профессиональная помощь юриста


Юрий Шибанов

АС Московского округа исправляет ошибки: интересные дела за март


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

В одном из дел суды отказались заменять истца на нового, потому что в документах дела был указан не тот ОГРН, а прежний кредитор не подавал заявления об исправлении ошибки. Но оказалось, что проблемы в этом на самом деле нет. В другом деле компания оспаривала ликвидацию должника. Ее сначала приостановили по заявлению этой компании, но потом завершили – только по другому основанию. Кредитору удалось защитить свои права только в кассации.

Не тот ОГРН

Формализм недопустим нигде, в том числе в вопросах смены стороны по делу. Об этом напомнил Арбитражный суд Московского округа в деле № А40-59196/2016. Там ООО «Партнер» получило права требования от «Галереи детской одежды» по выигранному делу на 4,9 млн руб. Но две инстанции отказались заменять прежнего истца на нового.

Тому было две причины. В исполнительном листе был указан не тот ОГРН «Галереи детской одежды», что в договоре цессии. «Партнер» объяснял это ошибкой в судебных актах. Но суды указали, что истец не подавал заявления об исправлении опечатки. Другая причина отказа заключалась в том, что в деле не было согласия временного управляющего «Галереи детской одежды» на заключение договора цессии. Согласно п. 2 ст. 64 закона о банкротстве, такое согласие необходимо для компаний, которые находятся в стадии наблюдения, сочли два суда. В деле имелось письмо управляющего, где он упоминал должника и размер задолженности, но это ничего не изменило.

АС Московского округа счел такой подход неправильным и указал нижестоящим инстанциям на ошибки. Отказ из-за неверного ОГРН был формальным. Судам следовало проверить документы, которыми обосновывала требования «Галерея детской одежды», какое лицо фактически участвовало в правоотношениях с ответчиком. Это не было сделано, не были проверены доводы заявителя об ошибочном ОГРН в судебных актах, говорится в постановлении кассации. Там отмечено, что исправить ошибку можно без заявления истца, по инициативе самого суда (ч. 3 ст. 179 АПК).

Кассация также раскритиковала довод нижестоящих судов об отсутствии согласия управляющего. Оно имеет значение, когда проверяется действительность договора цессии. Но такой договор является оспоримой сделкой. «Пока нет доказательств, что его действительность оспорена и опровергнута, отсутствие согласия само по себе не свидетельствует, что договор цессии не изменил материального правоотношения сторон», – рассудил АС Московского округа. По его мнению, суд первой инстанции мог истребовать доказательства и выяснить, был ли управляющий согласен на цессию или нет. Апелляция не указала, почему не приняла во внимание письмо управляющего, и не проверила, есть ли между сторонами другие обязательства, в рамках которых могла состояться уступка.

Эти указания кассации исполнит Арбитражный суд города Москвы при новом рассмотрении дела.

Решение ценой в 120 млн

В деле № А40-78076/2019 конкурсный управляющий «Титана» Алексей Степанов пытался помешать ликвидации компании «Хотей», которая должна была банкроту 120 млн руб. А налоговая настаивала, что сделала все правильно. Изначально она приняла решение о ликвидации ООО «Хотей» в феврале 2018 года как недействующего юридического лица. Объявление о предстоящей процедуре появилось в журнале «Вестник государственной регистрации». В «Титане» об этом узнали и заявили возражения, поскольку у «Хотея» оставался долг в размере 120 млн руб. Инспекция в марте 2018-го учла это и прекратила процедуру исключения должника из ЕГРЮЛ.

Но через год, в марте 2019-го, ИФНС все-таки ликвидировала «Хотей». Правда, по другому основанию – в реестре юрлиц были недостоверные сведения об адресе компании, внесенные более шести месяцев назад.

«Титан» оспорил ликвидацию. Он напомнил о 120-миллионном долге, который включен в конкурсную массу, и о том, что «Хотей» был участником обособленного спора в банкротстве об оспаривании своей сделки с «Титаном». Спор этот завершился ничем. Суд прекратил производство после ликвидации ответчика.

Но две инстанции не убедили эти аргументы. Они признали правоту чиновников. Суды указали, что регистрирующий орган учел возражения заявителя против ликвидации и прекратил ее. Что он ее потом возобновил, суды не смутило, потому что закон о регистрации юрлиц «не ограничивает сроки возобновления процедуры недействующего юридического лица». Из этого две инстанции сделали вывод о допустимости повторного решения о ликвидации после того, как процедуру прекращали из-за возражений заинтересованного лица.

Но здесь суды не были правы. Они ограничились формальной проверкой процедуры исключения и не учли, что в обоих случаях правила одинаковые, отметил АС Московского округа. Закон запрещает ликвидацию недействующего юрлица, если заинтересованное лицо сообщило, что его права и интересы нарушаются. Регистрирующий орган фактически параллельно вел две процедуры (о недостоверности сведений и недействующем лице), но суды не исследовали материалы проверки про недостоверный адрес, говорится в кассационном постановлении. Также две инстанции не ответили на вопрос, возможно ли исключить компанию из ЕГРЮЛ, если ИФНС приняла возражения кредитора против ликвидации.

С такими указаниями дело направили на пересмотр.

Арендаторы иногда уходят

В деле № А41-60664/2019 суды решали, получит ли ИП Елена Кудряшова (арендодатель) обеспечительный платеж в размере 187 000 руб. от АО «Хеликс-Одинцово». Как указывала Кудряшова, арендатор съехал, то есть отказался от исполнения договора в одностороннем внесудебном порядке. Договор давал на это право, но при удержании суммы обеспечительного платежа. Свои требования арендодатель подтвердила односторонним актом. В нем она записала: «Обнаружено, что в помещении нет оборудования и вещей арендатора; рекламная вывеска висит; ключи не переданы; сменили личинку замка, то есть решили закрыть помещение».

Представитель компании «Хеликс-Одинцово» возражал против требования. Он настаивал, что ответчик освободил помещение по совместной договоренности с истцом. Ответчик просил зачесть обеспечительный платеж в счет оплаты последнего месяца аренды.

Суды с этим согласились. «Положение договора о возврате обеспечительного платежа не работает, потому что арендатор не отказывался от исполнения договора», – к такому выводу пришел Арбитражный суд Московской области. С этим согласилась апелляция.

Но АС Московского округа счел, что нижестоящие инстанции разобрались в деле недостаточно тщательно. Они не установили, по чьей инициативе фактически прекратились арендные отношения (с учетом правильного распределения бремени доказывания). Суды отвергли довод истца, что договор расторгнул арендатор. Но они не упомянули, какими доказательствами подтверждается утверждение ответчика о «совместной договоренности», и не указали, какому пункту договора соответствует такая «совместная договоренность», написано в постановлении кассации.

Кроме того, чтобы вынести правильное решение, следовало разобраться в природе обеспечительного платежа по договору и установить, когда он полагается арендодателю. Здесь окружной суд указал на другой пункт соглашения, который позволял ИП сохранить за собой сумму неустойки или ущерба, причиненного арендатором. Дело направили на новое рассмотрение в АС Московской области. 

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о