Адвокаты прокомментировали ответ ФСИН на предложенные ФПА улучшения доступа защитников к доверителям в СИЗО

Ведомство не поддержало ни одно из предложений адвокатского сообщества

Адвокаты прокомментировали ответ ФСИН на предложенные ФПА улучшения доступа защитников к доверителям в СИЗО

В комментарии «АГ» адвокаты оценили доводы ФСИН как «отписочные», надуманные и формальные. Особенное возмущение вызвала высказанная в письме позиция ведомства о том, что «профессиональная деятельность адвокатов не направлена на реализацию целей и задач правосудия».

Федеральная палата адвокатов РФ опубликовала ответ Правового управления ФСИН России от 9 января по результатам рассмотрения предложений ФПА по повышению гарантий соблюдения прав лиц, содержащихся под стражей, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи, а также права адвокатов на доступ к доверителям, содержащимся в СИЗО.

Напомним, что данные предложения были подготовлены на основе анализа результатов онлайн-опроса, проведенного межведомственной рабочей группой при Уполномоченном по правам человека в РФ по мониторингу соблюдения прав граждан, находящихся в местах принудительного содержания, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи, ФПА, адвокатскими палатами г. Москвы и Московской области при поддержке МКА «РОСАР» и «АГ» с 8 августа по 1 октября 2019 г. В опросе приняли участие 726 адвокатов из 64 субъектов Федерации.

Материалы, содержащие информацию о результатах опроса адвокатов и соответствующие предложения, адресованные органам государственной власти, в октябре 2019 г. ФПА направила в том числе Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой, а также в Межведомственную рабочую группу при УПЧ в РФ по мониторингу соблюдения прав граждан, находящихся в местах принудительного содержания, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи, Уполномоченному по правам человека в г. Москве Татьяне Потяевой.

Как указано в сопроводительном письме ФСИН, подписанном начальником ПУ ФСИН России Владиславом Смирновым и адресованном президенту ФПА Юрию Пилипенко, данные материалы поступили в ведомство от Татьяны Потяевой.

Доводы ФСИН на предложения ФПА

Так, ФПА предложила законодателю вернуться к рассмотрению законопроекта о введении уголовной ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности (проект поправок в ст. 294 УК РФ, подготовленный рабочей группой Комитета по госстроительству, правопорядку и судебным вопросам Государственного собрания – Курултая Республики Башкортостан).

ФСИН, в свою очередь, считает внесение поправок в ст. 294 УК невозможным, поскольку объектом данной статьи и в целом гл. 31 Кодекса выступают отношения, связанные с реализацией судебной властью функции осуществления правосудия, а также с деятельностью правоохранительных органов. «Профессиональная деятельность адвокатов не направлена на реализацию целей и задач правосудия, в связи с чем не может выступать предметом правового регулирования ст. 294 УК РФ», – сообщается в информационной справке к документу, представленному ФСИН.

Далее ФПА предложила обратиться к Президенту РФ выступить инициатором разработки законопроекта о внесении в ч. 1 ст. 51 УПК РФ и Закон о содержании под стражей дополнения об обязательном участии адвоката в уголовном деле (независимо от категории преступления) по делам, по которым дознание, следствие ходатайствовало об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

По данному предложению ФСИН отметила, что постановление о возбуждении ходатайства об избрании указанной меры пресечения рассматривается единолично судьей районного или военного суда соответствующего уровня с обязательным участием подозреваемого (обвиняемого), прокурора и защитника, если тот участвует в уголовном деле. Также ведомство добавило, что порядок и условия содержания под стражей, а также гарантии прав и законных интересов лиц, в отношении которых избрана эта мера пресечения, регулируются Законом о содержании под стражей. «Таким образом, вопросы обязательности участия адвокатов в уголовном деле не могут являться предметом регулирования указанного Федерального закона», – указано в ответе ФСИН.

ФПА также предложила изложить в новой редакции п. 4 ч. 1 ст. 17 Закона о содержании под стражей, указав, что подозреваемые и обвиняемые имеют право на свидание и телефонные переговоры с защитником. Закон также предложено дополнить ст. 18.2 о запрете посещения следователями и оперативными сотрудниками лиц, содержащихся в следственном изоляторе, в отсутствие защитника. Такое дополнение, по мнению ФПА, решит проблему приоритета предоставления следственных кабинетов правоохранителям.

По поводу данного предложения ФСИН отметила, что обеспечение режима в местах содержания под стражей возлагается на администрацию и сотрудников изоляторов, которые несут установленную законом ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей. Ведомство пояснило, что изоляция подозреваемых и обвиняемых направлена на ограничение их контакта с внешним миром для пресечения возможности продолжать преступную деятельность, угрожать свидетелю и иным участникам уголовного судопроизводства, а также уничтожить доказательства либо иначе воспрепятствовать производству по делу.

Касательно предоставления подозреваемому (обвиняемому) телефонных переговоров с защитником ФСИН отметила, что проверить наличие у адвоката удостоверения и ордера, как того требует ст. 18 Закона о содержании под стражей, в данном случае невозможно, равно как и убедиться в том, что абонент, с которым разговаривает содержащееся под стражей лицо, действительно является адвокатом.

По мнению ведомства, предоставление телефонного разговора возможно только с письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело. Поэтому вопрос о дополнении Закона ст. 18.2 следует прежде всего согласовать с федеральными органами исполнительной власти, в чью компетенцию входит производство дознания и следствия по уголовным делам.

В заключительном предложении ФПА указала на необходимость приведения законодательной базы в соответствие с Решением Верховного Суда РФ от 10 ноября 2017 г. по делу АКПИ 17-867.

В частности, ч. 1 ст. 18 Закона о содержании под стражей предлагается изложить в новой редакции, указав, что подозреваемым (обвиняемым) свидания с защитником предоставляются с момента фактического задержания, наедине и конфиденциально, без ограничения их числа и продолжительности, за исключением случаев, предусмотренных УПК. Свидания предоставляются адвокату по предъявлении удостоверения и ордера. Истребовать у него иные документы запрещено. Если в качестве защитника участвует иное лицо, свидание с ним предоставляется по предъявлении соответствующего определения или постановления суда, а также документа, удостоверяющего личность.

Там же предлагается указать, что защитнику разрешается проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, устройства, позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись, а также технические средства, на которых хранятся копии материалов уголовного дела.

Данное предложение ФСИН также сочла нецелесообразным. В обоснование она указала, что Закон о содержании под стражей разрешает защитнику проносить на территорию изолятора копировально-множительную технику, компьютеры и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов уголовного дела и пользоваться ею в отсутствие подозреваемого (обвиняемого), в отдельном помещении, определенном администрацией изолятора. При этом ведомство подчеркнуло, что СИЗО является местом содержания под стражей, а не исправительным учреждением.

Также ведомство сообщило, что численность дежурной смены СИЗО, обеспечивающей круглосуточный надзор согласно требованиям ведомственных нормативных актов ограниченного распространения, исключает возможность их отвлечения, в том числе для вывода подозреваемых (обвиняемых) на свидания с защитниками. При этом подчеркивается, что изменение периода времени предоставления свиданий за пределами нормальной продолжительности рабочего времени повлечет повышение нагрузки на личный состав СИЗО, потребует увеличения штатной численности и расходов федерального бюджета.

В заключение отмечается, что в соответствии со ст. 18 Закона о содержании под стражей подозреваемые (обвиняемые) могут иметь свидания с защитниками без ограничения продолжительности, что фактически делает невозможным ограничение времени свидания адвоката с лицами, содержащимися под стражей. По той же причине, по мнению ведомства, организация работы следственных комитетов для кратких свиданий с фиксированным временем повлечет нарушение законодательства.

«Теперь у ФПА есть все основания обращаться выше ФСИН»

Комментируя пресс-службе ФПА позицию ФСИН, заместитель председателя Комиссии Совета ФПА по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант отметил, что ответ ведомства на инициативы адвокатской корпорации не поражает воображение «ни своей новизной в какой-либо части, ни даже откровенно невежественным утверждением о том, что “профессиональная деятельность адвокатов не направлена на реализацию целей и задач правосудия”».

Адвокаты прокомментировали ответ ФСИН на предложенные ФПА улучшения доступа защитников к доверителям в СИЗО

Вадим Клювгант
Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы

Вероятно, в представлении руководства ФСИН адвокаты находятся где-то на одном уровне с выводными и конвойными. Впрочем, выводные и конвойные, не говоря уже об оперативных сотрудниках СИЗО и исправительных учреждений, порой ведут себя как полноправные участники “реализации целей и задач правосудия” (в их собственном оригинальном понимании, разумеется): они с интересом знакомятся с документами защиты, устанавливают порядок общения обвиняемых с защитниками, иногда даже прослушивают их конфиденциальные беседы и потом пишут представления о наказании адвокатов со ссылкой на данные этого прослушивания.

Вадим Клювгант добавил, что продолжающееся консолидированное саботирование силовыми ведомствами введения ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности в сочетании с демонстративным безразличием к систематическому нарушению прав – не столько адвокатов, сколько лиц, содержащихся под стражей, – «вот квинтэссенция “информационной справки”, которую начальник Правового управления ФСИН России считает результатом рассмотрения предложений адвокатуры».

При этом Вадим Клювгант обратил внимание на отсутствие попыток ведомства предложить что-либо конструктивное взамен отвергнутых адвокатских инициатив.

«Печально, что недавняя смена руководителя ФСИН России не повлекла за собой смену стиля работы ведомства. Наверное, не для этого и меняли, – добавил он. – Хотя, должен отметить, что далеко не все руководители учреждений ФСИН ведут себя так же, как их высшее руководство. Некоторые из них гораздо лучше понимают истинное назначение адвокатской деятельности и по мере сил и возможностей конструктивно сотрудничают. Ну а другие предпочитают “не умничать” и ориентироваться на сигналы сверху, следуя известному армейскому принципу “делай как я”».

Резюмируя, Вадим Клювгант отметил, что отрицательный результат – тоже результат: «Теперь у ФПА РФ есть все основания обращаться выше ФСИН России и добиваться, чтобы закостенелость этой системы стала наконец предметом озабоченности правительства, а инициативы адвокатского сообщества рассматривались с должным вниманием и уважением».

Адвокаты полагают, что «отписочная» реакция ФСИН была ожидаема

Комментируя «АГ» ответ ведомства, член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Ленинградской области Марина Мошко заметила, что практически каждый из коллег так или иначе сталкивался с неудобствами, а в некоторых случаях – явным нарушением прав и законных интересов – как своих, так и подзащитных – при посещении следственных изоляторов. «Некоторые из них активно обсуждались в профессиональных сообществах, в том числе посредством СМИ», – добавила она.

«Ознакомившись с перечнем мероприятий, предложенных ФПА для улучшения ситуации по доступу адвокатов к обвиняемым в СИЗО, ФСИН предпочла не признавать наличие каких-либо проблем в этой области и не решать их, предоставив формальный отказ, – подчеркнула адвокат. – И это неудивительно, поскольку у самого ведомства всё в порядке, и ничего менять оно не хочет».

Изначально было понятно, добавила Марина Мошко, что некоторые из предложенных ФПА мер были невыполнимы по объективным причинам, но некоторые – например, организация следственных экспресс-кабинетов для кратких свиданий со сроком посещения до 30–60 минут с обеспечением быстрой доставки обвиняемого, увеличение продолжительности рабочего времени следственных кабинетов, организация работы горячей линии с руководством ФСИН по насущным вопросам (очереди, кабинеты, несвоевременный вывод подзащитных, отказ в предоставлении медпомощи и др.), установление общего порядка посещения изолятора для адвокатов и сотрудников следственных органов без предоставления привилегий последним и недопущение бронирования (закрепления) кабинетов в ИВС или СИЗО за следственными и правоохранительными органами, – могли быть вполне осуществлены без приложения усилий, однако ФСИН предпочла не утруждать себя.

Адвокаты прокомментировали ответ ФСИН на предложенные ФПА улучшения доступа защитников к доверителям в СИЗО

Марина Мошко
Член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Ленинградской области

Данный способ решения проблемы, к сожалению, показал себя как неэффективный, что и было ожидаемо. Думаю, что необходимо решать данные вопросы иными способами – в том числе путем обращения в судебные инстанции с административными исками при выявлении допущенных нарушений со стороны ФСИН, написанием жалоб и обращений в надзорные органы, а также выступив с инициативой о внесении изменений в законодательство, регулирующее правоотношения в данной области.

Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов также отметил, что «отписочная» реакция ФСИН вполне ожидаема. «Вызывает возмущение утверждение о том, что якобы ʺпрофессиональная деятельность адвокатов не направлена на реализацию целей и задач правосудия”, что, конечно, не так, – пояснил он. – Действительно, по некоторым поставленным ФПА вопросам, требующим принятия конкретных изменений в законодательство, ФСИН вряд ли компетентна принимать какие-либо решения, тем более она не обладает правом законодательной инициативы. Однако складывается впечатление, что в ведомстве никто не хочет изменений, о чем ярко свидетельствует справка, фактически не содержащая ни одного альтернативного предложения для совместного исправления указанных проблем».

Адвокат добавил, что вызывает возмущение и реакция ФСИН на прямо относящиеся к ее компетенции предложения.

Адвокаты прокомментировали ответ ФСИН на предложенные ФПА улучшения доступа защитников к доверителям в СИЗО

Игорь Бушманов
Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ»

В информационной справке утверждается, что для посещения адвокатом доверителя в условиях СИЗО достаточно предъявления удостоверения и ордера, как требует Закон о содержании под стражей. Однако практика, с которой постоянно приходится сталкиваться (в частности, в Москве), демонстрирует совсем иное. Например, в СИЗО “Лефортово” адвоката не допускают к подследственному без дополнительного разрешения. В СИЗО “Медведь”, отказывая в посещении по ордеру, сотрудники ссылались на некий письменный запрет следователя и необходимость его письменного разрешения.

Обжалование таких действий, добавил он, требует от адвокатов дополнительных усилий, временных затрат и может повлечь неблагоприятные последствия для подзащитных. «Полагаю, именно окончательным разрешением этой насущной проблематики, которая действительно реально нарушает права адвокатов и их подзащитных, в первую очередь необходимо озаботиться ФПА», – полагает Игорь Бушманов.

По его мнению, некоторые обозначенные ФПА проблемы разрешаются достаточно просто и без внесения поправок в законодательство. «Многое из того, чем в своем ответе оперирует ФСИН, связано с отсутствием элементарных технических возможностей и недофинансированием ведомства (как, например, проверка адвоката и его статуса по телефону)», – подчеркнул адвокат, добавив, что это не должно неблагоприятно отражаться на правах граждан и их защитников и требует самостоятельного разрешения ведомством.

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский с сожалением отметил, что позиция ФСИН о том, что профессиональная деятельность адвокатов не направлена на реализацию целей и задач правосудия, отражает типичное заблуждение в отношении адвокатов всей государственной машины.

Касательно доводов ФСИН о предоставлении подозреваемому (обвиняемому) телефонных переговоров с защитником только с письменного разрешения уполномоченного лица или органа Владислав Лапинский заметил, что адвокат, посещая подзащитного в СИЗО, оставляет ордер, где указаны его контактные данные, в том числе телефон. «Указание этих данных – требование Минюста. Таким образом, работникам ФСИН заранее известны данные и телефон адвоката, а также то, что он является защитником определенного обвиняемого», – подытожил он. При этом, добавил адвокат, контроль за набираемым номером можно произвести механически – например, ограничив на конкретном телефоне набор иных (кроме заранее разрешенных) номеров, причем это не влечет возможность прослушивания разговора.

По вопросам увеличения норм обеспечения СИЗО следственными кабинетами Владислав Лапинский подчеркнул, что нормы, на которые ссылается ведомство, давно устарели.

Адвокаты прокомментировали ответ ФСИН на предложенные ФПА улучшения доступа защитников к доверителям в СИЗО

Владислав Лапинский
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры»

Даже в тех СИЗО (например, в СИЗО-1 Колпино УФСИН по Санкт-Петербургу и Лениградской области – самом большом следственном изоляторе мира!), где кабинеты имеются в установленном нормами количестве, наблюдается очередь адвокатов и следователей. Длительность свиданий с подзащитными связана с плохой организацией работы сотрудников изолятора, ожиданием по несколько часов вывода подзащитных, невыводом их заранее при наличии электронной очереди, а также неработающими лифтами и траволаторами, которые, по идее постройки, должны были обеспечивать быстрый вывод находящихся в них лиц в следственные кабинеты.

По мнению адвоката, преодоление многих сложностей возможно, если все государственные институты будут выполнять свои обязанности, а не искать отговорки.

Как отметил председатель президиума МКА «РОСАР» Сергей Ахундзянов, член межведомственной рабочей группы при УПЧ в РФ по мониторингу соблюдения прав граждан, находящихся в местах принудительного содержания, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи, по итогам заседания рабочей группы, состоявшегося в июне 2019 г., в адрес руководства ФСИН были также направлены предложения по нормализации ситуации, сложившейся с соблюдением прав лиц, содержащихся под стражей, на защиту. «Данные предложения полностью вошли в анкету для опроса адвокатов», – добавил Сергей Ахундзянов.

Он подчеркнул, что в ответе ФСИН, поступившем в июле 2019 г. в рабочую группу, указывалось на отсутствие у ведомства возможности разрешить существующие вопросы, так как предложения влекут за собой изменение законодательства, потребность в дополнительной штатной численности и выделение дополнительных бюджетных ассигнований. Кроме того, их реализация потребует увеличения количества следственных кабинетов, что невозможно без реконструкции большинства действующих учреждений и т.д.

«В обоих ответах ФСИН привела надуманные и формальные доводы и пояснения о невозможности изменить негативную ситуацию в СИЗО, – подчеркнул Сергей Ахундзянов. – Именно результаты опроса, проведенного не только в Москве, но и в большинстве регионов России, объективно и своевременно отражают острую необходимость коренного изменения существующего порядка».

Адвокат добавил, что с учетом дважды высказанной позиции ФСИН межведомственной рабочей группой при поддержке УПЧ в РФ и в г. Москве начата работа по подготовке проведения расширенного заседания.

Адвокаты прокомментировали ответ ФСИН на предложенные ФПА улучшения доступа защитников к доверителям в СИЗО

Сергей Ахундзянов
Председатель президиума МКА «РОСАР»

Мы планируем пригласить членов Совета по правам человека при Президенте РФ, представителей Общественной палаты России, должностных лиц Минюста, Генпрокуратуры и прокуратуры г. Москвы. Обязательно направим приглашения руководству ФСИН, членам их общественных советов, а также депутатам и иным заинтересованным лицам. Одной из основных задач этого мероприятия будет объединение усилий институтов гражданского общества, органов власти и управления для обеспечения беспрепятственного доступа защитников к доверителям, находящимся в местах принудительного содержания.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о