Вопросы юристу


КС не стал рассматривать жалобу бывшего следователя на порядок увольнения за нарушение присяги

При этом Суд подчеркнул, что подавляющее большинство принимающих присягу госслужащих ответственны за ее нарушение как за дисциплинарный проступок с соблюдением установленного порядка привлечения к дисциплинарной ответственности

КС не стал рассматривать жалобу бывшего следователя на порядок увольнения за нарушение присяги

По мнению одного адвоката, КС вновь подтвердил свои прежние правовые позиции в части нарушения присяги и дисциплинарного проступка госслужащего и обратил внимание на необходимость соблюдения установленного порядка привлечения к дисциплинарной ответственности таких сотрудников. Другой также выразил согласие с выводами КС, но отметил, что на практике руководство может увольнять неугодных или принципиальных госслужащих в связи с ранее совершенными дисциплинарными проступками, что недопустимо в правовом государстве.

Конституционный Суд вынес Определение № 1446-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на неконституционность ч. 1 ст. 28 и п. 3 ч. 2 ст. 30 Закона о Следственном комитете РФ, с которой обратился бывший следователь Евгений Поварницын, уволенный со службы в июле 2020 г. по результатам служебной проверки.

В жалобе в Конституционный Суд мужчина указал, что оспариваемые нормы не соответствуют Конституции РФ, поскольку они по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагают возможность уволить сотрудника СКР, нарушившего присягу сотрудника этого ведомства или совершившего какой-либо дисциплинарный проступок, произвольно применяя сроки наложения дисциплинарных взысканий, предусмотренные ч. 8 ст. 28 Закона об СКР. По мнению заявителя, спорные законоположения позволяют применить к положительно характеризующемуся сотруднику ведомства, впервые совершившему дисциплинарный проступок без причинения вреда интересам службы, наиболее строгое дисциплинарное взыскание – увольнение, что также не согласуется с принципами юридической ответственности, нарушая баланс частных и публичных интересов.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС отметил, что приложенными к ней копиями судебных постановлений не подтверждено применение п. 1–7 ч. 1 ст. 28 Закона об СКР. «Что касается п. 8 ч. 1 ст. 28 Закона об СКР, то данная норма, устанавливая увольнение в качестве одного из дисциплинарных взысканий, применяемых к сотрудникам Следственного комитета РФ, является элементом механизма, обеспечивающего привлечение названной категории государственных служащих к ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей и совершение проступков, порочащих честь сотрудника Следственного комитета, и, ограничивая пределы усмотрения руководителей при разрешении вопроса о выборе конкретной меры ответственности, направлена на достижение баланса интересов сотрудников и интересов службы, а потому не может рассматриваться как нарушающая права заявителя в указанном им в жалобе аспекте», – отмечено в определении.

КС также напомнил, что присяга представляет собой официальную торжественную клятву, имеющую одинаковое юридическое значение для всех госслужащих, которые принимают ее в силу предписаний закона. Подавляющее большинство принимающих ее госслужащих ответственны за ее нарушение как за дисциплинарный проступок с соблюдением установленного порядка привлечения к дисциплинарной ответственности. Со ссылкой на Постановление № 13-П от 26 марта 2020 г. КС отметил, что ответственность за нарушение присяги (а именно применение санкции в виде увольнения со службы на основании п. 3 ч. 2 ст. 30 Закона об СКР) тождественна дисциплинарной и требует соблюдения положений его ст. 28, включая предусмотренное в ее ч. 8 правило о том, что дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности – позднее двух лет со дня совершения проступка.

КС добавил, что в Постановлении от 6 июня 2022 г. № 24-П, предметом рассмотрения которого был подп. «в» п. 1 ст. 43 Закона о прокуратуре РФ, Суд подчеркнул, что применение санкции в виде увольнения со службы в прокуратуре за нарушение присяги прокурора, как и увольнение в связи с совершением прокурором дисциплинарного проступка, если нет причин для отнесения деяния к проступкам, предполагающим применение иного установленного законом порядка, в том числе сроков привлечения к юридической ответственности, требует соблюдения положений п. 8 ст. 41.7 этого закона.

Таким образом, заключил Суд, вопрос о соответствии Конституции п. 3 ч. 2 ст. 30 Закона об СКР был ранее разрешен Конституционным Судом, оценка же законности увольнения заявителя со службы к компетенции КС РФ не относится.

Адвокат АП Республики Башкортостан Надежда Крылова заметила, что Конституционный Суд вновь подтвердил свои прежние правовые позиции в части нарушения присяги и дисциплинарного проступка госслужащего и обратил внимание на необходимость соблюдения установленного порядка привлечения к дисциплинарной ответственности таких сотрудников. По ее мнению, требования к государственной службе в РФ и порядку ее прохождения, госслужащим, привлечению их к дисциплинарной ответственности, а также увольнению этих лиц достаточно подробно регламентированы многочисленными федеральными законами.

«При этом в силу конституционных новаций 2020 г. и наличия общественных запросов эти требования повышаются, особенно в наши дни. Вполне естественно и правильно, что всем, кто находится на “государевой службе” и, в частности, является сотрудником Следственного комитета, надо всегда помнить слова присяги и действительно соблюдать Конституцию РФ, законы и международные обязательства России, не допуская малейшего от них отступления в процессе прохождения госслужбы, которое может повлечь такое правовое последствие, как увольнение с госслужбы. При этом наличие положительных характеристик и впервые совершенный проступок не являются гарантией неприменения строгой меры дисциплинарного взыскания», – заметила Надежда Крылова.

Адвокат АП Чукотского автономного округа Игорь Кустов также отметил, что Конституционный Суд подтвердил разъяснения о том, что дача присяги отделяет государственных служащих от основной массы населения. «Считаю, что Суд последовательно подтверждает сложившееся в судебной системе мнение о том, что государство, давая госслужащим дополнительные социальные гарантии, вправе предъявлять к ним дополнительные требования, в том числе в рамках дисциплинарного производства. Такая правовая позиция согласуется с позицией федерального законодателя (законы о прокуратуре РФ и Следственном комитете, иные НПА). В то же время сложившаяся практика и предложенный государством механизм позволяют руководителям органов государственной службы своевольно применять соответствующие нормы закона и производить увольнения не только недостойных сотрудников, нарушающих присягу, но и неугодных или принципиальных служащих, позволяя шантажировать совершенными ранее проступками, что недопустимо в правовом государстве», – заметил он.

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о