<


Ложный донос и коррупционный ремонт: уголовные позиции ВС за август


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

В бланке заявления о преступлении не было обычных слов о предупреждении об ответственности за заведомо ложные показания. Это спасло осужденную от наказания по этой статье — штраф отменил Верховный суд. Еще уголовная коллегия направила на пересмотр дело директора предприятия, который организовывал ремонт дорог. По мнению следствия, он присвоил часть денег себе, но ВС объяснил, почему директор может оказаться невиновным. В другом деле ВС отменил приговор, основанный на вердикте, из-за многочисленных нарушений в работе присяжных.

1Ложный донос

Если человека не предупредили об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, то нельзя и возбуждать дело об этом, указал Верховный суд в одном из недавних дел. Приговор обжаловала Марина Никитина, осужденная за два эпизода насилия в отношении полицейского (ч. 1 ст. 318 УК) и ложный донос на него (ч. 2 ст. 306 УК). За насилие она получила полтора года лишения свободы, за ложный донос — штраф с освобождением в связи с истечением срока давности. Все это — итог конфликта с участковым, который проверял, правильно ли Никитина хранила травматический пистолет.

По мнению следствия, ложный донос она совершила, когда написала на полицейского заявление. Никитина указала, что он «угрожал ей уголовным преследованием и ударил в грудь». В 2020 году, оценивая это, Железнодорожный районный суд Улан-Удэ признал подсудимую виновной в ложном доносе. На заседании та возражала, что состава нет, поскольку ее не предупреждали об уголовной ответственности за ложный донос. Но в своем решении суд не опроверг этот довод, сославшись лишь на необходимые признаки этого преступления — прямой умысел и осознание значения и последствий своих действий.

Апелляция и кассация согласились с районным судом. Они указали, что ответственность за ложный донос наступает независимо от того, предупредили ли заявителя об уголовной ответственности по ст. 306 УК.

Но это не так, возразил Верховный суд. Он напомнил п. 20 постановления Пленума ВС от 28 июня 2022 года «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях против правосудия»: предупреждать нужно обязательно.

Коллегия ВС под председательством Сергея Зеленина отклонила доводы прокурора,  что Никитину уведомили об уголовной ответственности позже — не при подаче жалобы, а при отобрании у нее объяснения: «Эти обстоятельства не могут быть приняты как основание законности осуждения, потому что они не исследовались судом первой инстанции и в апелляционном порядке». А еще приведенные прокурором обстоятельства выходят за пределы предъявленного ей обвинения, говорится в определении № 73-УД22-7-К8.

С такой мотивировкой ВС прекратил дело в части осуждения за заведомо ложный донос из-за отсутствия состава преступления.

Как правило, все примеры бланков, форма которых утверждена внутренними инструкциями, содержат ссылку на предупреждение об уголовной ответственности по ст. 306 УК, отмечает партнер уголовной практики КА Юков и Партнеры

Юков и Партнеры

Федеральный рейтинг.

группа
Разрешение споров в судах общей юрисдикции

группа
Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market)

группа
Банкротство (включая споры) (high market)

группа
Уголовное право

4место
По количеству юристов

12место
По выручке

17место
По выручке на юриста (более 30 юристов)

Профайл компании

×

Яков Гаджиев.

В этом случае сотрудник дежурной части или дежурный следователь, который принимал и регистрировал сообщение о преступлении в книге учета сообщений о происшествиях, не придал значения упущению и не отобрал подписку у заявителя.

Яков Гаджиев

2
Ремонт дорог и уголовное дело

Верховный суд пересмотрел итоги уголовного дела, по которому был осужден глава одного из муниципальных унитарных предприятий Михаил Манджиев. По версии следствия, в 2016-м он похитил 1,3 млн руб. бюджетных денег, выделенных на ямочный ремонт дорог, и внес в документы ложные сведения о том, сколько было потрачено.

В 2020 году Малодербетовский районный суд Республики Калмыкия увидел в действиях Манджиева корыстные мотивы, признал его виновным по ч. 4 ст. 159 УК («Мошенничество в особо крупном размере») и назначил два года решения свободы.

ВС Республики Калмыкия существенно смягчил приговор. Он указал, что вывод о корыстных мотивах директора ничем не подтверждается. Апелляционная инстанция привела в приговоре показания Манджиева, что его организация провела дополнительные, не согласованные в договоре ремонтные работы, в том числе за счет спорных средств. Путевые листы подтверждали, что водители возили асфальтобетонную смесь, в газетах района сообщалось о том самом дополнительном ремонте. В итоге ВС Калмыкии пришел к выводу, что директор злоупотреблял полномочиями (ч. 1 ст. 201 УК), потому что «плата была получена в полном объеме, а работы выполнены не в полном». Осужденному назначили штраф 150 000 руб., от которого его освободили в связи с истечением срока давности преследования.

Но и этот более мягкий состав вызвал сомнения у «тройки» Верховного суда под председательством Николая Безуглого. «Суд апелляционной инстанции не установил, какими именно доказательствами подтверждается причинение ущерба администрации на сумму 1,3 млн руб.», — отмечается в определении № 42-УД22-4-К4. А ведь это необходимое условие ответственности. Само по себе невыполнение работ, предусмотренных договорами, еще не подтверждает ущерб. Ведь в деле есть сведения, что проводился дополнительный несогласованный ремонт. «Тройка» Верховного суда отметила: в администрации о нем знали, о чем говорят показания свидетеля и содержание районных газет за тот период.

С такими указаниями ВС направил дело директора на новое рассмотрение в ВС Калмыкии.

Ключевой признак хищения — безвозмездность, то есть завладение имуществом без предоставления взамен денежного, имущественного или иного эквивалента, напоминает Алексей Буканев, адвокат, партнер Адвокатское бюро ZKS

Адвокатское бюро ZKS

Федеральный рейтинг.

группа
Уголовное право

16место
По выручке на юриста (менее 30 юристов)

41место
По выручке

Профайл компании

×

Часто сторона защиты по делам о хищениях приводит доводы об отсутствии признаков безвозмездности (например, выполнены другие работы или понесены затраты куда больше, чем якобы причиненный ущерб). Но следствие и суд не обращают на это внимания. Поэтому решение ВС можно использовать как прецедент.

Алексей Буканев

3
Что не считается отмыванием

В августе Верховный суд разъяснил вопросы квалификации отмывания в деле экс-начальника Тюменской исправительной колонии ИК-1 Игоря Чурсина. Как сообщала пресса, Чурсин получал взятки за VIP-содержание осужденных, помощь в выходе по УДО, продажу продуктов питания и так далее. В 2020 году Тюменский областной суд приговорил его к восьми годам колонии строгого режима за многочисленные взятки в крупном и особо крупном размере, злоупотребление должностными полномочиями и незаконное хранение боеприпасов. За легализацию взяток был назначен штраф 150 000 руб. 

Адвокат осужденного подала жалобу на приговор. В нем Верховный суд заинтересовали выводы про отмывание того, что было получено преступным путем. По версии следствия, которую поддержали суды, легализация заключалась в том, что в 2019 году Чурсин отправил 1,5 млн руб. взяток на погашение своего кредита в банке, «создавая видимость правомерного распоряжения ими».

Но если человек получил взятку, внес ее на банковский счет и направил на погашение кредита, — это само по себе не указывает на легализацию денежных средств, указал Верховный суд в определении № 89-УД22-13-К7. Эти финансовые операции лишь способ распорядиться деньгами. Приговор в этой части был прекращен за отсутствием в действиях состава преступления, штраф в 150 000 руб. отменили.

Что именно считается отмыванием, разъяснил Верховный суд в постановлении Пленума ВС от 07.07.2015 № 32. Эта позиция неоднократно влекла отмену судебных решений и оправдание подсудимых по ст. 174.1 УК, комментирует Гаджиев. Как указано в п. 11 постановления, распоряжение деньгами в целях личного потребления не свидетельствует, что умысел направлен на отмывание. Кроме того, ключевой элемент легализации — вовлечение денежных средств в легальный оборот, чтобы скрыть их криминальное происхождение. Этого нельзя достигнуть путем погашения кредита, отмечает Гаджиев.

4
Систематическое присвоение и растрата

Торговый представитель Алексей Отрадин в 2021 году был осужден за присвоение и растрату. Будучи материально ответственным лицом в компании, он в 2019–2020 годах присвоил себе деньги и товары на сумму порядка 4 млн руб. Феодосийский городской суд расценил эти действия как совокупность преступлений. По ч. 3 ст. 160 УК («Присвоение или растрата с использованием служебного положения, а равно и в крупном размере») ему назначили три года лишения свободы, а по ч. 4 ст. 160 УК (то же в особо крупном) — четыре года. По совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Отрадин получил пять лет. Апелляционный и кассационный суд подтвердили правильность такого подхода.

С тем, что это совокупность преступлений, не согласился Верховный суд. Отрадин систематически и постоянно одним и тем же способом похищал деньги и другое имущество организации, где он работал. Поступал всегда одинаково: получал и присваивал товар либо присваивал деньги, полученные за товар, указал Верховный суд. Умысел был тот же самый — незаконно обогатиться. Поэтому действия Отрадина подлежат единой квалификации по ч. 4 ст. 160 УК как хищение чужого имущества в крупных и особо крупных размерах, говорится в определении ВС № 127-УД22-10-К4. 

Благодаря этому осужденный получил три года вместо пяти.

5Суд присяжных и нарушения

Определением № 8-УД22-8СП-А1 Верховный суд отменил приговор ранее судимому Эдуарду Бурнышеву, вынесенный на основании вердикта суда присяжных. Бурнышева признали виновным в убийстве общеопасным способом (путем поджога), умышленном причинении легкого вреда здоровью, умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества путем поджога (п. «е» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167, два эпизода по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК) и приговорили к 15 годам колонии строгого режима. Апелляция оставила приговор в силе.

Но Верховный суд обнаружил ряд нарушений в судебном процессе с участием присяжных. Так, гособвинитель не раз называл Бурнышева «насильником», что якобы подтверждали показания свидетелей. Но подсудимого не обвиняли в таком преступлении, поэтому доказательства в этой части не были относимы к делу. Однако председательствующий никак не реагировал на эти слова и не сообщил присяжным, что их нужно игнорировать, указала уголовная коллегия ВС. Она отметила: нельзя исследовать факты, которые выходят за пределы обвинения и могут сформировать предубеждение присяжных, например прежнюю судимость, признания подсудимого хроническим алкоголиком и так далее.

Кроме того, гособвинитель во время следствия и выступлений перед присяжными заседателями в прениях использовал в своей речи юридические и специальные медицинские термины,  например «прямой и косвенный умысел», «синдром Белоглазова» и так далее. Председательствующему следовало останавливать выступление и дать присяжным разъяснения, но он этого не сделал, отметила коллегия ВС под председательством Евгения Земскова.

Еще она обнаружила, что в опросный лист для присяжных были включены вопросы, которые требовали собственно юридической оценки, хотя это запрещено ч. 5 ст. 339 УПК: «О причинении легкого, среднего, тяжкого вреда здоровью», «О причинении ущерба наследнице погибшей». 

И наоборот, в опросном листе не хватало вопроса, было ли у осужденного намерение лишить жизни потерпевшую при поджоге вещей. Ведь Бурнышеву вменялось убийство с прямым умыслом. «Это лишило обвиняемого права доказать в суде присяжных заседателей свою невиновность в убийстве, — говорится в определении ВС. — Намерение(цель) лишить жизни относится к обстоятельствам дела».  

С такими замечаниями ВС направил дело на новое рассмотрение в суд присяжных в ином составе.

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о