Дело Пономарева: в ожидании апелляции


Иллюстрация: Право.Ru/Острогорская Оксана

Константин Пономарев и его адвокат Максим Загорский летом этого года получили сроки: восемь лет и семь лет восемь месяцев по нескольким эпизодам ст. 306 УК (заведомо ложный донос). 8 октября Московский областной суд рассмотрит апелляционную жалобу по вынесенному решению.

Пономарев и Загорский известны по спорам с IKEA и «Кубаньэнерго». Следствие считало их виновными в подкупе двух человек, которые помогли им разыграть несколько гражданских и уголовных процессов. Решения выносила судья мирового судебного участка № 210 Раменского судебного района Мособласти Наталья Богунова. Её решения Пономарев использовал для того, чтобы избежать уголовного преследования за мошенничество и налоговые преступления.

Богунова в 2015 году дала оценку правоотношениям между Пономаревым и IKEA, а также сделала вывод, что экс-аудитор исполнил все налоговые обязательства перед бюджетом страны. Но позже было установлено, что её выводы шли в противовес уже вынесенным решениям по делам между шведской компанией и Пономаревым (в делах № А40-77050/2011 и № А41-25213/2013). Решения Богуновой Пономарев, по мнению следствия, использовал как преюдицию, чтобы избежать уголовного преследования за мошенничество и уйти от налогов. В частности, решения Богуновой помогли Пономареву закрыть два уголовных дела по ст. 198–199 УК (уклонение от уплаты налогов физлица и организации).

После ряда апелляционных жалоб суды изменили пять актов мирового судьи. После этого следствие возобновило уголовное преследование Пономарева. В июне 2017 года его и Загорского заключили под стражу. Позже Загорскому изменили меру пресечения и оставили его под домашним арестом, а Пономарев ожидал всех заседаний в СИЗО.

Дело несколько раз передавали на более высокий уровень в СКР. Всё началось с территориального подразделения, а уже в ноябре 2017 года его расследовал центральный аппарат СКР.

В обвинении говорилось, что Загорский контролировал ОПГ, а другой подельник (речь идёт о юристе Александре Старостине, он по делу проходит как свидетель) искал соучастников, которые потом стали подсудимыми, потерпевшими и свидетелями в судебных процессах, периодически меняясь ролями. Свидетели уже в процессе над Загорским и Пономаревым утверждали, что им были обещаны деньги за это – от $20 000 до $50 000.

В мае 2019 года прокурор запросил для подсудимых по восемь с половиной лет, при этом отметил, что у каждого из них есть несовершеннолетние дети (это является смягчающим обстоятельством). 9 июля 2019 года партнёрам вынесли приговор: Пономарев получил восемь лет колонии, а Загорский – семь лет восемь месяцев.

Сам Пономарев считает, что ещё в 2011 году против него развернули информационную кампанию в прессе. Защита при этом настаивает, что умысел и Пономарева, и Загорского не доказан. «Меня судят за то, что я качественно выполнял свою работу. Защитник в силу УПК никак не может создавать доказательства обвинения. Это настолько очевидно, что мне, юристу, стыдно об этом говорить», – высказывался Загорский.

Защита Пономарева подала апелляционную жалобу  30 сентября (дело № 22-6789/2019), Московский областной суд рассмотрит её 8 октября. 

Подробнее о процессе читайте в онлайн-трансляциях: 

«Дело Константина Пономарёва: онлайн-трансляция оглашения приговора».

«Дело Пономарева: онлайн-трансляция последнего слова 6 июня».

«Дело Пономарева: онлайн-трансляция прений».

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о