Ваш маяк


Для ответа на адвокатский запрос оформления отдельного согласия осужденного не требуется

На довод ФСИН о том, что отказ в предоставлении сведений обоснован отсутствием информации о наличии заключенного между адвокатом и обвиняемым соглашения об оказании юрпомощи, апелляция заметила, что законом не предусмотрена обязанность сторон информировать кого-либо о заключении соглашения

Для ответа на адвокатский запрос оформления отдельного согласия осужденного не требуется

В комментарии «АГ» адвокат Владимир Васин призвал коллег незамедлительно обжаловать подобные отказы, поскольку авторитет адвокатского запроса имеет существенное репутационное значение как для всей адвокатуры в целом, так и для каждого адвоката в отдельности. Его представитель, адвокат Павел Киреев, отметил, что апелляционный суд подтвердил обоснованность выводов первой инстанции о незаконности отказа в предоставлении информации по адвокатскому запросу, если он направлен в рамках оказания квалифицированной юридической помощи и информация запрошена именно в отношении лица, чьи интересы представляет адвокат.

Красноярский краевой суд оставил в силе решение первой инстанции об обязании ГУФСИН по Красноярскому краю предоставить ответ на адвокатский запрос.     

Отказ в предоставлении ответа на адвокатский запрос

Как ранее писала «АГ», адвокат Владимир Васин заключил соглашение об оказании юридической помощи осужденному З. 14 октября 2019 г. он направил начальнику ГУФСИН по Красноярскому краю Николаю Васильеву адвокатский запрос, в котором попросил предоставить информацию обо всех перемещениях (этапированиях) его доверителя между учреждениями ведомства, указав в ответе наименование всех учреждений, где он содержался с момента прибытия на территорию Красноярского края для отбывания наказания.

13 ноября 2019 г. адвокат получил ответ за подписью заместителя начальника ГУФСИН России по Красноярскому краю, полковника внутренней службы Андрея Луханина, который указал, что в соответствии со ст. 7 Закона о персональных данных краевой ГУФСИН не может раскрывать третьим лицам персональные данные без согласия субъекта таких данных, а осужденный З. отказался написать заявление о согласии на предоставление адвокату запрашиваемых сведений.

Не согласившись с таким ответом, Владимир Васин подал административный иск в Железнодорожный районный суд г. Красноярска. Он указал, что все персональные данные осужденного ему были известны в силу специфических отношений между адвокатом и доверителем. Кроме того, запрашиваемые данные о перемещениях осужденного между учреждениями ГУФСИН России не подпадают под действие Закона о персональных данных, так как запрашиваемая информация сообщается адвокату, оказывающему правовую помощь субъекту персональных данных в соответствии с поручением последнего и ордером адвоката, в связи с чем истец не является третьим лицом по смыслу этого Закона.

Адвокат попросил суд признать ответ незаконным и обязать учреждение предоставить информацию о всех перемещениях З.

Суд поддержал защитника

В суде представитель административного ответчика ГУФСИН России по Красноярскому краю помимо прочего указал, что осужденный З. отказался написать заявление о предоставлении или об отказе в предоставлении своих персональных данных адвокату.

Первая инстанция заметила, что из буквального толкования ст. 971 ГК РФ и ст. 6, 6.1 Закона об адвокатуре следует, что, заключив соглашение об оказании юридической помощи, доверитель предоставил адвокату право направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации адвокатский запрос по входящим в компетенцию указанных органов и организаций вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи и содержащих персональные данные доверителя.

Суд заключил, что поскольку адвокат обязан сохранять адвокатскую тайну, то есть любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, то предоставление ему запрошенных сведений и документов не противоречит целям Закона о персональных данных, поскольку не влечет нарушения прав гражданина, заключившего соглашение об оказании квалифицированной юридической помощи, на защиту неприкосновенности частной жизни, личную и семейную тайну.

Суд также нашел несостоятельным довод административного ответчика о том, что З. отказался написать заявление о предоставлении или об отказе в предоставлении своих персональных данных адвокату, о чем сотрудниками ИК-16 был составлен акт, в связи с чем ГУФСИН России по Красноярскому краю не могло предоставить запрошенные адвокатом сведения, поскольку в судебном заседании З. отрицал факт отказа в предоставлении информации.

Первая инстанция удовлетворила административный иск Владимира Васина и признала ответ ГУФСИН России по Красноярскому краю незаконным. Она также обязала учреждение предоставить адвокату необходимую информацию.

5 августа во исполнение решения суда ГУФСИН России по Красноярскому краю предоставило запрашиваемую адвокатом информацию. При этом 14 августа учреждение направило в суд апелляционную жалобу (оба документа имеются у «АГ»).

Ошибочное толкование норм права не является основанием для отмены решения

В жалобе ГУФСИН России по Красноярскому краю вновь указало, что на основании ст. 7 Закона о персональных данных через ИК-16 запросило согласие на передачу персональных данных о месте нахождения гражданина, которые согласно ст. 3 указанного Закона являются персональными данными. З. не дал согласие на передачу своих персональных данных, о чем был составлен акт, подписанный сотрудниками.

Ведомство также отметило, что адвокатский запрос был получен в октябре 2019 г., ответ дан 13 ноября 2019 г., а согласие осужденного З. –  25 ноября 2019 г., то есть после рассмотрения адвокатского запроса и направления ответа.

В жалобе указывалось, что в соответствии с Требованиями к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденными Приказом Минюста от 14 декабря 2016 г. № 288, в адвокатском запросе должны содержаться реквизиты соглашения об оказании юридической помощи, либо ордера, либо доверенности, чего в представленном адвокатском запросе не было. К тому же, заметило учреждение, в адвокатском запросе не указаны дата и номер ордера.

«У ГУФСИН России по Красноярскому краю отсутствовала информация о том, что между осужденным З. и адвокатом Васиным В.В. было заключено соглашение об оказании юридической помощи, предметом которого является оказание юридической помощи адвоката, а именно направление письменного адвокатского запроса в адрес ГУФСИН России по Красноярскому краю в интересах осужденного З. на предмет запроса всех перемещений последнего в пределах учреждений ГУФСИН России по Красноярскому краю, за весь период нахождения последнего на территории Красноярского края с момента прибытия в регион (Красноярский край) до момента направления адвокатского запроса», –  подчеркивалось в апелляционной жалобе. В связи с этим ведомство просило суд отменить решение первой инстанции и принять по делу новое решение, отказав в удовлетворении требований административного истца.

Изучив материалы дела, Красноярский краевой суд сослался на п. 1 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, согласно которому адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций в порядке, предусмотренном ст. 6.1 настоящего закона. Указанные органы и организации в установленном порядке обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их копии.

Апелляция отметила, что, согласно ч. 1, 2, 4 ст. 6.1 Закона об адвокатуре, адвокат вправе направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации в порядке, установленном законом, официальное обращение по входящим в компетенцию указанных органов и организаций вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи. Получатели запроса должны дать на него ответ в письменной форме в тридцатидневный срок со дня его получения. В случаях, требующих дополнительного времени на сбор и предоставление запрашиваемых сведений, срок может быть продлен, но не более чем на тридцать дней, при этом адвокату, направившему адвокатский запрос, направляется уведомление о продлении срока рассмотрения адвокатского запроса. В предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в случае, если субъект, получивший адвокатский запрос, не располагает запрошенными сведениями, если нарушены требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенные в установленном порядке, а также если запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом.

Красноярский краевой суд указал, что, согласно ч. 1 ст. 48 Конституции, каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Для реализации данных положений в России создан и функционирует институт адвокатуры.

Вторая инстанция заметила, что из содержания адвокатского запроса следует, что Владимиром Васиным оказывается квалифицированная юридическая помощь по конкретному поручению осужденному З., информация запрошена адвокатом именно в отношении лица, чьи интересы он представляет, полномочия на подачу адвокатского запроса в интересах осужденного подтверждены ордером. «Данные обстоятельства в силу вышеприведенных норм закона предоставляют адвокату право истребовать необходимую информацию без оформления отдельного согласия на получение доступа к персональным данным. Кроме того, заинтересованным лицом З. в ходе судебного разбирательства лично заявлено о согласии на получение сведений в отношении него», – подчеркнул суд.

Апелляция назвала несостоятельными доводы о том, что ГУФСИН России по Красноярскому краю не располагало информацией о наличии заключенного между Владимиром Васиным и З. соглашения, а также о том, что ордер адвоката был оформлен ненадлежащим образом. Суд заметил, что законом не предусмотрена обязанность сторон соглашения об оказании юридической помощи информировать о его заключении кого-либо.

Красноярский краевой суд указал, что административным ответчиком не представлено надлежащих доказательств, с достоверностью свидетельствующих о невозможности исполнить требования Владимира Васина по предоставлению ему информации, указанной в адвокатском запросе. «Доводы апелляционной жалобы основаны на неверном толковании норм права, не содержат фактов, которые не были бы проверены и учтены судом при рассмотрении дела, влияли на законность и обоснованность решения либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем не могут служить основанием для отмены оспариваемого решения. Иное, ошибочное, толкование норм права истцом основанием для отмены решения не является», – подчеркивается в апелляционном определении.

Таким образом, Красноярский краевой суд оставил решение первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Ссылка на Закон о защите персональных данных при оказании юридической помощи недопустима

В комментарии «АГ» руководитель Комиссии по защите прав адвокатов АП Красноярского края Павел Киреев, представляющий интересы Владимира Васина, отметил, что апелляционный суд подтвердил обоснованность выводов первой инстанции о незаконности отказа в предоставлении информации по адвокатскому запросу, если он направлен в рамках оказания квалифицированной юридической помощи и информация запрошена именно в отношении лица, чьи интересы представляет адвокат. «Наличие соглашения между адвокатом и доверителем, подтвержденное ордером, предоставляет адвокату право истребовать необходимую информацию без оформления отдельного согласия на получение доступа к персональным данным. Ссылка на Закон о персональных данных в таком случае не может служить основанием для отказа в предоставлении информации», – подчеркнул он.

Павел Киреев заметил, что предметом отдельной оценки суда также был вопрос правильности оформления адвокатского запроса и ордера, на что адвокатам следует обращать особое внимание. «В практике Комиссии были случае отказа в предоставлении информации именно в связи с неправильным оформлением указанных документов», – отметил он.

Владимир Васин назвал запоминающимся указание суда на то, что законом не предусмотрена обязанность сторон соглашения об оказании юридической помощи информировать о его заключении кого-либо, а также что доводы ГУФСИН России по Красноярскому краю основаны на неверном толковании норм права. «Я убедительно просил бы всех своих коллег незамедлительно обжаловать подобные отказы, поскольку авторитет адвокатского запроса имеет существенное репутационное значение как для всей адвокатуры в целом, так и для каждого адвоката в отдельности», – резюмировал Владимир Васин.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о