Вопросы юристу


30 актов за 30 лет: главные позиции Конституционного суда


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

30 октября Конституционному суду исполняется 30 лет. За эти годы он принял множество важных решений, которые повлияли на жизнь всей страны. КС, в частности, запретил выносить смертные приговоры, распространил суд присяжных на женщин и снял произвольные ограничения на информацию в период выборов. А еще он допустил возможность не исполнять решения ЕСПЧ и одобрил внесение поправок в Конституцию. О том как это было — в нашем материале.

Датой создания Конституционного суда принято считать 30 октября 1991 года. В этот день судьи провели свое первое совещание. За 30 лет работы суд принял более 700 постановлений, 91 решение и 3 заключения, а еще вынес более 40 000 определений. Среди всех этих актов мы выбрали 30 самых значимых.

Репрессии и Чернобыль

В 1995 году Конституционный суд приравнял детей жертв репрессий, которые жили вместе со своими родителями в местах лишения свободы, в ссылке, на высылке, в спецпоселении, к репрессированным (Постановление от 23.05.1995 №6-П). «Это решение направлено на гуманизацию общественного сознания», — говорит доктор юридических наук Ирина Алебастрова.

Подобную цель, по ее словам, преследует и постановление КС от 1 декабря 1997 года. В нем суд впервые определил чернобыльскую катастрофу как экстраординарную по своим последствиям техногенную аварию XX века, в результате которой были нарушены самые разные права и интересы граждан. Все это, как указал КС, порождает «особый характер отношений между гражданином и государством» и обязанность последнего возместить причиненный вред настолько, насколько это только возможно (Постановление от 01.12.1997 №18-П).

Страховые выплаты и права отцов

В 2007 году Конституционный суд вынес важное постановление, касающееся страховых выплат семьям, которые потеряли кормильца в результате несчастного случая на работе. Право на такие выплаты, как разъяснил суд, сохраняется даже если правоохранители обнаружат в действиях работника признаки уголовно наказуемого деяния. По крайней мере до тех пор, пока их догадки не подтвердит суд (Постановление от 24.05.2007 №7-П).

Спустя два года КС вынес другое значимое решение по еще одному «семейному» вопросу. На этот раз речь шла о предоставлении отцам (любому другому члену семьи) отпуска по уходу за детьми в случае болезни матери. Раньше, чтобы получить такой отпуск, мать ребенка должна была сначала написать заявление о прекращении своего отпуска, дождаться соответствующего приказа, получить справку, и только потом ее супруг мог обратиться к своему работодателю. КС потребовал максимально упростить эту процедуру (Постановление от 06.02.2009 № 3-П). Указанное решение, по словам Алебастровой, внесло большой вклад в укрепление конституционного принципа равноправия.

Такое же влияние оказало и постановление от 15 декабря 2011 года. В нем Конституционный суд запретил увольнять по инициативе работодателя не только женщин, имеющих детей до трех лет, но и многодетных отцов, у которых есть малолетние дети и которые являются единственными кормильцами в семье (Постановление от 15.12.2011 № 28-П).

Добросовестный приобретатель

Одним из самых обсуждаемых решений КС за 2017 год стало постановление по жалобе Александра Дубовца. В нем суд признал неконституционной ч. 1 ст. 302 ГК в той мере, в которой она разрешает изымать имущество у добросовестного приобретателя по иску органа власти, не попытавшегося за 20 лет зарегистрировать свои права. Судьи указали, что риск ошибки в таком случае несет сам госорган (Постановление от 22.06.2017 № 16-П).

Выборы и назначения

Пожалуй, одно из главных своих политических решений Конституционный суд принял еще на закате XX века. В 1998 году он признал, что президент вправе трижды предлагать Госдуме одну и ту же кандидатуру председателя правительства. Если депутаты ее последовательно отклоняют, то глава государства назначает премьера и распускает Госдуму (Постановление от 11.12.1998 № 28-П). «Такое толкование обесценивает принцип разделения властей, усиливает роль президента в системе органов государственной власти и одновременно принижает роль парламента», — комментирует доцент кафедры конституционного права Российского государственного университета правосудия Ольга Кряжкова.

Еще несколько важных политических решений КС касаются процедуры занятия губернаторской должности. 19 октября 1999 года вступил в силу ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ», который, среди прочего, запретил одному лицу возглавлять субъект более двух сроков подряд. Конституционный суд в своем постановлении от 9 июля 2002 года решил, что это правило начинает действовать только с 19 октября 1999 года и сроки пребывания нужно отсчитывать тоже с этого момента (Постановление от 09.07.2002 № 12-П). Алебастрова оценивает это решение крайне отрицательно. Оно, по словам эксперта, стало первым шагом к обоснованию несменяемости власти в России.

Через три года после этого КС признал конституционной отмену прямых выборов глав субъектов и подтвердил право президента вносить их кандидатуры на рассмотрение регионального парламента (Постановление от 21.12.2005 № 13-П). Это постановление тоже вызывает критику экспертов. Конституционный суд в данном случае продемонстрировал свое согласие с политикой президента и подтвердил усиление его роли и сокращение возможностей реализации избирательных прав граждан, считает Кряжкова.

В начале 2000-х Конституционный суд принял два важных решения, которые так или иначе связаны с выборами. В одном из них судьи постановили, что незаконный отказ в регистрации кандидатов может быть основанием для отмены результатов выборов (Постановление от 15.01.2002 № 1-П). По идее это решение укрепляет гарантии избирательных прав, но, к сожалению, на практике оно не работает, замечает Алебастрова. 

Другое постановление касается агитации. В 2003 году КС признал неконституционным положение, согласно которому агитацией в период предвыборной кампании признавались «иные действия», имеющие целью побудить или побуждающие избирателей голосовать определенным образом. Суд посчитал, что этот пункт «допускает расширительное толкование понятия и видов запрещенной агитации и тем самым не исключает произвольное применение данной нормы» (Постановление от 30.10.2003 № 15-П).

Митинги и иноагенты

За историю своего существования Конституционный суд принял по меньшей мере три важных постановления, затрагивающих свободу собраний. В 2012 году он защитил организаторов митингов, разъяснив, что простое несоответствие реального числа участников акции заявленной численности не может быть основанием для привлечения инициаторов к ответственности (Постановление от 18.05.2012 № 12-П).

Почти через полгода суд принял еще одно обширное постановление на эту тему. Но в отличие от предыдущего оно, скорее, направлено на сворачивание пространства свободы собраний в стране, считает Кряжкова. С одной стороны, суд предписал законодателю изменить порядок назначения штрафов за нарушение правил проведения общественных мероприятий. Он подчеркнул, что действующее законодательство не позволяет назначить наказание ниже минимального, что нарушает принцип справедливого и соразмерного наказания. А с другой — суд подтвердил и процедуру согласования публичных мероприятий, и запрет быть организатором акций для лиц, которые два и более раза привлекались к административной ответственности за нарушения на митингах, и многие другие ограничения (Постановление от 14.02.2013 № 4-П).

Несколькими годами позже КС также оценил возможность привлечения к уголовной ответственности за неоднократное нарушение порядка проведения митингов. Он признал ст. 212.1 УК, которая предусматривает такую возможность, конституционной, но разъяснил, что для ее применения вред или угроза вреда должны быть реальными, а для лишения свободы — еще и существенными (Постановление от 10.02.2017 № 2-П). Несмотря на кажущуюся либеральность такого подхода, Кряжкова все равно оценивает его отрицательно. Главная проблема, по ее словам, заключается в том, что КС вообще допустил существования такого состава в УК. «А все реплики суда, которые якобы направлены на совершенствование правоприменительной практики, размыты и лишь создают видимость защиты свободы собраний и свободы от неправомерного уголовного преследования. Практика привлечения к уголовной ответственности по ст. 212.1 УК продолжается и расширяется», — подчеркивает эксперт.

Еще одно постановление, которое касается актуального на сегодняшний день вопроса, КС принял в 2014 году. Тогда суд допустил существование статуса «иностранный агент», отказавшись признавать его «негативной оценкой» (Постановление от 08.04.2014 № 10-П). «Последствия этого мы наблюдаем сейчас более чем отчетливо», — замечает Кряжкова.

Крым и Ингушетия

В 2014 году КС принял одно из важнейших своих постановлений, которое во многом повлияло на дальнейшую политическую обстановку в России и мире. Тогда он признал конституционным еще не вступивший в силу международный договор о присоединении Крыма. Это решение суд принял за три часа без назначения судьи-докладчика, без заключений экспертов и предварительных слушаний (Постановление от 19.03.2014 № 6-П). И Алебастрова, и Кряжкова отзываются об указанном постановлении резко отрицательно. «Конституционный суд упустил исторический шанс защитить суверенитет и территориальную целостность «слабой» стороны международных отношений, а также предотвратить нарушение принципов и норм международного права», — утверждает Алебастрова.

Спустя четыре года после этого КС оценил еще один вопрос, касающийся границ, но уже внутренних. В 2018 году он признал, что закон Ингушетии об установлении границы с Чечней и подписанное главами республик соглашение об этом не противоречат Конституции (Постановление от 06.12.2018 № 44-П). В данном случае суд обесценил решение Конституционного суда Ингушетии, который ранее признал закон республики не соответствующим ее Конституции, хотя в полномочия КС оценка решений конституционных (уставных) судов субъектов не входит, замечает Кряжкова. По некоторым оценкам, этот случай повлиял на дальнейшее упразднение уставных судов, добавляет эксперт.

Конституционная реформа

В марте 2020 года Конституционный суд принял третье в своей истории заключение. Поводом стал запрос президента, который попросил суд оценить законность поправок к Конституции. 

КС проанализировал как содержание поправок — «обнуление» президентских сроков, расширение полномочий главы государства, правопреемство России по отношению к СССР и многое другое, так и порядок их принятия (вступление в силу только после одобрения на общероссийском голосовании). В итоге суд пришел к выводу, что ни первое, ни второе не противоречит Основному закону (Заключение от 16.03.2020 № 1-З).

Это заключение, по словам Кряжковой, имеет большое политическое значение и ярко демонстрирует роль КС, который поддерживает спорные с точки зрения конституционализма властные решения. Суд нарушил Конституцию в этом заключении многократно, считает доктор юридических наук Ирина Алебастрова: начиная с того, что признал запрос президента допустимым, заканчивая тем, что допустил нарушение основ конституционного строя. Речь идет о разделении властей, светском характере государства, идеологическом многообразии, поясняет она.

Суды и адвокаты

В 1996 году Конституционный суд принял важное постановление, в котором признал, что товарищества, АО и ООО являются объединениями граждан и, следовательно, обладают правом на обращение в КС (Постановление от 24.10.1996 № 17-П). Это решение, по мнению Алебастровой, нацелено на укрепление гарантии права на судебную защиту.

Это же справедливо и для другого постановления, которое КС принял несколькими годами позже. В 1999 году суд разрешил обжаловать решения судов по делам об административных правонарушениях. До этого акты первой инстанции по таким делам обжалованию не подлежали (Постановление от 28.05.1999 № 9-П).

Спустя год после этого Конституционный суд запретил судам выполнять функции обвинения и возбуждать уголовные дела (Постановление от 14.01.2000 № 1-П). А еще через девять лет он также пресек практику признания граждан недееспособными без их участия на основании одной лишь судебно-психиатрической экспертизы (Постановление от 27.02.2009 № 4-П).

Другое важное постановление на «судебную» тему касается возмещения государством вреда, причиненного неправомерными действиями судей по гражданским делам. КС признал за пострадавшими право на компенсацию не только когда речь идет о вынесении незаконного решения, но и когда речь идет о процессуальных нарушениях, например волоките. Если в первом случае вина судьи должна быть подтверждена приговором, то во втором ее может подтвердить и иной судебный акт (Постановление от 25.01.2001 № 1-П).

Пожалуй, одно из самых значимых постановлений на «адвокатскую» тему Конституционный суд принял в июне 2000 года. Тогда он признал, что каждый человек с момента его фактического задержания имеет право воспользоваться услугами адвоката. До этого считалось, что такое право возникает у лица только с момента официального объявления ему протокола задержания либо постановления о заключении под стражу до предъявления обвинения (Постановление от 27.06.2000 № 11-П). О самых важных «адвокатских» решениях Конституционного суда читайте в материале Законный обыск и допрос присяжных: что дал адвокатам Конституционный суд. 

Смертная казнь и суд присяжных

В 1999 году Конституционный суд запретил выносить смертные приговоры до повсеместного рассмотрения дел судом присяжных (Постановление от 02.02.1999 № 3-П). А в 2010 году он признал невозможность назначения смертной казни даже после введения суда присяжных в Чечне, последнем регионе, где они должны были появиться (Определение от 19.11.2009 № 1344-О-Р).

В 2016 году суд принял еще одно важное постановление, которое уже непосредственно связано с судом присяжных. В нем КС признал, что право на такой суд должно быть не только у мужчин, но и у женщин. Тогда присяжные заседали только в судах регионального уровня. Те по первой инстанции рассматривают преступления, за которые грозит пожизненное лишение свободы. Поскольку этот вид наказания нельзя назначать женщинам, их дела не попадали к присяжным. Конституционный суд предписал это исправить (Постановление от 25.02.2016 № 6-П).

Срок давности и исполнение решений ЕСПЧ

В 2005 году Конституционный суд высказался насчет взыскания налогов за пределами срока давности. Он разъяснил, что подобное взыскание возможно «в случае воспрепятствования налогоплательщиком осуществлению налогового контроля» (Постановление от 14.07.2005 № 9-П). Решение КС в дальнейшем позволило судам взыскать с ЮКОСа 38,7 млрд руб. С этим в сентябре 2011 года не согласился ЕСПЧ, а в июле 2014-го он обязал Россию выплатить бывшим акционерам компании €1,86 млрд компенсации.

Через год после этого решения ЕСПЧ Конституционный суд постановил, что решения Страсбургского суда должны исполняться с учетом верховенства Конституции. Себя же КС наделил полномочиями по запросу президента, правительства и других госорганов оценивать исполнимость таких решений (Постановление от 14.07.2015 № 21-П). Еще через два года суд признал невозможным исполнение решения ЕСПЧ о выплате €1,86 млрд акционерам ЮКОСа (Постановление от 19.01.2017 № 1-П).

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о