ВС ограничил доступ антимонопольных органов к банковской тайне

Верховный Суд пояснил, что закон содержит закрытый перечень субъектов, правомочных получать такую информацию, однако антимонопольные органы в их круг не входят

ВС ограничил доступ антимонопольных органов к банковской тайне

Эксперты «АГ» выразили согласие с позицией ВС. По мнению двоих из них, разъяснения Суда должны поставить точку в противоречиях, которые возникают при столкновении норм антимонопольного законодательства и положений о банковской тайне. Эксперты также предположили, что в дальнейшем ФАС России будет добиваться расширения своих полномочий на законодательном уровне.

1 февраля Верховный Суд РФ вынес определение по спору между банком и антимонопольным органом об обоснованности истребования последним сведений о клиенте кредитной организации, составляющих банковскую тайну, и привлечения банка к административной ответственности за отказ исполнить такой запрос.

В 2017 г. ФАС России запросила у Межрегионального коммерческого банка развития связи и информатики выписку о движении денежных средств по всем открытым и закрытым счетам АО «Ирмаст-Холдинг» с указанием контрагентов и наименований операций за отдельный период. Банк отказался, мотивируя тем, что такая информация относится к сведениям, содержащим банковскую тайну, а антимонопольный орган не входит в число субъектов, которым могут быть предоставлены указанные сведения. Свою позицию банк обосновал ссылкой на ст. 26 Закона о банках и банковской деятельности во взаимосвязи с ч. 3 ст. 25 Закона о защите конкуренции.

В ответ на это антимонопольный орган возбудил в отношении кредитной организации дело об административном правонарушении, в рамках которого повторно истребовал выписку о движении денежных средств по всем счетам ее клиента. На этот раз банк предоставил запрашиваемые документы. По результатам административного производства антимонопольный орган оштрафовал банк на 50 тыс. руб. в соответствии с ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ.

После этого банк в судебном порядке потребовал признать незаконными действия ФАС по истребованию данных его клиента в рамках дела об административном правонарушении. Он также просил отменить постановление о привлечении его к административной ответственности.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении требований банка, апелляция и кассация поддержали это решение. Суды, ссылаясь на ч. 1 ст. 25 Закона о защите конкуренции, пришли к выводу о том, что антимонопольный орган вправе истребовать у банка спорную информацию, содержащую банковскую тайну. При этом они подчеркнули, что Закон не содержит ограничений по составу и объему запрашиваемой информации, необходимой для осуществления антимонопольным органом его задач и функций.

В этой связи банк направил кассационную жалобу в Верховный Суд.

Рассмотрев дело № А40-199212/2017, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС со ссылкой на ч. 6 ст. 44 Закона о защите конкуренции вынесла Определение № 305-АД18-18535, в котором отметила, что антимонопольный орган вправе запрашивать у соответствующих организаций (органов, лиц) документы с соблюдением требований, установленных федеральным законодательством о гостайне, банковской тайне, коммерческой тайне или об иной охраняемой законом тайне.

В рассматриваемом споре таковым выступает Закон о банках, согласно ст. 26 которого банк выдает справки по операциям и счетам юрлиц и ИП им самим, судам и арбитражным судам, Счетной палате РФ, налоговым органам, ПФР, ФСС РФ и органам принудительного исполнения судебных актов в случаях, определенных законом. Кроме того, такие справки выдаются органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве, при наличии согласия руководителя следственного органа.

Таким образом, как указал Суд, Закон содержит закрытый перечень лиц, которым могут быть предоставлены сведения, содержащие банковскую тайну, и органы ФАС в него не включены. При этом Суд отметил, что данные ограничения корреспондируют с положениями ст. 25 Закона о защите конкуренции, устанавливающей обязанность указанных в ней лиц предоставлять антимонопольному органу по его мотивированному требованию необходимые документы, объяснения, информацию, в том числе составляющую коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну. В этой статье уже не поименованы документы, составляющие банковскую тайну, которые должны быть предоставлены в антимонопольный орган по его мотивированному требованию ввиду отсутствия у последнего права запрашивать их в силу ограничений, установленных ст. 26 Закона о банках.

С учетом изложенного ВС пришел к выводу об отсутствии у банка обязанности исполнять запрос антимонопольного органа по предоставлению спорных сведений, содержащих банковскую тайну, поэтому в его действиях отсутствует состав административного правонарушения по ч. 5 ст. 19.8 КоАП.

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и удовлетворил требования банка.

Комментируя «АГ» определение ВС, адвокат АП г. Москвы Герман Ясиновский согласился с позицией Суда о том, что ст. 26 Закона о банках содержит закрытый перечень лиц, которым могут быть предоставлены сведения, содержащие банковскую тайну, и ограничивает полномочия антимонопольного органа по истребованию соответствующих документов. «Тем более в ч. 2 ст. 25 Закона о защите конкуренции прямо указано исключение относительно обязанности Центрального Банка России предоставлять в антимонопольную службу по ее письменному запросу информацию, составляющую банковскую тайну. Указанные нормы права не могут не распространяться на банки и иные кредитные организации касательно обязанности предоставления информации, составляющей банковскую тайну», – пояснил он.

Младший консультант Юридической компании «Каменская & партнеры» Анна Шувалова отметила, что ВС не изменил свою ранее сформулированную позицию в отношении буквального толкования «иной охраняемой законом тайны» применительно к банковской, ограничив к ней доступ антимонопольного органа. «Однако сохраняется неопределенность в отношении доступа антимонопольного органа к иным “охраняемым законом тайнам”, в том числе государственной тайне, что подтверждается Определением ВС по делу № А40-14916/2014», – отметила эксперт.

«Что касается банковской тайны, Закон о банках содержит ограничения по предоставлению такой информации не только в части субъектов, имеющих право на доступ к ней. Ограничения содержатся и относительно того, какая информация может быть предоставлена, в отношении кого она предоставляется и для какой цели», – пояснила Анна Шувалова. По ее мнению, при применении антимонопольным органом Закона о защите конкуренции такие ограничения отсутствуют: его толкование вне привязки к Закону о банках означает доступ ФАС к любой банковской тайне, что ставит ее в неравноправное положение по сравнению с другими контролирующими органами.

Эксперт выразила надежду, что антимонопольный орган оперативно отреагирует на новую позицию ВС и количество запросов в банки уменьшится, а возбужденные дела об административном правонарушении будут прекращены. «В то же время позиция Суда не препятствует антимонопольному органу предлагать изменения в закон», – добавила Анна Шувалова

Старший юрист корпоративной практики юридической компании «Дювернуа Лигал» Анна Сенаторова полагает, что разъяснения Суда должны поставить точку в противоречиях, которые возникали при столкновении норм антимонопольного законодательства и положений о банковской тайне. «Нарушение банковского законодательства может в конечном итоге иметь для банка плачевные последствия, вплоть до отзыва лицензии. За разглашение банковской тайны установлена и уголовная ответственность. В силу ч. 1 ст. 857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. В этой связи банки всегда были в непростом, щекотливом положении», – пояснила эксперт. По ее словам, ранее антимонопольные органы допускали вольности в своих запросах, а суды подобные вольности в большинстве случаев игнорировали.

Анна Сенаторова добавила, что нижестоящие суды по каким-то причинам игнорируют аналогичное Определение ВС № 309-АД16-2859 от 20 апреля 2016 г. по делу № А60-43542/2015. «Так, в постановлении суда Московского округа от 28 августа 2018 г. по делу № А40-199212/2017 кассация даже парировала Верховному Суду, – отметила юрист. – Она указала, что высказанная ВС правовая позиция неприменима в рассматриваемом споре, поскольку Суд дал оценку полномочиям административного органа в рамках проверки в сфере законодательства о рекламе, а в данном деле судами дана оценка полномочиям органа в рамках антимонопольного законодательства».

По мнению эксперта, комментируемым определением Верховный Суд еще раз подтвердил свою позицию в отношении предоставления антимонопольному органу сведений, составляющих банковскую тайну, – безотносительно того, в рамках проверки какой сферы законодательства того или иного лица, при каких уточняющих обстоятельствах дела. В этой связи, предполагает Анна Сенаторова, ФАС будет добиваться расширения своих полномочий на законодательном уровне.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о