Вопросы юристу


КС не допустил нарушения прав залоговых кредиторов, финансировавших застройщика, признанного банкротом

Суд обязал внести в правовое регулирование изменения, предусматривающие гарантии прав кредиторов, не являющихся участниками строительства и приобретших права залогодержателей

КС не допустил нарушения прав залоговых кредиторов, финансировавших застройщика, признанного банкротом

Один из экспертов отметил, что рассматриваемая проблема является весьма актуальной, о чем свидетельствует и то, что в данном случае КС РФ принял постановление по трем казусам из различных субъектов РФ. Другая выразила надежду, что нижестоящие суды воспримут новую практику, а залоговые кредиторы, лишенные ранее своего статуса, смогут получить надлежащую компенсацию. Третий полагает, что рассматриваемое постановление имеет как теоретическое, так и практическое значение для правильного установления баланса интересов участников дела о банкротстве застройщиков.

21 июля Конституционный Суд вынес
Постановление № 34-П, которым были признаны неконституционными нормы законодательства о прекращении залоговых прав кредиторов, не являющихся участниками строительства, при передаче земельного участка и объекта незавершенного строительства созданному для защиты прав дольщиков фонду – приобретателю объектов застройщика в рамках дела о банкротстве. Постановление принято по итогам рассмотрения запроса Верховного Суда РФ и жалобы залогового кредитора.

Запрос Верховного Суда в КС РФ

Как ранее писала «АГ», в рамках дела о банкротстве застройщика ООО «Солдес Строй» Фонд защиты прав граждан – участников долевого строительства Пермского края обратился с заявлением о намерении стать приобретателем прав строительной компании на имущество и исполнить обязательства застройщика перед участниками строительства. Требования последних были включены в реестр требований участников строительства о передаче жилых помещений, машино-мест и нежилых помещений площадью не более 7 кв м.

Определением Арбитражного суда Пермского края от 19 февраля 2021 г. по
делу № А50-10848/2014 заявление было удовлетворено. Апелляционная инстанция оставила данное решение без изменения. На конкурсного управляющего была возложена обязанность передать фонду право собственности на один земельный участок со всеми неотделимыми улучшениями. На фонд была возложена обязанность перечислить на специальный банковский счет общества сумму для погашения текущих требований и требований кредиторов первой и второй очереди, включенных в реестр требований кредиторов.

Не согласившись с этими судебными актами, граждане Татьяна Инцкирвели и Юлия Позднякова – залогодержатели передаваемого фонду имущества, чьи требования включены в реестр требований кредиторов должника с удовлетворением в четвертую очередь как обеспеченные залогом (залоговые кредиторы), обратились в Верховный Суд.

Их возражения, заявленные в судах первой и апелляционной инстанций в связи с передачей имущества застройщика фонду, сводились к тому, что вследствие одного лишь факта такой передачи заложенного имущества они не могут быть лишены своих залоговых прав. Отклоняя возражения, суды сослались на ч. 14 и 17 ст. 16 Федерального закона от 27 июня 2019 г. № 151-ФЗ о внесении поправок в Закон об участии в долевом строительстве МКД (Закон № 151-ФЗ), в силу которых передача объектов застройщика фонду осуществляется без выплаты компенсации залоговым кредиторам и без их согласия на передачу.

При схожих обстоятельствах
Определением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 24 декабря 2020 г. по
делу № А07-21667/2017 было удовлетворено заявление Фонда Республики Башкортостан по урегулированию обязательств застройщиков, признанных банкротами перед участниками долевого строительства, о намерении стать приобретателем прав застройщика – ООО «КилСтройИнвест». Также были удовлетворено заявление фонда исполнить обязательства застройщика перед участниками строительства, чьи требования включены в реестр требований участников строительства. Это решение было оставлено без изменения постановлением апелляционного суда.

При этом на основании тех же норм Закона № 151-ФЗ судами было признано необоснованным заявление ПАО «Сбербанк России», предоставившего кредитные средства для строительства двух МКД и являющегося залогодержателем на основании ипотечных договоров, о соразмерном удовлетворении его требований фондом, в связи с чем банк обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой на указанные судебные акты.

ВС РФ, придя к выводу о наличии неопределенности в вопросе о соответствии Конституции РФ ч. 14 и 17 ст. 16 Закона № 151-ФЗ, определениями от 21 февраля 2022 г. приостановил производство по названным обособленным спорам и направил запрос в Конституционный Суд РФ.

По мнению Суда, данные положения неконституционны, поскольку допускают придание обратной силы нормам о прекращении залоговых прав кредиторов, не являющихся участниками строительства, без выплаты им справедливой компенсации при передаче земельного участка, объекта незавершенного строительства соответствующему фонду в рамках дела о банкротстве застройщика.

В запросе подчеркивается, что норма о передаче объектов фонду применяется с обратной силой и ухудшает положение залоговых кредиторов, не являющихся участниками строительства, уменьшая объем принадлежащих им прав. Перечень же такого рода кредиторов в деле о банкротстве застройщика обширен: к ним относятся кредиторы, которым земельный участок и объект незавершенного строительства были переданы в ипотеку по договору; приобретатели нежилых помещений, заключившие с застройщиком ДДУ; все юридические лица, заключившие ДДУ, независимо от того, какой тип помещений (жилые либо нежилые) они намеревались приобрести.

ВС пояснил, что правила о прекращении залога в делах о банкротстве застройщиков при передаче объектов приобретателю отсутствовали в момент заключения кредиторами-залогодержателями сделок с должниками-залогодателями, а потому не могли быть учтены такими кредиторами, не охватывались их разумными ожиданиями. Придание правилам обратной силы лишило кредиторов, финансировавших строительство объекта, возможности получить приоритетное удовлетворение своих требований, на что они справедливо рассчитывали, вступая в отношения с застройщиком, считает Суд.

В запросе отмечено, что при прекращении залога и отсутствии необходимости для приобретателя осуществить расчеты с кредиторами-залогодержателями мероприятия по завершению строительства становятся более выгодными для фонда, что существенно влияет на принятие им положительного решения о финансировании этих мероприятий. «Это повышает эффективность гарантий прав граждан – участников долевого строительства, у которых появляется возможность получить жилые помещения в натуре в результате завершения строительства, т.е. направлено на обеспечение их права на жилище. В то же время интересы одной стороны частноправового отношения не могут быть принесены в жертву интересам другой, не нарушившей закон, тем более что финансирование, предоставляемое залоговыми кредиторами, как правило, увеличивает стоимость объекта, который передается фонду, т.е. уменьшает его затраты на завершение мероприятий по строительству», – указал Верховный Суд.

Он также подчеркнул, что на приобретателя имущества, т.е. на фонд, возложена обязанность по погашению не всех, а только части текущих платежей, относящихся к первой очереди. Особенность банкротства застройщиков заключается в том, что к числу их текущих кредиторов, чьи требования в силу специального регулирования в п. 5 ст. 201.10 Закона о банкротстве останутся непогашенными, относятся кредиторы второй и последующих очередностей удовлетворения текущих платежей.

ВС полагает, что в обозначенном аспекте п. 5 ст. 201.10, абз. 2 п. 2 ст. 201.15, подп. 1 п. 8 ст. 201.15-1 Закона о банкротстве противоречат Конституции РФ в той мере, в какой ими не допускается погашение требований текущих кредиторов, не относящихся к первой очереди удовлетворения текущих платежей, за счет соответствующего фонда – приобретателя объектов застройщика в рамках дела о банкротстве.

Жалоба залогового кредитора

В рамках дела о банкротстве ООО «Юг-Стройка» (застройщик) Фонд защиты прав граждан – участников долевого строительства в Краснодарском крае обратился в суд с заявлением о намерении стать приобретателем прав застройщика на земельный участок с находящимися на нем объектами незавершенного строительства. Он также намеревался исполнить обязательства застройщика перед участниками строительства, чьи требования включены в реестр требований участников строительства о передаче жилых помещений, машино-мест и нежилых помещений площадью не более 7 кв. м.

Заявление было удовлетворено, так как суд принял решение о передаче фонду права собственности на земельный участок с находящимися на нем объектами незавершенного строительства. При этом суд указал, что определение является основанием для погашения Управлением Росреестра по Краснодарскому краю регистрационных записей в ЕГРН о залоге прав застройщика в пользу залоговых кредиторов, не являющихся участниками строительства, на земельный участок, в пределах которого расположены объекты незавершенного строительства. При этом возражения Анны Шалимовой о нарушении ее имущественных прав как залогового кредитора, не являющегося участником строительства, в связи с прекращением у нее права залога были отклонены. Как отмечено, приобретатель не обязан получать согласие залоговых кредиторов на передачу ему имущества и обязательств застройщика или осуществлять погашение требований, обеспеченных залогом прав на земельный участок и объект незавершенного строительства.

Так как апелляция поддержала эти выводы, Анна Шалимова обжаловала судебные акты в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, однако тот прекратил производство по жалобе. Окружной суд пояснил, что постановление апелляционного суда, вынесенное по результатам рассмотрения жалобы на определение суда первой инстанции, окончательно и обжалованию в кассационном порядке в суд округа не подлежит.

Впоследствии Анна Шалимова обратилась с жалобой в КС РФ, указывая, что подп. 3 и 3.1 п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве противоречат Конституции в той мере, в какой они при банкротстве застройщика приводят к дискриминации физических лиц, заключивших ДДУ, в зависимости от вида объекта недвижимости: жилое или нежилое помещение. По ее мнению, п. 11 ст. 201.15-2 данного закона является неконституционной, поскольку при банкротстве застройщика и передаче его прав и имущества региональным фондам защиты прав граждан – участников строительства ведет к погашению регистрационных записей в ЕГРН о залоге прав застройщика на земельный участок с находящимися на нем неотделимыми улучшениями по обязательствам, не связанным с обеспечением прав участников строительства, без какого-либо удовлетворения требований залоговых кредиторов, не являющихся участниками строительства.

КС признал нормы неконституционными

Изучив жалобу и запрос, Конституционный Суд указал, что вопрос о проверке конституционности подп. 3 и 3.1 п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве в обозначенном Анной Шалимовой аспекте ранее неоднократно ставился в жалобах, направляемых в КС РФ. Суд пояснил, что сами по себе эти положения, в том числе в части, относящейся к машино-месту и нежилому помещению, площадь которого не превышает 7 кв. м, не могут расцениваться как нарушающие конституционные права граждан. Так, КС прекратил производство по обращению заявительницы в данной части.

Вместе с тем он напомнил, что согласно Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, а право частной собственности охраняется законом, никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Ссылаясь на
Постановление КС РФ от 22 июня 2017 г. № 16-П, Суд отметил, что с жилым помещением связаны не только конституционно значимые имущественные интересы гражданина, но и гарантии права на жилище, реализовать которое можно в том числе через участие в долевом строительстве. При этом гарантированность права на жилище при участии в долевом строительстве, в силу значимости жилища для граждан, является важным фактором доверия к действиям публичной власти, добавил КС.

Суд указал, что в силу различных и зачастую диаметрально противоположных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, законодатель должен стремиться к балансу их прав и законных интересов. Это служит публично-правовой целью института банкротства, призванного создать условия для защиты экономических и юридических интересов всех кредиторов при наименьших отрицательных последствиях неплатежеспособности должника.

Он подчеркнул, что специальный режим предъявления в арбитражном суде имущественных требований к должнику в рамках процедуры банкротства не допускает их удовлетворения в индивидуальном порядке. Такой режим позволяет обеспечивать определенность объема имущества должника в течение всей процедуры банкротства, создавая необходимые условия как для принятия мер к преодолению его неплатежеспособности, так и для возможно более полного удовлетворения требований кредиторов (постановления КС РФ от 18 ноября 2019 г.
№ 36-П; от 19 декабря 2019 г.
№ 41-П; от 14 июля 2021 г.
№ 36-П и др.).

Само по себе прекращение обеспечительного правоотношения (залога), как указал КС, не влечет прекращение основного, и кредиторы, включая залоговых, сохраняют возможность удовлетворения своих требований за счет иного имущества, входящего в конкурсную массу застройщика. Это происходит в общей процедуре банкротства застройщика с учетом очередности удовлетворения требований кредиторов, в том числе путем привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Вместе с тем реальное удовлетворение требований в этой ситуации зависит от достаточности имущества застройщика-банкрота.

В постановлении отмечается, что в силу ч. 14 ст. 16 Закона № 151-ФЗ, если договор с первым участником строительства был заключен без использования счетов-эскроу до 1 июля 2019 г., то передача земельного участка с находящимися на нем неотделимыми улучшениями и обязательств застройщика приобретателю осуществляется лишь с соблюдением условий, предусмотренных подп. 2 и 4 п. 3 ст. 201.10 Закона о банкротстве. Следовательно, подп. 3 п. 3 ст. 201.10 данного закона, защищающий интересы залоговых кредиторов, не являющихся участниками строительства, перестал действовать применительно к рассматриваемой ситуации.

КС посчитал, что введение нового регулирования, регламентирующего порядок передачи объекта незавершенного строительства фондам, созданным для защиты жилищных прав граждан, иному приобретателю, и распространение его на ранее возникшие правоотношения ухудшают положение залоговых кредиторов. В этом случае они могут претендовать на удовлетворение своих требований только в общей процедуре банкротства при наличии у застройщика иного имущества, которого, как правило, застройщики не имеют. Он пришел к выводу, что залоговые кредиторы, не являющиеся по смыслу Закона о банкротстве участниками строительства, вступая в правоотношения с застройщиком до принятия Закона № 151-ФЗ, не могли прогнозировать такое изменение регулирования, которое ведет к ухудшению их имущественного положения и к лишению их права на приоритетное удовлетворение требований за счет имущества, находящегося в залоге.

Таким образом, Конституционный Суд посчитал, что ч. 14 и 17 ст. 16 Закона № 151-ФЗ во взаимосвязи с п. 11 ст. 201.15-2 Закона о банкротстве не соответствуют Конституции, поскольку не предусматривают защиту прав кредиторов, не являющихся участниками строительства, при прекращении их залоговых прав в связи с передачей земельного участка, объекта незавершенного строительства фонду, действующему в интересах дольщиков, в рамках дела о банкротстве застройщика.

По мнению КС, защита прав указанных лиц должна осуществляться посредством иных правовых механизмов, учитывающих переход прав застройщика на имущество, в связи с которым возникли данные обязательства, соответствующему фонду, действующему в целях защиты прав граждан – участников долевого строительства, но не аналогичных по содержанию следованию залога за этим имуществом.

В связи с этим Суд обязал федерального законодателя внести в правовое регулирование изменения, предусматривающие гарантии прав кредиторов, не являющихся участниками строительства и приобретших права залогодержателей до принятия оспариваемого регулирования, в случае утраты ими своих залоговых прав. До введения поправок КС установил своим постановлением временное правовое регулирование, основанное на выводах, изложенных в постановлении.

При этом КС отметил, что вывод о неконституционности спорных положений не может быть основанием для отмены решения о передаче фонду, действующему в интересах дольщиков, прав застройщика на соответствующее имущество и для его отказа от своих обязательств, а также препятствием для такой передачи прав фонду и принятия фондом на себя соответствующих обязательств.

Обращаясь к
Постановлению от 1 февраля 2022 г. № 4-П, Суд указал, что погашение вне очереди за счет конкурсной массы требований кредиторов по текущим платежам преимущественно перед кредиторами, чьи требования возникли до принятия заявления о признании должника банкротом, обусловлено отнесением к текущим платежам тех расходов в деле о банкротстве, которые обеспечивают саму возможность завершения конкурсного производства, достижения целей этой процедуры и расчета с конкурсными кредиторами.

Конституционный Суд отметил, что деятельность соответствующих кредиторов застройщика, в отношении имущества которого (земельный участок с находящимися на нем неотделимыми улучшениями) имеется приобретатель, направлена на проведение отдельных мероприятий по строительству объекта, обеспечение его сохранности, надлежащее осуществление процедур банкротства, что также содействует успешному завершению строительства. Поэтому справедливым был бы учет интересов кредиторов по этим требованиям в рамках процедур, в которые вовлекается и фонд, действующий в целях защиты прав граждан.

Он разъяснил, что отсутствие гарантий погашения требований кредиторов по текущим платежам преимущественно перед кредиторами, чьи требования возникли до принятия заявления о признании должника банкротом, по сути, лишает кредиторов по текущим платежам, не относящимся к первой очереди удовлетворения текущих платежей, права на возмещение за счет имущества застройщика. Вместе с тем, как подчеркнул Суд, хотя бы в некоторых ситуациях при сохранении соответствующих объектов в собственности (владении) застройщика и с учетом всей совокупности требований к нему, в том числе обеспеченных залогом, такие кредиторы сохраняли бы действительную возможность вернуть долг или, по крайней мере, сопоставимую с ним сумму.

КС указал: требования кредиторов по текущим платежам подлежат удовлетворению из имущества самого должника и тем самым не могут считаться требованиями, удовлетворение которых гарантировано. В случае, если имущества застройщика-должника недостаточно, в результате чего удовлетворение требований кредиторов по текущим платежам за счет его реализации становится невозможным, передача имущества должника соответствующему фонду по существу не является фактором, ухудшающим положение кредиторов по текущим платежам, уточнил Суд.

Таким образом, Конституционный Суд постановил, что п. 5 ст. 201.10, абз. 2 п. 2 ст. 201.15, подп. 1 п. 8 ст. 201.15-1 Закона о банкротстве также не соответствуют Конституции в той мере, в какой они не допускают возмещение фондом расходов, обеспечивающих завершение конкурсного производства, если из дела не следует, что сумма долга не была бы получена кредиторами по текущим платежам, даже если бы имущество не было бы передано фонду. Оплата труда работников застройщика, работающих или работавших (после даты принятия заявления о признании должника банкротом) по трудовому договору непосредственно на том объекте строительства, который передан фонду защиты прав дольщиков, должна осуществляться и безотносительно к указанному выше обстоятельству.

КС РФ указал, что федеральному законодателю надлежит внести в правовое регулирование изменения, вытекающие из данного вывода. Суд также постановил пересмотреть правоприменительные решения по делу Анны Шалимовой в установленном порядке.

Эксперты оценили позицию КС

Арбитражный управляющий Союз АУ «Созидание» Сергей Домнин отметил, что поставленная перед КС проблема защиты прав залоговых кредиторов при банкротстве застройщиков является весьма актуальной. Об этом, по его мнению, свидетельствует и то, что постановление принято по трем казусам из различных субъектов РФ.

Сергей Домнин указал, что предложенный Судом механизм защиты прав кредиторов за счет возложения на фонд обязанности произвести им некие выплаты носит компромиссный характер. «С одной стороны, предлагая залоговым кредиторам хотя бы что-то вместо текущего “ничего”, с другой стороны – объем данных выплат может быть существенно ограничен в каждом конкретном случае в зависимости от фактических обстоятельств дела. Безусловно, правильным представляется предложенное КС РФ определение порядка таких выплат в суде, что гарантирует залоговым кредиторам возможность использования процессуальных средств (истребование доказательств, консультация специалиста, судебная экспертиза, мировое соглашение) для защиты своих интересов», – прокомментировал эксперт.

Он также поприветствовал подход КС, согласно которому в случае передачи имущества застройщика фонду последний должен компенсировать и все расходы, связанные с обеспечением сохранности незавершенного строительства, и расходы, необходимые для завершения конкурсного производства, при условии, что если бы фонд не принял имущество, то такие расходы могли бы быть погашены за счет конкурсной массы. «Очевидно, что отмеченные КС РФ группировки расходов направлены на увеличение конечной стоимости объекта незавершенного строительства и непосредственно оказывают влияние на объем выручки, который получит фонд, следовательно, и фонд как выгодоприобретатель обязан возместить эти расходы», – полагает Сергей Домнин.

Исполнительный директор УК «Помощь» Анна Ларина подчеркнула, что, приобретая нежилые помещения более 7 кв. м до 2019 г., физические и юридические лица разумно рассчитывали, что залог хотя бы частично обеспечит сохранность их вложений. «Исходя из этого принятие Закона № 151-ФЗ и его ретроспективное применение серьезно ударили по интересам залоговых кредиторов в делах о банкротстве застройщиков. Возможно, большинство кредиторов, если бы они знали, что будут лишены залога, не вложили бы деньги в такое рискованное строительство», – заметила она. Помимо этого, добавила эксперт, Закон № 151-ФЗ несправедливо ограничивал погашение текущих требований только первой очередью, тем самым значительно ограничивая возможность погасить текущие расходы на строительство объекта и его сохранности.

Позиция КС, по мнению Анны Лариной, является обоснованной и взвешенной, поскольку Суд совершенно верно определил, что инвестиционная привлекательность по достройке объекта фондом не должна появляться благодаря ущемлению интересов залоговых кредиторов. «Более того, сама возможность лишения залогового статуса в перспективе может привести к уменьшению вложений в строительную сферу, повышению кредитных ставок и итоговому увеличению стоимости жилья. Все это, очевидно, скажется в перспективе не только на залоговых кредиторах, но и на обычных гражданах. Нельзя также не поддержать позицию КС РФ о том, что придание нормам о лишении залога обратной силы является неконституционным и нарушающим интересы участников гражданского оборота», – пояснила эксперт.

Она отметила, что КС РФ определил порядок погашения требований залоговых кредиторов до внесения соответствующих изменений в законодательство, который учитывает интересы всех участников оборота. С одной стороны, залоговые права кредиторов не восстанавливаются, поскольку это может повлечь препятствие для завершения строительства в случае банкротства застройщика и для удовлетворения потребностей граждан в жилье. С другой стороны, у залоговых кредиторов, лишенных залога, теперь появляются права требования к фонду в размере основной суммы задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов. «Ожидаю, что нижестоящие суды воспримут новую практику, а залоговые кредиторы, лишенные ранее своего статуса, смогут получить надлежащую компенсацию», – резюмировала Анна Ларина.

Арбитражный управляющий, член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов считает, что постановление КС РФ имеет как теоретическое, так и практическое значение для правильного установления баланса интересов участников дела о банкротстве застройщиков. Суду удалось сформулировать не только правовое и экономическое обоснование недопустимости лишения залоговых кредиторов права на справедливую компенсацию при передаче активов в соответствующие фонды, но и за законодателя сформулировать на переходный период возможные ключевые способы удовлетворения требований таких кредиторов, отметил эксперт.

По мнению Алексея Леонова, изложенная КС правовая позиция позволит арбитражным судам максимально гибко применять положения Закона о банкротстве застройщиков при установлении справедливого баланса интересов бывших залоговых кредиторов и соответствующих фондов. Эксперту представляется менее убедительной позиция КС РФ в отношении погашения текущих платежей, поскольку такая позиция крайне сужает возможности арбитражного управляющего по оплате труда лиц, не работающих непосредственно по трудовым договорам на объектах незавершенного строительств (например, оказывающих юридические и прочие услуги).

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о