КС разъяснил, когда суд присяжных может рассматривать дела в отношении несовершеннолетних

Суд разъяснил, что присяжные могут рассматривать уголовное дело в отношении несовершеннолетних, если у них имеется совершеннолетний соучастник, ходатайствовавший о таком суде, а их дела невозможно выделить в отдельное производство

КС разъяснил, когда суд присяжных может рассматривать дела в отношении несовершеннолетних

Эксперты «АГ» положительно оценили выводы Конституционного Суда. По мнению одного из них, позиция КС представляет значимый этап развития суда присяжных в России, поскольку она возвращает несовершеннолетним право на него. Другой эксперт подчеркнул, что Суд подтвердил приоритет выбора суда присяжных любым из обвиняемых, проходящих по одному уголовному делу.

22 мая Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 20-П по делу о проверке уголовно-процессуальной нормы о рассмотрении судом присяжных уголовных дел с участием несовершеннолетних, инициированному по запросу областного суда.

Запрос областного суда в КС РФ

Ленинградский областной суд обратился в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности п. 21 ч. 2 ст. 30 УПК РФ. Согласно оспариваемой норме суд первой инстанции в составе судьи и коллегии из шести присяжных заседателей рассматривает по ходатайству обвиняемого уголовные дела по отдельным видам преступлений. В такой перечень входят составы деяний, предусмотренные ч. 2 105, ч. 5 ст. 228.1, ч. 4 ст. 229.1, ст. 277, 295, 317 и 357 УК РФ (по которым в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь). Кроме того, суд с участием присяжных может рассматривать уголовные дела по преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст. 111 Кодекса, за исключением уголовных дел о преступлениях, совершенных лицами в возрасте до восемнадцати лет.

Как следует из постановления, в производстве Кировского городского суда Ленинградской области находится уголовное дело по обвинению совершеннолетнего гражданина Д., а также троих несовершеннолетних в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ. После ознакомления с материалами совершеннолетний обвиняемый ходатайствовал о рассмотрении дела судом с участием присяжных, однако остальные обвиняемые, их законные представители и защитники возразили против этого, ссылаясь на невозможность рассмотрения присяжными дела в отношении несовершеннолетних. В связи с этим несовершеннолетние обвиняемые и их защита ходатайствовали о выделении их дела в отдельное производство.

Впоследствии дело было назначено к рассмотрению судом с участием присяжных заседателей. Отказывая в удовлетворении ходатайств о выделении дела в отдельное производство, суд исходил из того, что, поскольку несовершеннолетним подсудимым предъявлено обвинение в совместном совершении преступления в составе одной группы лиц с совершеннолетним гражданином, действия всех ее участников должны оцениваться в их совокупности. Суд счел, что выделение дела в отношении части подсудимых препятствовало бы всесторонности и объективности разрешения как выделенного в отдельное производство дела, так и дела, рассматриваемого судом с участием присяжных.

Защита двух несовершеннолетних подсудимых обжаловала постановление суда в апелляцию. Изучив материалы апелляционных жалоб, Ленинградский областной суд усомнился в конституционности оспариваемой нормы. В связи с этим он приостановил производство по жалобам и обратился в КС РФ с соответствующим запросом.

По мнению Ленинградского областного суда, спорная норма, исключая возможность рассмотрения судом с участием присяжных уголовных дел в отношении несовершеннолетних, находится в коллизии с другой нормой уголовно-процессуального законодательства. Так, согласно ч. 2 ст. 325 УПК РФ, уголовное дело рассматривается с участием присяжных в отношении всех подсудимых при наличии ходатайства одного из них, даже если остальные возражают против этого.

При таких обстоятельствах, п. 2.1 ч. 2 ст. 30 УПК порождает неустранимый средствами отраслевого истолкования конфликт конституционных ценностей, нашедших отражение в ст. 19 и 47 Конституции, поскольку фактически лишает лицо, достигшее к моменту совершения преступления совершеннолетия, права на рассмотрение его дела законным составом суда в случае совершения им предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК преступления в соучастии с несовершеннолетними и невозможности выделить дело в отношении несовершеннолетних подсудимых в отдельное производство.

Конституционный Суд разъяснил содержание спорной нормы

Изучив материалы запроса, Конституционный Суд подчеркнул, что право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных не относится к числу основных прав, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения. Данное право, в отличие от права на независимый и беспристрастный суд или презумпции невиновности, не входит в основное содержание (ядро) конституционного права на судебную защиту, а выступает в качестве одной из его процессуальных гарантий.

КС подчеркнул, что определение категорий уголовных дел, подсудных суду с участием присяжных, а равно изменение его ранее установленной подсудности относятся к ведению федерального законодателя и не могут расцениваться сами по себе в качестве ограничения права на судебную защиту. Также Суд высказался за недопустимость произвольного и необоснованного отказа от этой формы судопроизводства при рассмотрении дел по тем конкретным составам преступлений, где она уже предусмотрена.

Ранее Конституционный Суд признавал, что лишение подростков права на суд присяжных не является дискриминационным, но это касалось случаев, когда подросток обвиняется в преступлении не в соучастии, а единолично. Опираясь на ряд собственных правовых позиций, КС перечислил принципиальные параметры конституционно-правового истолкования и применения нормы права, учитываемые при разрешении коллизии интересов совершеннолетних обвиняемых и их несовершеннолетних соучастников, когда выделение в отдельное производство уголовного дела неприемлемо с точки зрения негативных последствий для правосудия.

Также Суд подчеркнул, что ч. 2 ст. 325 УПК РФ по своему конституционно-правовому смыслу выступает в качестве специальной нормы по отношению к общим положениям Кодекса о персональной подсудности дел несовершеннолетних обвиняемых. Следовательно, в случае коллизии между ними она обладает приоритетом исходя из общеправового принципа lex specialis derogat generali, определяющего критерий выбора в случае конкуренции общей и специальной норм, регулирующих одни и те же общественные отношения. При этом приоритет, отданный праву обвиняемого, ходатайствовавшего о суде с присяжными, не предполагает игнорирование повышенных гарантий защиты прав и законных интересов несовершеннолетних.

«Сведения о личности подсудимого – оглашение которых при производстве по делам несовершеннолетних, как правило, нуждается в соблюдении условий конфиденциальности – подлежат исследованию с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого подсудимый обвиняется. В соответствии же с ч. 3 ст. 346 УПК РФ последствия обвинительного вердикта, в том числе касающиеся назначения наказания, когда особое значение приобретает исследование полных сведений о личности несовершеннолетнего, должны обсуждаться без участия присяжных», – отмечено в тексте постановления КС РФ.

Высшая судебная инстанция отметила, что совершеннолетний гражданин не может быть лишен конституционного права быть судимым судом с участием присяжных заседателей, если он ходатайствовал об этом, даже при наличии в деле несовершеннолетних подсудимых, если суд сочтет, что выделение в отдельное производство дела в отношении них невозможно.

В связи с этим Суд пояснил, в каких случаях оспариваемая норма предусматривает возможность рассмотрения присяжными уголовного дела с участием совершеннолетнего и несовершеннолетних лиц. Для этого суд должен прийти к выводу о невозможности выделения уголовного дела в отношении несовершеннолетних в отдельное производство из-за того, что это будет препятствовать всесторонности и объективности разрешения дел, выделенных в отдельное производство и рассматриваемого судом с участием присяжных. Также должно быть соблюдено условие отсутствия среди вмененных подсудимым тех преступлений, дела о которых выведены из предметной подсудности суда с участием присяжных заседателей.

Иное, как указал Суд, влекло бы за собой недопустимое ограничение права обвиняемого в совершении преступления на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в предусмотренных законом случаях.

Таким образом КС признал спорную норму не противоречащей Основному Закону государства. В документе отмечено, что выявленный в нем конституционно-правовой смысл разъясненной правовой нормы является общеобязательным, что исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда

Профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, заслуженный юрист РФ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин полагает, что суд присяжных ставит перед юридической практикой и наукой проблему ценностного выбора.

«Так, Конституционный Суд РФ, разрешая коллизию между волей государства и стремлением обвиняемых сохранить уже дарованное им право предстать перед судом присяжных, примкнул к более сильной стороне (постановления КС от 19 апреля 2010 г. № 8-П; от 20 мая 2014 г. № 16-П). В итоге сужение компетенции суда присяжных, начатое в конце 2008 г., обрело “конституционное” оправдание: право выбора формы суда утратили обвиняемые в преступлениях против властей, а потом и несовершеннолетние. Дела о преступлениях террористического характера, не доверенные суду присяжных, разбирают без народного участия четыре окружных военных суда на всю Россию. Также КС РФ решил, что потенциальная возможность жителей Чечни участвовать в отборе присяжных важнее реального права подсудимых на суд присяжных (Постановление КС от 6 апреля 2006 г. № 3-П). В результате четыре обвиняемых в убийстве офицера, к тому времени дважды оправданные вердиктами коллегий присяжных заседателей, были осуждены окружным военным судом в составе трех профессиональных судей», – сообщил эксперт.

По мнению Сергея Пашина, в комментируемом судебном акте баланс интересов установили в пользу права граждан на суд присяжных. «Это постановление утонченно по аргументации и правильно по существу. Орган конституционного контроля подтвердил приоритет выбора суда присяжных любым из обвиняемых, проходящих по одному уголовному делу, то есть конституционность п. 2.1 ч. 2 ст. 30 и ч. 2 ст. 325 УПК РФ в том истолковании, какое всегда придавала этим нормам правоприменительная практика», – отметил он.

Как пояснил эксперт, суть постановления КС РФ сводится к следующему: «Несовершеннолетние, которым вменяется “единоличное” совершение преступления, утратили право настаивать на разбирательстве их дела судом присяжных, однако если речь идет о соучастии в инкриминируемом преступлении (в частности, предусмотренном ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст. 111 УК РФ), а дело несовершеннолетнего не удается выделить в отдельное производство, то форма суда определяется позицией взрослого обвиняемого и подросток может оказаться перед коллегий присяжных, даже когда он этого не желает».

КС РФ отметил, что суд присяжных не является формой суда, ухудшающей положение несовершеннолетнего подсудимого, и что за подростками сохраняются все особые гарантии, установленные для них процессуальным законом, включая ограничение гласности разбирательства. «Хотя в комментируемом постановлении КС РФ шла речь о коллизии, обнаружившейся в деятельности районного суда, где вердикт выносят 6 присяжных заседателей, выводы КС РФ распространяются и на производство в вышестоящих (областных и к ним приравненных) судах с коллегиями из 8 присяжных. Никаких потрясений устоявшейся практики разбирательства уголовных дел данное постановление не порождает», – полагает экс-судья.

Сергей Пашин считает, что в настоящее время суд присяжных разбирает не только дела своей компетенции, но также «попутные» обвинения в совершении прочих преступлений. КС РФ сделал важную оговорку о применимости своего постановления. Его выводы действуют «при условии отсутствия среди вмененных подсудимым тех преступлений, дела о которых выведены из предметной подсудности суда с участием присяжных заседателей». Эксперт выразил опасение, что суды истолкуют эти слова слишком широко. «До суда присяжных не будут допускать не только дела о преступлениях, которые некогда находились в его ведении и были сознательно изъяты из его подсудности (террор, диверсия, массовые беспорядки), – пояснил он. – Но также и обвинения в совершении преступлений, формально не отнесенных к компетенции присяжных, но входящих в общий объем обвинения (например, когда подсудимому приписывается не только убийство, но также разбой, хулиганство или кража)».

Эксперт не исключил, что перед Конституционным Судом РФ может быть поставлен вопрос о конституционности фактической дискриминации несовершеннолетних, которым приписывается совершение преступления в соучастии со взрослым лицом: «получилось, что взрослый обвиняемый имеет право выбора формы суда, а подросток – нет».

В свою очередь советник ФПА РФ Сергей Насонов отметил, что позиция Конституционного Суда представляет значимый этап развития суда присяжных в России, поскольку она возвращает несовершеннолетним право на этот вид судопроизводства. «Пусть это право возвращено с определенными оговорками и ограничениями, но это – первый за последние годы реальный шаг в направлении восстановления права несовершеннолетних на выбор суда с участием присяжных заседателей, которого они были лишены законодателем без каких-либо веских оснований», – пояснил адвокат.

По его мнению, Конституционному Суду удалось избежать коллизии со своей собственной позицией, высказанной в Постановлении от 20 мая 2014 г. № 16-П. «Не опровергая эту позицию, КС РФ отметил, что рассмотрение судом с участием присяжных заседателей дел по обвинению несовершеннолетних не ухудшает их положения. Правовой режим разбирательства дел с участием присяжных позволяет гарантировать соблюдение всех специфических условий особой правовой защиты несовершеннолетних (участие педагога, рассмотрение дела в формате закрытого судебного заседания, ограничение в исследовании данных о личности несовершеннолетних с участием присяжных и т.д.)», – отметил советник ФПА. Он полагает, что позиция КС РФ создает концептуальные основания для законодательной отмены любых ограничений для несовершеннолетних на рассмотрение их дела с участием присяжных заседателей.

Также Сергей Насонов подчеркнул вывод Суда о том, что дискреция законодателя по изменению подсудности суда присяжных, в том числе путем ее сокращения, не абсолютна, так как она не должна сопровождаться нарушением прав и свобод человека и гражданина, а также их конституционных гарантий. «Указывая на особую конституционно-правовую значимость суда присяжных, КС РФ сформулировал крайне важную позицию, препятствующую возможным необоснованным “урезаниям” законодателем подсудности суда присяжных. Так, Суд пояснил, что недопустим произвольный и необоснованный отказ федерального законодателя от этой формы судопроизводства по тем конкретным составам преступлений, где она уже предусмотрена», – заключил эксперт.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о