Иски о защите чести и деловой репутации предлагается подавать по месту пребывания истца

В пояснительной записке законопроекта отмечается, что зачастую клевета и оскорбления осуществляются через Интернет людьми, живущими в других субъектах РФ, что не способствует реализации права оскорбленных граждан на доступ к правосудию

Иски о защите чести и деловой репутации предлагается подавать по месту пребывания истца

Эксперты «АГ» по-разному оценили законопроект. Так, один из них отметил, что относится к данной инициативе положительно, но заметил, что введение такой нормы незначительно повлияет на рост числа поданных в суд исковых заявлений, так как сейчас удаленность суда по месту нахождения ответчика компенсируется возможностями дистанционного обращения. По мнению второго эксперта, институт судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации в цифровую эпоху сам по себе является сомнительным с точки зрения своей эффективности.

В Госдуму внесен проект поправок № 717778-7, которыми предлагается изменить подсудность дел о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Так, в случае принятия законопроекта в ст. 29 ГПК (подсудность по выбору истца) будут внесены изменения, согласно которым иски о защите чести, достоинства и деловой репутации, в том числе о возмещении убытков и (или) компенсации морального вреда, могут быть предъявлены в суд по месту жительства или месту пребывания истца.

Как отмечают авторы законопроекта, в Интернете нередко имеют место случаи оскорблений и клеветы в отношении граждан. При этом автор таких высказываний может проживать или иметь регистрацию в населенном пункте другого субъекта РФ.

По их мнению, подача иска о защите чести, достоинства и деловой репутации в суд другого населенного пункта или даже субъекта РФ и невозможность полноценного участия истца в судебном процессе не способствуют реализации права граждан на доступ к правосудию в целях защиты своего нарушенного права. В связи с этим возникает вопрос о создании надлежащих условий для реализации гражданами своего конституционного права, установленного ч. 1 ст. 46 Конституции и гарантирующего судебную защиту их прав.

Отмечается, что в Интернете достаточно лиц, которые с учетом положений федерального законодательства систематически на достаточно профессиональном уровне осуществляют «информационные атаки» и при этом не несут ответственности за свои действия. «Особенно активно этой ситуацией пользуются сетевые средства массовой информации, как правило, имеющие фиктивный юридический адрес в Москве, и прочие так называемые блоггеры, которые безосновательно или намеренно позволяют себе несправедливые и возмутительные высказывания в адрес граждан или даже в адрес жителей иного субъекта Российской Федерации», – указывается в пояснительной записке.

По мнению авторов проекта закона, данная ситуация не отвечает требованиям ч. 1 ст. 21 Конституции, гарантирующей охрану достоинства личности со стороны государства.

В комментарии «АГ» партнер юридической фирмы INTELLECT Анастасия Махнёва указала, что институт альтернативной подсудности в гражданском процессе направлен на создание более благоприятных условий судопроизводства для определенной категории лиц. «Это лица, для которых, по мнению законодателя, участие в судебном разбирательстве сопряжено с большими сложностями, чем для их оппонентов. Например, альтернативная подсудность в спорах об установлении отцовства и других семейных спорах направлена на то, чтобы создать более благоприятные условия для лица, который проживает с несовершеннолетним, и для самого несовершеннолетнего в случае, когда у него есть право быть заслушанным в суде», – отметила она.

По мнению Анастасии Махнёвой, такая логика законодателя в части альтернативной подсудности не может быть экстраполирована на дела о защите чести, достоинства и деловой репутации, поскольку по таким делам невозможно утверждать, что истец в большинстве случаев – это экономически и организационно более слабая сторона или его жизненная ситуация требует особого подхода.

«Очень часто иски о защите чести, достоинства и деловой репутации являются инструментом давления на журналистов, на любых оппонентов в самых разных жизненных и деловых ситуациях, когда этот самый оппонент публично высказывает свое мнение по той или иной ситуации», – указала Анастасия Махнёва.

Она отметила, что в современных правовых системах общепринята позиция, что дела о защите чести, достоинства и деловой репутации, вытекающие из публикаций в СМИ и Интернете, всегда сопряжены с поиском баланса между правом лица на доброе имя и его защиту, с одной стороны, и правом его оппонента на свободу слова и свободу массовой информации, с другой. «И тут уже могут возникнуть прямо противоположные ситуации с теми, о которых говорят авторы законопроекта. Например, политический деятель предъявляет по месту своего жительства иск к журналисту, который живет в другом регионе. Одно лицо, недовольное высказанным субъективным мнением своего оппонента, подает необоснованный иск, пытаясь фактически ограничить права лица на свободу слова», – привела пример юрист.

Кроме того, Анастасия Махнёва предполагает, что законопроект не будет способствовать «повышению ответственности и дисциплинированности лиц, размещающих информацию в сети Интернет, и не повысит доступ граждан к правосудию». «Возможно, в каких-то редких случаях это и сыграет свою роль. Но в ситуации, когда не составляет особого труда обеспечивать анонимность оскорбительного или просто диффамационного высказывания в Интернете, вряд ли нововведения существенно изменят ситуацию. В подавляющем большинстве случаев невозможность или затруднительность судебной защиты в таких делах связана со сложностью установления личности распространителя сведений или доказывания такого факта в суде. Кроме того, институт судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации в цифровую эпоху вообще сам по себе является сомнительным с точки зрения своей эффективности (с учетом сроков рассмотрения дела и тех результатов, которые приносит судебное разбирательство, так называемого “эффекта Барбры Стрейзанд”). Поэтому сама идея повысить эффективность через введение альтернативной подсудности утопична и, по сути, является попыткой ускорить движение паровоза за счет полировки наружной части трубы до сияющего блеска», – указала она.

Управляющий партнер АБ «Беков, Исаев и партнеры» Якуб Беков отметил, что оценивает данную инициативу положительно. «В принципе отношусь к происходящим изменениям института подсудности положительно, так как они нацелены на совершенствование процессуальных механизмов защиты интересов лица, чьи права подлежат судебной защите», – подчеркнул он.

По мнению адвоката, введение такой нормы не может значительно повлиять на рост числа поданных в суд исковых заявлений, так как удаленность суда по месту нахождения ответчика в настоящее время компенсируется возможностями дистанционного обращения. «Из этого следует, что при наличии принципиальной решимости истца защищать свои права в судебном порядке удаленность суда от места жительства истца, как правило, не становится причиной отказа от судебной защиты», – отметил Якуб Беков.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о