Вопросы юристу


Минюст предлагает запретить заключать предпринимателей под стражу за преступления небольшой и средней тяжести

Проектом поправок в УПК предусмотрен приоритет применения судом в отношении бизнесменов иной меры пресечения, позволяющей им продолжить предпринимательскую деятельность

Минюст предлагает запретить заключать предпринимателей под стражу за преступления небольшой и средней тяжести

Одна из адвокатов отметила, что для качественного повышения организации защиты прав субъектов предпринимательской деятельности необходимо, чтобы законодатель учитывал именно наиболее часто вменяемые составы. Другой подчеркнул, что при незаконном уголовном преследовании предприниматели находятся в зоне особого риска. Третий отметил, что поправки носят положительный характер, однако вопрос в том, насколько ответственно к их реализации подойдут правоприменители. В ФПА поддержали законопроект, отмечая, что более адекватное отношение к предпринимателям со стороны правоприменителей может существенно и благоприятно повлиять на экономическое положение страны.

18 августа Минюст России представил на общественное обсуждение проект поправок в УПК РФ, направленных на расширение гарантий лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В пояснительной записке отмечается, что законопроект разработан исходя из необходимости и актуальности реализации в РФ системных мер, направленных на исключение избыточного уголовно-правового воздействия в отношении предпринимателей.

Поправки уточняют основания избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении субъектов предпринимательской деятельности и членов органов управления коммерческих организаций с учетом тяжести инкриминируемого деяния. Так, предлагается, что избрание меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступлений небольшой и средней тяжести в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, может быть применено лишь в случаях, когда данное лицо нарушило ранее избранную меру пресечения, пыталось скрыться от органов предварительного расследования или от суда.

Согласно поправкам при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде стражи суд обязан выяснять возможность применения в отношении указанной категории лиц иной меры, позволяющей продолжить осуществление ими предпринимательской деятельности. Иная мера пресечения также должна позволить предпринимателю управлять принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также осуществлять деятельность по управлению организацией.

В проекте уточняется, какие сведения должно содержать постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу в отношении подозреваемых (обвиняемых) по ч. 1–4 ст. 159, ст. 159.1–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 и 201 УК РФ. Так, эти сведения должны подтверждать, что инкриминируемое деяние совершено не в связи с осуществлением подозреваемым (обвиняемым) предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности. Также эти сведения могут указывать на то, что инкриминируемое деяние не связано с осуществлением полномочий на управление организацией или с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности. Соответствующие поправки предлагается внести в ст. 108 УПК РФ.

Законопроектом также вводится необходимость получения следователем согласия прокурора на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде стражи в отношении лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Планируется, что срок содержания под стражей субъектов предпринимательской деятельности и членов органов управления коммерческих организаций по уголовным делам о преступлениях, перечисленных в ч. 1.1 ст. 108 УПК, свыше 6 месяцев, может быть продлен до года только при особой сложности дела. При этом должны быть основания для избрания этой меры пресечения судьей по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту РФ иного приравненного к нему руководителя следственного органа и прокурора субъекта РФ или приравненного к нему военного прокурора. Уточняется, что срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен до полутора лет в отношении указанных лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, перечисленных в ч. 1.1 ст. 108 УПК, лишь в исключительных случаях.

Согласно законопроекту необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока стражи. Как отмечают авторы поправок, данная норма вводится в целях исключения случаев продления стражи при неэффективной организации расследования.

Также предусматривается снижение максимального срока предварительного следствия по преступлениям, перечисленным в ч. 1.1 и 1.2 ст. 108 УПК, с 12 до 6 месяцев.

«Принятие законопроекта позволит расширить гарантии лиц, подозреваемых, обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в ходе осуществления уголовного преследования», – подчеркивается в пояснительной записке.

Отметим, что 18 августа в Душанбе состоялось XVII Совещание председателей Верховных судов государств – членов Шанхайской организации сотрудничества, на котором выступил Председатель Верховного Суда РФ Вячеслав Лебедев. «Российские суды благосклонно относятся к привлекаемым к уголовной ответственности предпринимателям, а Верховный Суд России выступил с рядом законодательных инициатив по защите бизнеса от излишнего прессинга со стороны силовиков», – подчеркнул он.

Руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов «Деловой России» Екатерина Авдеева положительно оценила инициативу Минюста о запрете избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лица, подозреваемого, обвиняемого в совершении преступлений небольшой и средней тяжести в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Вместе с тем, по ее мнению, на данном этапе инициатива носит скорее «декоративный» характер. «Ведомство старается выполнить поручение Президента РФ, которое было направленно на реальную помощь бизнесу, и мы поддерживаем эту активную работу. В то же время предпринимателям преимущественно инкриминируют именно составы, которые отнесены к категории тяжких преступлений. Так, приходится констатировать, что предприниматели по-прежнему чаще всего обвиняются по ч. 3 и 4 ст. 159 УК. Для сравнения, по ч. 1 ст. 159 УК в 2021 г. было осуждено 2820 человек, в то время как по ч. 4 ст. 159 УК – 3311, а по ч. 5–7 ст. 159 УК – 143», – указала она в комментарии «АГ».

Екатерина Авдеева добавила, что превалирующее большинство инкриминируемых деяний относится именно к категории тяжких и проблематика, связанная с избранием меры пресечения, согласно статистике обращений к уполномоченным по защите прав предпринимателей, относится именно к этим составам.

Адвокат обратила внимание, что по ч. 4 ст. 159 УК выносится больше всего оправдательных приговоров из составов преступлений против собственности (49 в 2021 г.). «Предприниматель может потерять годы жизни в СИЗО, потерять бизнес, а значит – потеряют работу сотни граждан, бюджет не получит денежные средства, а в итоге все же будет доказано, что предприниматель не виновен в инкриминируемом преступлении», – поделилась Екатерина Авдеева.

Касательно сокращения сроков расследования адвокат отметила, что важно не только время, но и качество процесса. Если сроки расследования будут сокращены, объективность и полнота расследования с большой долей вероятности могут значительно снизиться; будет активнее эксплуатироваться процесс возвращения судом уголовных дел прокурору с последующим дополнительным расследованием. «Необходимо, чтобы Минюст провел работу с правоохранителями при участии деловых объединений и институтов защиты прав предпринимателей, чтобы совместно выявить основные проблемы предпринимателей в ходе расследования преступлений и спроектировать законодательные инициативы с учетом баланса частных и публичных интересов, при этом обеспечив решение проблем», – прокомментировала адвокат.

По мнению Екатерины Авдеевой, для качественного повышения организации защиты прав субъектов предпринимательской деятельности необходимо, чтобы законодатель учитывал именно наиболее часто вменяемые составы. Адвокат с сожалением отметила, что пороги отнесения деяния к тяжким составам, предусмотренным наиболее распространенной в отношении предпринимателей статьей – ст. 159 УК, крайне малы для любой экономической деятельности, в связи с чем практически любой предприниматель, оказавшийся подозреваемым, подозревается именно в совершении тяжкого преступления.

«Изменения тенденции заключения предпринимателей под стражу на менее жесткую меру пресечения можно достичь либо путем создания предпосылок переквалификации таких деяний по ч. 5–7 ст. 159 УК, либо императивным запретом заключения под стражу предпринимателей, которые обвиняются и подозреваются в совершении ненасильственных преступлений. Пока ни одной из этих мер законопроект не предусматривает. Конечно, хотелось бы увидеть расширение этой меры на тяжкие составы преступлений, но при условии, если они связаны с реальной экономической деятельностью и предприниматель не представляет угрозы для общественной безопасности», – резюмировала адвокат.

Адвокат АП Архангельской области Алексей Синицын считает, что при незаконном уголовном преследовании предприниматели находятся в зоне особого риска. «Иногда предпринимателя привлекают по сфабрикованному делу, чтобы потом вымогать деньги. Иногда его помещают под стражу по “заказному” делу, чтобы изъять его бизнес. В связи с этим заключение предпринимателя под стражу (по “экономическим” статьям) осуществляется только в исключительных случаях: не имеет постоянного места жительства на территории России, не установлена личность, нарушена ранее избранная мера пресечения, скрылся от органов следствия и суда», – пояснил он.

Адвокат обратил внимание, что порядок избрания самой строгой меры пресечения в отношении предпринимателей за последние годы неоднократно менялся и уточнялся. Тем не менее проблема, связанная с использованием уголовного преследования и заключения под стражу в качестве инструмента давления на бизнес, не исчезла.

«Законопроектом предусмотрено ощутимое усложнение порядка избрания и продления меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении предпринимателей, и, возможно, это повысит уровень их законодательной защиты. Но если на предпринимателя поступит “заказ”, дело могут возбудить и не по “предпринимательской” статье или вменить исключительные основания для заключения под стражу. Поэтому проблему незаконного уголовного преследования вообще и необоснованных арестов в частности необходимо решать на более глубоком системном уровне», – считает Алексей Синицын.

Адвокат, руководитель уголовной практики АБ «КРП» Михаил Кириенко отметил, что предложенные поправки носят положительный характер, однако вопрос в том, насколько ответственно к их реализации подойдут правоприменители.

По мнению адвоката, из всех предложений реально сказаться на действиях следственных органов могут изменения регламентации сроков расследования и их продления. «Централизация контроля на федеральном уровне будет влиять на подход следователей к обоснованию своих действий и решений, однако представляется, что всегда найдутся доводы о незавершенности экспертиз, необнаружении или необходимости допроса свидетелей и потерпевших и т.п. Но все-таки шаг хороший», – считает Михаил Кириенко.

Относительно мер пресечения адвокат подчеркнул, что на это давно указывали как Президент РФ в посланиях, так и Верховный Суд в разъяснениях, однако ситуация с частотой избрания стражи изменилась в лучшую сторону незначительно.

«В данной части ситуация может измениться, к сожалению, только первое время после принятия поправок, но есть риск, что после этого все может вернуться в прежний формат, так как довод о необходимости проведения следственных действий всегда может быть дополнен указанием на возможность подозреваемого (обвиняемого) скрыться от органов следствия, оказать давление на иных участников и т.п. В данной части нужна жесткая позиция вышестоящих судов при ревизии судебных решений об избрании и продлении меры пресечения в виде стражи», – подытожил Михаил Кириенко.

По мнению президента Федеральной палаты адвокатов РФ Юрия Пилипенко, новость о предложениях Минюста вселяет определенные надежды и свидетельствует об укреплении позиций Минюста в сложной совокупности министерств и ведомств, формирующих уголовно-правовую политику в стране. «Более адекватное отношение к сословию предпринимателей в стране со стороны правоприменителей (а неадекватно – это когда за хищение миллиона рублей назначают существенно более серьезное наказание, чем за убийство) может существенно и положительно повлиять на экономическое положение страны и, следовательно, каждого из нас!» – резюмировал он.

Член Совета ФПА Татьяна Проценко подчеркнула, что необходимость данных изменений назрела давно и многократно обсуждалась представителями бизнес-сообщества на различных дискуссионных площадках, в том числе на заседаниях «круглых столов» Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова, а также докладывалась главе государства.

«Заключение под стражу предпринимателя на стадии предварительного следствия и судебного разбирательства, когда его вина еще не установлена приговором, при обвинении в совершении преступления экономической направленности – т.е. не связанного с насилием и не представляющего слишком большой общественной опасности – является чрезмерным», – считает Татьяна Проценко.

Она добавила, что при этом от применения такой меры страдает не только подозреваемый, но и бизнес в целом. Заключение под стражу предпринимателя, руководителя предприятия в большинстве случаев приводит к полной остановке деятельности такого предприятия, от чего страдают работники, контрагенты, поставщики и покупатели и что в конечном итоге оказывает негативное влияние на бизнес в стране.

Советник ФПА Нвер Гаспарян также положительно оценил законопроект. «Очень важно в наше непростое время постараться сберечь предпринимателей, дав им возможность создавать, производить и оказывать услуги. Усиление их процессуальных льгот – это правильный процесс. Но всегда следует делать поправку на конкретного правоприменителя, которому ранее многократно удавалось обойти предусмотренные законом преференции для этой категории граждан. В такой ситуации эффективность новых поправок ложится на плечи судебного, ведомственного контроля и прокурорского надзора», – заключил он.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о