Вопросы юристу


Адвокаты проанализировали поправки об ответственности за «фейки» о действиях вооруженных сил

Накануне президент подписал соответствующие законы, которыми также вводится ответственность за призывы к введению санкций против России

Адвокаты проанализировали поправки об ответственности за «фейки» о действиях вооруженных сил

Один из адвокатов считает, что внесение поправок является последствием общего курса государства, направленного на минимизирование негативных последствий от действий, влекущих ущерб авторитету государственной власти страны. Другой подчеркнул, что непонятно, как правоохранительные органы будут доказывать, что та или иная формулировка, которая может быть актуальна в любой ситуации, дискредитирует вооруженные силы. Третий выразил опасения относительно правоприменительной практики по этим статьям. Четвертый задался вопросом, будет ли считаться дискредитацией справедливая критика, поскольку всегда есть место ошибкам, даже в действиях государственных организаций. Пятый посчитал поправки чисто политическими, отметив, что их принятие необходимо в интересах национальной безопасности.

4 марта Владимир Путин подписал законы о внесении изменений в УК и КоАП, устанавливающие ответственность за действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных сил Российской Федерации. Помимо этого поправки устанавливают ответственность за призывы к введению антироссийских санкций, а также за совершение в интересах юрлица сделок или финансовых операций с имуществом, полученным преступным путем.

Поправки в УК и УПК

Напомним, что в мае 2018 г. председатель Госдумы Вячеслав Володин внес на рассмотрение депутатов законопроект № 464757-7, которым предлагалось дополнить гл. 29 УК РФ «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» ст. 284.2 «Ограничение или отказ в совершении обычных хозяйственных операций или сделок в целях содействия в исполнении мер ограничительного характера, введенных иностранным государством, союзом иностранных государств или международной организацией».

При внесении проекта предлагалось, что за совершение действий или бездействия в целях исполнения иностранных санкций, повлекших ограничение или отказ в совершении российскими гражданами и юридическими лицами, самой Российской Федерацией, ее субъектами или муниципальными образованиями, а также подконтрольными им лицами обычных хозяйственных операций или сделок, будет предусмотрена уголовная ответственность. Такое преступление было предложено наказывать штрафом в размере до 600 тыс. руб. или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до 4 лет, либо ограничением свободы на срок до 4 лет, либо принудительными работами на тот же срок, либо лишением свободы на такой же срок со штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 1 года либо без такового.

Совершение российским гражданином умышленных действий, способствующих введению санкций в отношении России, предлагали наказывать штрафом в размере до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3 лет, либо ограничением свободы на срок до 3 лет, либо принудительными работами на тот же срок, либо арестом на срок до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 3 лет со штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 1 года либо без такового.

В официальном отзыве правительства на законопроект отмечалось, что он направлен на защиту интересов и безопасности РФ, прав и свобод граждан, прав и законных интересов российских юрлиц.

В 2018 г. проект был принят в первом чтении и с тех пор не рассматривался депутатами, однако после обострения ситуации на Украине в феврале – марте 2022 г. документ оперативно был подготовлен ко второму чтению, претерпев значительные изменения. Второе и третье чтения, а также рассмотрение Советом Федерации и подписание президентом произошли за один день, 4 марта.

Согласно принятым поправкам УК дополнен ст. 207.3, регулирующей ответственность за публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных сил РФ. Такие сообщения, распространенные в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, будут наказываться штрафом в размере от 700 тыс. до 1,5 млн руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 18 месяцев, либо исправительными работами на срок до 1 года, либо принудительными работами на срок до 3 лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Также предусмотрена уголовная ответственность за то же деяние, совершенное: лицом с использованием своего служебного положения; группой лиц; группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; с искусственным созданием доказательств обвинения; из корыстных побуждений; по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды. Это будет наказываться штрафом в размере от 3 до 5 млн руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 3 до 5 лет, либо принудительными работами на срок до 5 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на этот же срок, либо лишением свободы на срок от 5 до 10 лет с лишением права занимать определенные должности на срок до 5 лет. Поправками предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 10 до 15 лет с лишением права занимать определенные должности на срок до 5 лет, в случае если вышеперечисленные деяния повлекли тяжкие последствия.

Уголовный Кодекс также дополнен ст. 280.3 «Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных сил РФ в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности». Тем, кто до этого был подвергнут административному наказанию в течение года за публичную дискредитацию ВС РФ, грозит штраф в размере от 100 тыс. до 300 тыс. руб. либо лишение свободы на срок до 3 лет с отсутствием права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на тот же срок.

Закон также предусматривает уголовную ответственность в случае, если подобные действия повлекут смерть по неосторожности и (или) причинение вреда здоровью граждан, имуществу, массовые нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо создадут помехи функционированию или прекратят функционирование объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи. Лицам, совершим такие действия, будет грозить штраф в размере от 300 до 1 млн руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 3 до 5 лет либо лишением свободы на срок до 5 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на тот же срок.

УК дополнен и ст. 284.2 – в этой части поправки полностью соответствуют изначально предлагаемым в 2018 г.

В связи с дополнениями УК РФ новыми статьями законопроектом предусмотрены технические поправки в ст. 31 «Подсудность уголовных дел» и 151 «Подследственность» УПК РФ.

Адвокат АП Ставропольского края Александр Польченко полагает, что введение уголовной ответственности за публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных сил РФ является последствием общего курса государства, направленного на минимизирование негативных последствий от действий (бездействия), влекущих ущерб авторитету государственной власти страны в лице вооруженных сил.

По его мнению, введение законодателем в УК РФ нормы, предусматривающей уголовную ответственность за призывы к введению мер ограничительного характера в отношении России, является избыточным и, по сути, направлено на ущемление уголовно-правовыми средствами свободы слова в государстве. «Подобная конструкция диспозиции данной нормы вводит в уголовный закон формальный состав преступления, не предусматривающий наступление вредных последствий для России, ее граждан и юридических лиц. Призывы тех или иных лиц к введению мер ограничительного характера как таковые не влекут явных либо косвенных негативных последствий для основ конституционного строя и безопасности государства, так как решение о введении каких-либо ограничительных мер является актом политической воли субъектов международных отношений и напрямую не зависит от мнения рядовых российских граждан», – отметил Александр Польченко.

Адвокат АБ «Забейда и партнеры» Артем Саркисян считает, что, по сути, практика по применению поправок, предусматривающих уголовную ответственность за публичное распространение заведомо ложной информации об использовании ВС РФ, будет строиться по объективному вменению, что в силу ст. 5 УК РФ запрещено. «Это означает, что если лицо сделает репост информации, которая расходится с официальной позицией Министерства обороны, скажем о числе жертв со стороны российских военнослужащих, то правоохранительные органы при привлечении к уголовной ответственности не будут устанавливать то, насколько лицо верило в достоверность распространяемой вами информации», – пояснил он.

Адвокат подчеркнул, что особого внимания заслуживает формулировка «действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных сил РФ», поскольку она порождает множество вопросов: «Полагаю, что законодатель, а значит, и в будущем – правоприменитель максимально широко интерпретируют понятие “дискредитации”». Артем Саркисян также отметил, что непонятно, как правоохранительные органы будут доказывать, что та или иная формулировка, которая может быть актуальна в любой ситуации, дискредитирует ВС РФ. По его мнению, для этого будут проводиться лингвистические экспертизы, которые в подавляющем большинстве случаев будут содержать выводы, удовлетворяющие органы предварительного следствия.

Адвокат АП г. Москвы, партнер Адвокатского бюро «Бартолиус» Сергей Гревцов отметил, что рассматриваемые изменения в законодательство носят противоречивый характер. С одной стороны, по его мнению, можно усмотреть нарушение конституционно закрепленной свободы слова и запрета цензуры. С другой стороны, данные нормы принимаются в рамках одной из дозволенных Конституцией РФ целей ограничения прав и свобод – обеспечения обороны страны и безопасности государства. «Но объективно находиться в информационной “каше” из новостей в режиме “иди и смотри” гражданам уже невозможно и морально тяжело. От одной недостоверной публикации могут зависеть чья-то жизнь и судьба. Ситуация, безусловно, требовала от государства решительных и оперативных мер для защиты населения от распространения недостоверных сведений», – прокомментировал Сергей Гревцов.

По мнению адвоката, формулировки изменений в законодательство достаточно четкие и понятные, как и цели их принятия, но у него имеются большие опасения относительно правоприменительной практики по этим статьям. «Думается, что опыт правоприменения аналогичных норм в отношении распространения недостоверной информации в связи с распространением коронавирусной инфекции должен подсказать нам, как именно будет развиваться практика. Сначала будет возбуждено много уголовных и административных дел, которые сформируют на практике некие понятные общественности ограничения. После этого уже количество дел будет стремиться к уменьшению их числа по различным причинам», – рассуждает Сергей Гревцов.

В целях минимизации рисков привлечения к ответственности, особенно в текущей ситуации, адвокат рекомендовал опираться лишь на официальные заявления первоисточников и в обязательном порядке делать ссылки на источник информации и следить за ее опровержением.

Поправки в КоАП

Также были приняты связанные с первым законом поправки в КоАП, которыми дополнили изначально сторонний законопроект № 1197680-7, подготовленный Росфинмониторингом, о котором ранее писала «АГ». Изначально он предлагал установить административную ответственность за совершение в интересах юридического лица сделок или финансовых операций с имуществом, полученным преступным путем, но был дополнен нормами об ответственности за публичные действия, направленные на дискредитацию использования ВС РФ, и за призывы к введению мер ограничительного характера в отношении России.

Законопроектом предлагалось дополнить КоАП ст. 15.27.3, которой вводилась административная ответственность за совершение в интересах юридического лица сделок или финансовых операций с денежными средствами или иным имуществом, полученным заведомо для совершающего вышеуказанные действия лица преступным путем. Такие действия для организации предусматривают штраф в размере до трехкратной суммы денежных средств (стоимости имущества), с конфискацией денежных средств или без нее или административное приостановление деятельности до 30 суток.

В число обязательных признаков субъективной стороны правонарушения, квалифицируемого по ст. 15.27.3, предлагалось включить заведомость осознания лицом, выполняющим управленческие функции или имеющим возможность контроля, юридическим лицом того, что сделки или финансовые операции совершаются с денежными средствами или иным имуществом, приобретенным преступным путем.

На ст. 15.27.3 КоАП предлагалось распространить установленный ч. 3 ст. 1.8 КоАП экстерриториальный принцип действия закона, в соответствии с которым организация, совершившая административное правонарушение за пределами России, привлекается к ответственности по КоАП, если оно направлено против интересов государства, а также в случаях, предусмотренных международным договором, если указанное юридическое лицо не было привлечено за соответствующие действия к уголовной или административной ответственности в иностранном государстве.

Планировалось, что дела об административных правонарушениях по ст. 15.27 будут рассматривать судьи, а составлять протоколы – должностные лица Росфинмониторинга. Проектом также были установлены условия освобождения юридического лица от административной ответственности за совершение административного правонарушения, если такое лицо способствовало выявлению данного правонарушения, проведению административного расследования и (или) выявлению, раскрытию и расследованию преступления, связанного с данным правонарушением.

Во внесенном законопроекте вводился порядок рассмотрения ходатайств прокурора, лица, уполномоченного возбуждать дела об административных правонарушениях по ст. 15.27.3, согласно которому оно рассматривается судьей не позднее следующего дня после дня его поступления в суд без извещения об этом привлекаемого к ответственности юридического лица.

Проект предусматривал примечание к ст. 15.27.3 КоАП, согласно которому вина юридического лица в совершении правонарушения, предусмотренного настоящей статьей, определяется в зависимости от вины физического лица. Под физическим лицом здесь понимаются гражданин, уполномоченный совершать действия на основании закона, иного правового акта, договора или доверенности, бенефициарный владелец организации, а также лицо, занимающее должность в органах управления данного юрлица или органах, осуществляющих контроль за финансово-хозяйственной деятельностью организации.

Итоговый текст документа претерпел несколько значимых изменений. Так, изначально было предложено дополнить ч. 5 ст. 3.7 «Конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения» пояснением о том, что если конфискация определенного предмета, входящего в состав имущества, на момент принятия судом решения о конфискации данного предмета невозможна вследствие его использования, продажи или по иной причине, то суд выносит решение о конфискации денежной суммы, которая соответствует стоимости данного предмета. В итоговой редакции данное дополнение исключено.

Принятый закон также содержит изменения в ст. 15.27.1, ее наименование будет дополнено словами «распространению оружия массового уничтожения», а также ч. 2, в соответствии с которой неприменение принудительных мер по замораживанию (блокированию) денежных средств и иного имущества, предусмотренных российским законодательством о специальных экономических мерах и принудительных мерах, влечет наложение административного штрафа на юрлиц в размере от 300 до 500 тыс. руб.

Закон также дополняет КоАП ст. 20.3.3 «Публичные действия, направленные на дискредитацию использования ВС РФ в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности». За такие действия, в том числе за публичные призывы к воспрепятствованию использования ВС РФ в указанных целях, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, будет предусмотрен штраф на граждан в размере от 30 до 50 тыс. руб.; на должностных лиц – от 100 до 200 тыс. руб.; на юрлиц – от 300 до 500 тыс. руб.

Действия, сопровождающиеся призывами к проведению несанкционированных публичных мероприятий, повлекут наложение административного штрафа на граждан в размере от 50 до 100 тыс. руб.; на должностных лиц – от 200 до 300 тыс. руб.; на юрлиц – от 500 до 1 млн руб.

Кроме того, введена ст. 20.3.4 КоАП РФ, которой установлена административная ответственность за призывы к введению мер ограничительного характера в отношении РФ, граждан РФ или российских юрлиц. Такие действия повлекут наложение административного штрафа на граждан в размере от 30 до 50 тыс. руб.; на должностных лиц – от 100 до 200 тыс. руб.; на юрлиц – от 300 до 500 тыс. руб.

Адвокат АП г. Москвы, адвокат АК «СанктаЛекс» Павел Гейко подчеркнул, что поправки по аналогии с нормой уголовного закона (ч. 3 ст. 12 УК РФ) предусматривают введение экстерриториального принципа административной ответственности за неисполнение требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, за финансирование терроризма и за незаконное вознаграждение от имени юридического лица. «За рубежом подобная практика нормативного регулирования коррупционного поведения существует достаточно давно: например, в США в 1977 г. принят Закон об иностранной коррупции (FCPA), на европейском континенте – Закон Великобритании о борьбе со взяточничеством (UKBA)», – поделился адвокат. По мнению Павла Гейко, данное нововведение еще раз указывает на развитие отечественного законодательства в соответствии с принятыми РФ международными обязательствами в части борьбы с коррупцией.

Адвокат обратил внимание, что проектом вводится ранее не существовавшая в законе РФ ответственность за неисполнение организацией, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, российского законодательства о специальных экономических мерах и принудительных мерах. Данная норма указывает на возложение на соответствующие организации дополнительной нагрузки по контролю за движением денег и имущества помимо требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма и, очевидно, появилась в связи с известными событиями, происходящими во внешнеполитической жизни России, считает Павел Гейко.

Адвокат указал, что введение ответственности юрлиц за их участие в легализации имущества, заведомо полученного преступным путем, фактически является аналогом ст. 174 УК РФ, только для юридических лиц. Павел Гейко убежден, что это позволяет констатировать становление в отечественном праве института уголовной ответственности юридических лиц. «На мой взгляд, это соответствует современному положению дел. Однако правильнее было бы данные нормы аккумулировать в Уголовном кодексе в целях предупреждения неразберихи в их применении, а также возложения установления, доказывания и принятия решений по соответствующим правонарушениям на органы, уполномоченные на применение норм Уголовного кодекса РФ. В таком случае имеющийся уголовно-процессуальный аппарат также можно будет использовать в целях борьбы с соответствующими правонарушениями, совершаемыми юридическими лицами», – пояснил адвокат.

Относительно введения ответственности за публичные действия, направленные на дискредитацию использования ВС РФ, Павел Гейко заметил, что публичная дискредитация использования в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности любых государственных организаций является недопустимой. «Вместе с тем критически важно знать, что понимается под дискредитацией использования. Откровенные “фейки”, безусловно, – это дискредитация. Но будет ли дискредитацией справедливая критика, ведь всегда есть место ошибкам, даже в действиях государственных организаций?» – задался вопросом эксперт.

Адвокат, партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и партнеры» Тимур Харди отметил, что важность меры по введению административной ответственности юридических лиц за совершение сделок с полученным преступным путем имуществом сложно переоценить, поскольку необходимо более эффективно бороться с отмыванием доходов, полученных нелегальным путем. «Введение ответственности заставит российские компании более внимательно относиться к действиям своих учредителей и руководителей, которые могут быть причастны к отмыванию преступных денежных средств. Тем не менее пока остается ощутимый пробел – отсутствие ответственности организаций или лиц, в чьих интересах данные действия осуществляются», – полагает адвокат.

Относительно установления административной ответственности за публичные действия с целью дискредитации Вооруженных сил РФ и их использования Тимур Харди считает, что она направлена против тех лиц, кто сегодня выходит на митинги и пикеты, публикует информацию в социальных сетях, выступая с критикой использования российских вооруженных сил на Украине. «По сути, это чисто политическая поправка, однако ее принятие необходимо в интересах национальной безопасности. В той ситуации, в которой оказалась сегодня наша страна, необходимо выстроить более жесткие границы допустимых и недопустимых политических действий. Возможно, поправка остудит некоторые “горячие головы”, выступающие сегодня против вооруженных сил государства с якобы антивоенными позициями. Ни в одной стране мира не приветствуется критика ее вооруженных сил в столь сложной ситуации. Другое дело, что правоохранительным органам также недопустимо и подавлять свободу слова в тех случаях, когда лицо высказывает собственное гражданское мнение, не нарушая при этом требований российского законодательства», – прокомментировал адвокат.

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о