причинения вреда наследнику или отказополучателю по наследственному договору, то последние вправе в течение одного года со времени открытия наследства требовать признания договора дарения недействительным и возврата дара его получателем согласно нормам о неосновательном обогащении.

    Если наследодатель произвел отчуждение или обременение предмета с умыслом причинить вред отказополучателю, то наследник обязан приобрести этот предмет для отказополучателя либо устранить обременение. Если отчуждение или обременение совершено в виде дарения, то отказополучателю на основании § 2287 ГГУ предоставляется право заявить претензию одаряемому, поскольку он не может получить возмещение от наследника.

    В Швейцарии абз. 2, 3 ст. 494 ШГУ не ограничивают свободное распоряжение имуществом наследодателя, заключившего наследственный договор, но «распоряжения на случай смерти или дарения, не совместимые с вытекающими из наследственного договора обязательствами, могут быть оспорены».

    В Австрии  согласно § 1252 ВГУА  даже внесенный в публичные реестры наследственный договор не препятствует супругу в течение его жизни распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению. Право, которое из него возникает, имеет предпосылкой смерть наследодателя; наследник по договору не может его ни передать, если он не переживет наследодателя, другому лицу, ни потребовать предоставления обеспечения ради сохранения будущего наследства.

    По законодательству Латвии заключение наследственного договора, если иное им не предусмотрено, не ограничивает наследодателя в праве при жизни распоряжаться своим движимым имуществом и даже дарить его. Однако если явная цель отчуждения — лишить наследника, назначенного по договору, имущества, то этот наследник еще при жизни наследодателя вправе оспорить договор об отчуждении имущества. Аналогичные последствия наступают, если наследодатель необдуманными расходами уменьшает свое имущество настолько, что по закону вследствие его распутного или расточительного образа жизни над ним может быть установлено попечительство и его установления можно требовать (ст. 648 ГЗ ЛР). Согласно ст. 649 ГЗ ЛР наследственный договор, внесенный в Земельную книгу при жизни наследодателя, обременяет то недвижимое имущество, которое указано в договоре, при этом наследодатель может совершить сделки по распоряжению имуществом, указанным в наследственном договоре, только с согласия наследника по договору, которому это имущество должно перейти после смерти наследодателя.

    Самым жестким в части распоряжения имуществом, указанным в наследственном договоре, является законодательство Украины. Статья 1307 ГК Украины запрещает отчуждать имущество, указанное в наследственном договоре.

               § 8. Соотношение наследственного договора и завещания

    Наследственный договор имеет некоторое сходство с совместными завещаниями. Вместе с тем их правовая природа различна, учитывая, что в наследственном договоре участвуют как минимум два лица, а завещание носит односторонний характер сделок, а также тот факт, что в наследственном договоре хотя бы один из участников должен сделать распоряжение на случай смерти, которым он будет связан. При этом в договоре не возникает зависимость между распоряжениями сторон.

    В ряде случаев наследственные договоры в отличие от завещаний создают правовые последствия с момента их заключения, а завещания — с момента смерти наследодателя. Возможные наследники по договору знают об этом, наследники по завещанию могут об этом не знать.

    Закон предусматривает приоритет договорных отношений перед завещаниями, в то же время не запрещая завещания и другие распоряжения на случай смерти. Так, наследственный договор отменяет действие совершенного до заключения договора совместного завещания супругов, при этом, конечно же, нужно соблюдать правило об уведомлении супругов.

    В то же время по общему правилу к наследственному договору применяются правила ГК РФ о завещании, в частности, условия об обязательной доле в наследстве, о недостойных наследниках и др.

               § 9. Зарубежное законодательство о наследственных договорах

    В предыдущих параграфах данной главы мы уже приводили примеры нормативных решений разных юрисдикций. Предлагаем более подробный сравнительный анализ регулирования наследственных договоров, содержащихся в законодательных актах разных государств.

    Наследственный договор известен правопорядкам целого ряда стран, включая Германию, Австрию, Швейцарию, Норвегию, Чехию, Китай, Латвию, Эстонию, Венгрию, США и др. Впервые подробное правовое регулирование наследственный договор получил в ГГУ 1896 г., которое и в настоящее время является примером регулирования для многих стран. При этом первые положения о наследовании в договорных отношениях были характерны уже в Средние века. В Англии комплектование средневековых армий было связано с исполнением военно-податных обязанностей, правовой основой которых были наследственные договоры сюзеренов с вассалами, а в нормативных актах наследственный договор впервые упоминался в середине XIX в. В 1845 г. в Прибалтийских странах в Свод местных законов Остзейских губерний в число оснований наследования был включен договор, причем право наследования по нему имело преимущество и перед правом наследования по завещанию, и перед правом наследования по закону (ст. 1701). В Лифляндии и Эстляндии все три вида наследования могли существовать совместно на таком основании, чтобы одна определенная доля всего состава наследства причиталась наследнику по завещанию, другая — наследнику по договору и, наконец, третья — наследнику по закону.

    Несмотря на то, что в настоящее время далеко не все государства — участники Европейского Союза (на сегодняшний день — 28 стран) имеют в своем законодательстве нормы о наследственном договоре, определение данной правовой конструкции уже унифицировано и на наднациональном уровне — в Регламенте № 650/2012 Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О юрисдикции, применимом праве, признании и исполнении решений, принятии и исполнении нотариальных актов по вопросам наследования, а также о создании Европейского свидетельства о наследовании». Согласно подп. b п. 1 Регламента распоряжение имуществом после смерти может осуществляться путем совершения завещания, совместного завещания или договора о наследовании, а под «договором о наследовании» понимается договор (в том числе соглашение, вытекающее из взаимных завещаний), который, учитывая или не учитывая это, создает, изменяет или прекращает действие прав на имущество одного или более лиц, его подписавших.

    Не только в странах Европейского Союза наследственный договор рассматривается в качестве основания для наследования наряду с завещанием и указанием закона. Согласно ст. 481 Швейцарского гражданского уложения (далее — ШГУ) наследодатель может в пределах предоставленной ему свободы распоряжения распорядиться своим имуществом в целом или в части в завещании или в наследственном договоре.

    В норвежском Законе о наследовании от 3 марта 1979 г. № 5 наряду с завещаниями одного лица совместными завещаниями признаются завещания, составленные в пользу друг друга (двусторонние завещания), наследственные договоры, договоры дарения «на случай смерти» дарителя, договоры, совершенные у постели умирающего.

    Из новейшего законодательства, воплотившего в себе нормы о наследственном договоре, можно отметить Гражданский кодекс Чехии, принятый в 2012 г. и вступивший в силу с 1 января 2014 г., который предусматривает указания на наследственные распоряжения в договорах наряду с завещаниями и указаниями закона.

    Анализ законодательства вышеназванных стран позволяет выявить характерные для всех правопорядков особенности наследственного договора, а именно формулировку его определения, стороны, предмет, форму, приоритет наследственного договора перед завещаниями и др. Вместе с тем есть и отличия в подходах в регулированию наследственных договоров.

    Во многих странах предлагается отдавать приоритет договорным отношениям перед завещаниями, в то же время не запрещая и другие распоряжения на случай смерти. Так, согласно § 2302 ГГУ договор, по которому лицо обязуется совершить или не совершать распоряжение на случай смерти, а также отменить или не отменять его, является недействительным. 

    В Латвии, Эстонии право наследования по договору имеет преимущество перед правом наследования по завещанию, и как первое, так и второе имеет преимущество перед правом наследования по закону (ст. 9 Закона Эстонии «О наследовании»). По Гражданскому закону Латвийской Республики (дано на с. 220), однако, не исключена возможность применения после смерти наследодателя и всех трех видов оснований наследования (ст. 389 ГЗ ЛР). 

    Согласно ст. 5 Закона КНР «О наследовании» при наличии соглашения о завещательном даре, касающегося содержания наследования, последнее осуществляется в соответствии с соглашением.

    Для законодательства ряда стран характерно правило о том, что совершенное наследодателем после заключения наследственного договора завещание действует в части, не противоречащей условиям наследственного договора. В том случае, если завещание совершено до заключения наследственного договора, как представляется, также должен действовать принцип приоритета договора перед односторонней сделкой.

    В соответствии с § 2291 ГГУ отмена договора возможна посредством завещания, но лишь в отношении завещательного отказа или завещательного возложения. Для признания действительности отмены необходимо согласие другой договаривающейся стороны. Заявление о согласии требует нотариального удостоверения, согласие является безотзывным. Кроме того, согласно § 2292 ГГУ договор о наследовании, заключенный супругами либо партнерами, может быть также отменен общим завещанием супругов или партнеров.

    На основании п. 2 ст. 1307 ГК Украины завещание, которое отчуждатель составил относительно имущества, указанного в наследственном договоре, является ничтожным. Наследственный договор в Украине отменяет и ранее составленные завещания, касающиеся того имущества, которое определено в договоре.

    Неоднозначно решается вопрос о соотношении наследственного договора с другими гражданско-правовыми договорами. В Германии и Швейцарии условия наследственного договора могут быть включены в брачный договор. При заключении супругами либо помолвленными лицами договора о наследовании, объединенного в одном документе с брачным договором, достаточно соблюдения формы, установленной для брачного договора.

    В большинстве стран к наследственному договору применяются общие положения о договорах, если иное не вытекает из правовой природы наследственного договора. В Австрии в соответствии с § 1251 ВГУА  сеобщего гражданского уложения  то, что установлено в отношении условий договоров вообще, должно также применяться и к наследственным договорам между супругами.

    Законодательство многих стран определяет требования к лицам, заключающим наследственные договоры, если они отличаются от общих положений о договорах.

     Так, § 2274 ГГУ, п. 3 ст. 95 Закона Эстонии «О наследовании» предусматривают, что наследственный договор заключается наследодателем только лично. При этом наследодатель должен обладать полной дееспособностью. Исключением в соответствии с § 2275 ГГУ является договор между супругами или помолвленными лицами, когда один из них ограничен в дееспособности, но при этом имеется согласие законного представителя. Если законным представителем супруга является опекун, требуется также разрешение суда по семейным делам.

    В Латвии согласно ст. 420, 641 ГЗ ЛР выступать сторонами наследственного договора в качестве наследодателей могут лишь те лица, которые вправе составить завещание, к таковым могут быть отнесены любое дееспособное лицо, а также несовершеннолетние лица при достижении ими 16-летнего возраста в отношении своего свободного имущества, т.е. того, которым они могут распоряжаться самостоятельно.

     В Австрии § 1250 ВГУА дает возможность супругу-наследнику, находящемуся под опекой, принимать обещанное ему и безубыточное наследство без разрешения суда; однако его распоряжение своим имуществом, которое останется после его смерти, может происходить без получения разрешения суда только постольку, поскольку это распоряжение представляет собой действительное завещание.

    В некоторых странах участниками наследственного договора могут быть только супруги. В Австрии, согласно § 602 ВГУА, наследственные договоры в отношении всей наследственной массы или ее определенной части могут заключаться с приданием им действительности только между супругами. Предписания о них содержатся в отделе о брачных договорах.

    В ряде стран определена специфика наследственных договоров между супругами, учитывая их режим общей совместной собственности. Согласно   § 2280 ГГУ если супруги или партнеры установили договором о наследовании, согласно которому они назначают друг друга наследниками, что после смерти пережившего супруга их общее наследственное имущество должно перейти к третьему лицу, либо они установили завещательный отказ, который подлежит исполнению после смерти пережившего супруга, то соответственно третье лицо считается наследником в отношении всего наследства супруга, умершего последним, а завещательный отказ перейдет к отказополучателю только после смерти пережившего супруга.

    В Эстонии к договору о наследовании, заключенному между супругами, в котором указано, кому перейдет наследство пережившего супруга, применяются положения о взаимном завещании супругов третьему лицу.

    Иногда особое внимание уделяется правовому положению третьего лица в наследственном договоре. В соответствии с абз. 2 § 1941 ГГУ в наследственном договоре наследником или отказополучателем могут быть назначены как другая сторона по договору, так и третье лицо. Согласно п. 1 ст. 101 Закона Эстонии «О наследовании» если третье лицо, назначенное договором о наследовании наследником или отказополучателем, откажется от наследства либо не примет наследство или отказ, то договор в этой части утрачивает силу. Стороны могут расторгнуть или изменить договор без согласия третьего лица.

    Содержание наследственных договоров весьма разнообразно. В ряде стран такой договор может иметь встречный характер (наследник обязуется исполнить определенные обязанности в период жизни наследодателя и (или) после его смерти), но могут быть и безвозмездными. Безвозмездный характер наследственные договоры в большинстве своем имеют тогда, когда каждая из сторон договора по отношению к другой стороне определена в качестве наследника и последствия зависят от того, чья смерть наступит раньше.

    В законодательстве большинства стран, содержащем регулирование наследственных договоров, такой договор не порождает при жизни наследодателя прав и обязанностей сторон.

    Так, в п. 2 ст. 96 Закона Эстонии «О наследовании» прямо предусматривается, что наследник или отказополучатель по договору о наследовании не приобретает на основании этого договора никаких прав на имущество наследодателя при жизни последнего.

    Таким образом, по общему правилу наследственный договор заключается на случай смерти, но из этого правила есть исключения.

    В Китае в качестве наследственного договора признается так называемый завещательный дар — договор, который касается содержания наследодателя при жизни (ст. 5 Закона о наследовании). Согласно ст. 31 Закона о наследовании гражданин может заключить с опекуном (попечителем) соглашение о завещательном даре за опеку (попечительство), в соответствии с которым опекун берет на себя обязательства по обеспечению гражданина при жизни, по организации его похорон и приобретает право получения «завещательного дара». Подобный договор может быть заключен также с организацией. В отличие от российской пожизненной ренты по названному договору право собственности возникает после смерти.

    Согласно п. 1 ст. 1302 Гражданского кодекса Украины наследственный договор - это соглашение, по которому одна сторона - приобретатель обязуется выполнять распоряжения второй стороны - отчуждателя и в случае смерти последнего приобретает право собственности на его имущество.

    Законодательство некоторых стран предусматривает договоры, аналогичные наследственным, как правило, связанные с дарением, например, обещание совершить дарение, которое дается под условием, что одаряемый переживет дарителя, или с уже совершенным дарением на случай смерти, а также договоры в пользу третьего лица на случай смерти. Согласно § 2301 ГГУ обещание дарения, данное под условием, что одаряемый переживет дарителя, подпадает под действие правил о распоряжении на случай смерти.

    К аналогичным сделкам во Франции можно отнести так называемые последовательные и остаточные благодеяния.

    «Последовательное благодеяние» в соответствии со ст. 1048 ФГК — это безвозмездное предоставление, включающее в себя обременение, состоящее в возложении обязанности на одаряемого или наследника по завещанию сохранить имущество или права, являющиеся предметом сделки, и передать их после смерти другому выгодоприобретателю, указанному в этом же акте.

    «Остаточное благодеяние» — это дарение либо завещание, которым на первого выгодоприобретателя возлагается обязанность передать указанному в этом же акте лицу имущество, которое останется ко дню его смерти (ст. 1057 ФГК).

    Согласно ст. 1086 ФГК дарение посредством брачного контракта в пользу супругов и будущих детей от их брака может быть сделано любым дарителем с условием погашения всех без исключения долгов дарителя и расходов, связанных с получением его наследства, или с иными условиями, исполнение которых может быть предусмотрено в его волеизъявлении: одаряемый должен выполнить эти условия, если только он не предпочтет отказаться от подаренного. В случае, когда даритель, оставивший за собой по брачному контракту право распорядиться каким-либо предметом, включенным в договор дарения его наличного имущества, или определенной денежной суммой, полученной за счет этого имущества, умрет, не распорядившись ими, указанные предмет или сумма будут считаться включенными в договор дарения и будут принадлежать одаряемому или его наследникам.

    В наследственном договоре может быть указано все имущество, которое будет существовать на момент смерти наследодателя, либо его часть (отдельные объекты). В последнем случае при отсутствии завещания оставшееся имущество перейдет наследникам по закону.

    Швейцарское гражданское уложение предусматривает составление официальной описи имущества по требованию наследника, являющегося стороной наследственного договора (абз. 1 ст. 534 ШГУ). Если наследственный договор затрагивает не все имущество либо если после его заключения наследодатель приобретает другое имущество, то наследственный договор, если иное им не предусмотрено, относится лишь к передаваемому имуществу.

    Статьи 494, 495 ШГУ обращают особое внимание на отказ наследника от имущества, которое ему причитается по закону. Наследодатель может с одним из наследников заключить договор об отказе последнего от наследства или о выкупе наследства, что означает отказ наследника от наследства на возмездной или безвозмездной основе. Такое условие договора влечет отказ наследника от наследственных прав в отношении указанного в договоре имущества. Абзац 3 ст. 495 ШГУ предусматривает, что отказ от наследства имеет значение для нисходящих наследников отказавшегося, если иное не предусмотрено в наследственном договоре. При этом, согласно ст. 535 ШГУ, если наследодатель при жизни производил отказавшемуся наследнику выдачи, превышающие свободную долю его наследства, то другие наследники могут требовать уменьшения его имущества.

    Согласно п. 1 ст. 96 Закона Эстонии «О наследовании» если наследник по закону в соответствии с заключенным с наследодателем договором отказался от своего права наследования, наследовать будет то лицо, которое наследовало бы, если бы отказавшийся от наследства умер до открытия наследства. Отказавшийся наследник теряет также право на обязательную долю в наследстве.

    В наследственном договоре может быть предусмотрено такое завещательное распоряжение, как подназначение наследника. Так, согласно ст. 496 ШГУ если в наследственном договоре на место отказавшегося наследника назначены иные определенные наследники, то отказ основных наследников «отпадает», если подназначенные наследники по какой-либо причине не получат наследство. Если наследственный договор в соответствии с ШГУ допускает отказ наследников в пользу других наследников, то предполагается, что он относится лишь к наследникам той линии, которая происходит от ближайшего к ним общего восходящего родственника, и не имеет силы по отношению к более отдаленным наследникам.

    Согласно п. 3 ст. 98 Закона Эстонии «О наследовании» если наследник отказывается от своего права наследования по закону в пользу другого лица, отказ действителен только в том случае, если лицо, в пользу которого отказались, станет наследником. Иное может быть предусмотрено в договоре. Если родственник наследодателя по нисходящей или боковой линии по договору отказался от наследства, то родственники отказавшегося по нисходящей линии не призываются к наследованию, если иное не предусмотрено договором.

    Законодательство некоторых стран допускает включение и односторонних распоряжений наследодателей, которые могли быть сделаны в завещании. Так, согласно § 2299 ГГУ каждая из договаривающихся сторон может в одностороннем порядке включить в договор о наследовании любое распоряжение, которое может быть совершено по завещанию. В отношении распоряжения применяются такие же правила, как если бы распоряжение было сделано в завещании. Распоряжение может быть отменено также договором, посредством которого отменяется распоряжение, совершенное в договорном порядке. При этом действие распоряжения зависит от действия договора и при его прекращении также прекращается. Если договор о наследовании отменен посредством осуществления права на отказ либо посредством договора, распоряжение утрачивает силу, поскольку иная воля наследодателя не предполагается.

    В большинстве стран наследственный договор требует нотариальной формы, а иногда и  присутствия свидетелей. Так, согласно § 2276 ГГУ договор о наследовании может быть заключен только в «нотариальной записи» в присутствии обеих сторон. В соответствии со ст. 512 ШГУ наследственный договор для своей действительности требует той же формы, в которой совершается завещание, т.е. нотариальной формы. При этом заключающие договор лица одновременно должны объявить свою волю нотариусу, они подписывают договор в присутствии двух свидетелей.

    В соответствии с § 1249 ВГУА, учитывая, что наследственный договор может быть заключен только между супругами, для действительности такого договора достаточно, чтобы он был совершен письменно с соблюдением всех требований, предъявляемых к письменному завещанию.

    В некоторых странах предусматривается государственная регистрация наследственного договора, например, в Украине — в Наследственном реестре. Согласно ст. 1304 ГК Украины такой реестр представляет собой электронную базу данных, которая содержит сведения о завещаниях, наследственных договорах, наследственных делах и выданных свидетельствах о праве на наследство.

    Изменение, расторжение или отказ от наследственного договора, как правило, подчиняются общим положениям об изменении или расторжении договора. Однако законодательство отдельных стран предусматривает некоторые особенности. В соответствии с § 2290 ГГУ наследственный договор полностью или в части может быть отменен договором лиц, его заключивших, в той форме, в какой был заключен наследственный договор. После смерти одного из указанных лиц отмена уже не допускается. Договор об отмене наследственного договора может быть заключен только лично, но если сторона ограничена в дееспособности, то отмена не нуждается в получении согласия законного представителя. Только в том случае, если сторона наследственного договора состоит под опекой или «родительской заботой» либо отмена договора входит в круг задач попечителя, необходимо разрешение суда по делам опеки. В соответствии с § 2292 ГГУ договор о наследовании, заключенный супругами либо партнерами, может быть также отменен посредством общего завещания супругов или партнеров.

    В отличие от выбранной российской модели ‒ возможности свободного одностороннего отказа от наследственного договора наследодателем (п. 10  ст. 1140.1 ГК РФ) ГГУ предусматривается возможность отказа наследодателя от наследственного договора лишь при условии, что такой отказ предусмотрен в договоре (§ 2293 ГГУ), а также в случае недостойного поступка наследника (§ 2294 ГГУ). Наследодатель может отказаться от распоряжения, включенного в договор, если наследник окажется виновным в недостойном поступке, который дает право наследодателю лишить его обязательной доли, либо если наследник не относится к числу правомочных на обязательную долю, но дал бы право на такое лишение, будь наследник потомком наследодателя.

    В § 2295 ГГУ закреплен отказ наследодателя от распоряжения, включенного в договор, если оно связано с обязательством наследника, принятым на основании сделки, по предоставлению наследодателю в течение его жизни периодических выплат, в частности по обеспечению содержания, и указанная обязанность была отменена до момента смерти наследодателя. В этом проявляется некоторая аналогия с договорами пожизненного содержания с иждивением, в которых рентоплательщик не исполняет обязанностей по уплате ренты и др.

    Если наследодатель правомочен на отказ, он может после смерти другой договаривающейся стороны отменить распоряжение, включенное в договор, посредством завещания (§ 2297 ГГУ).

    Законодательство Латвии не предоставляет ни наследодателю, ни наследнику такого права. Наследодатель не вправе в одностороннем порядке отказаться от принятых на себя по наследственному договору обязательств, если это прямо не было предусмотрено, а наследник не может в одностороннем порядке отказаться от договора вне зависимости от того, принял он на себя какие-либо обязательства по договору или нет (ст. 650 ГЗ ЛР).

    Согласно ст. 651 ГЗ ЛР отказаться от наследства наследник по договору вправе лишь в том случае, если такое право для него предусмотрено в договоре.

    Законодательство Эстонии предусматривает процедуру аннулирования договора о наследовании, которая возможна как по согласию сторон, совершенному в нотариальной форме, в том числе путем составления нового наследственного договора, так и путем обращения в суд при наличии обстоятельства, которое дает основание для аннулирования договора. Срок для обращения в суд составляет один год со дня обнаружения обстоятельств, но не позднее 30 лет со дня открытия наследства. Требовать аннулирования наследственного договора вправе лицо, которое было бы правомочно наследовать в случае недействительности договора о наследовании либо содержащегося в нем распоряжения (п. 2 ст. 102 Закона Эстонии «О наследовании»).

    Самые строгие правила относительно расторжения договора содержатся в законодательстве Украины. Согласно ст. 1308 ГК Украины наследственный договор может быть расторгнут только в судебном порядке по инициативе любой из сторон. Основанием для расторжения договора является неисполнение приобретателем распоряжений отчуждателя (п. 1 ст. 1308 ГК Украины). После смерти отчуждателя требовать расторжения договора вправе исполнитель завещания или нотариус. Основанием является тот факт, что приобретатель не выполнил условий договора.

    В соответствии с п. 2 ст. 1308 ГК Украины наследственный договор может быть расторгнут судом по требованию приобретателя в случае невозможности исполнения им распоряжений отчуждателя.

    В Германии в отличие от завещания, которое можно оспаривать только после смерти наследодателя, оспаривание наследственного договора, в частности, заключенного путем обмана, угрозы и т.п. (например, в силу          § 2283 ГГУ), возможно при жизни наследодателя.

    В ГГУ указано на возможность оспаривания договора о наследовании наследодателем по причине заблуждения или угрозы (§ 2078), а наследником, имеющим право на обязательную долю в наследстве, также по причине того, что наследодатель не упомянул существующее к моменту открытия наследства такое лицо, о существовании которого он не знал при совершении распоряжения либо которое родилось или приобрело право на обязательную долю только после составления распоряжения. Оспаривание исключается, если следует полагать, что наследодатель, даже зная о состоянии дел, совершил бы такое распоряжение.

    Если после смерти другой договаривающейся стороны наследодатель оспорит распоряжение, совершенное в пользу третьего лица, то об оспаривании следует заявить в суд по наследственным делам. Суд по наследственным делам должен сообщить третьему лицу о таком заявлении.

    Согласно § 2282 ГГУ оспаривание представляет собой юридическое действие личного характера и не может осуществляться через представителя наследодателя. Если наследодатель ограничен в дееспособности, то он не нуждается в согласии своего законного представителя на оспаривание.

    За недееспособного наследодателя договор о наследовании может оспорить его законный представитель с разрешения суда по делам попечительства. Заявление об оспаривании, как и наследственный договор, требует нотариального удостоверения.

    В § 2283 ГГУ устанавливается срок для оспаривания наследственного договора, который составляет один год. В случае возможности оспаривания договора как заключенного под влиянием угрозы течение срока начинается с момента прекращения принуждения, в других случаях — с момента, когда наследодатель узнает об основаниях для оспаривания.

    Метки записи:   , ,

    Оставить комментарий

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о