СК подготовил поправки об ответственности за преступления в медицине и мерах по их профилактике

Документы были размещены для общественного обсуждения на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов, но менее чем через сутки они оказались удалены

СК подготовил поправки об ответственности за преступления в медицине и мерах по их профилактике

Эксперты «АГ» успели ознакомиться с проектами законов до их удаления и сошлись во мнении, что введение специальных норм в уголовное законодательство является избыточным. В то же время они по-разному оценили поправку в Закон об охране здоровья граждан. Так, одна из экспертов полагает, что пробелы в уровне квалификации возможно восполнить только обучением по профессиональным программам. Другая считает, что норму следует дополнить указанием на необходимость дополнительной подготовки медработников, привлеченных к административной ответственности. По мнению третьего эксперта, поправка является излишней.

20 июня Следственный комитет РФ представил на общественное обсуждение два законопроекта, один из которых устанавливал уголовную ответственность медицинских работников за неоказание или ненадлежащее оказание медицинской помощи, а также сокрытие данных деяний, другой предполагал возможность допуска медиков, привлеченных к уголовной ответственности, к продолжению медицинской деятельности после дополнительного профессионального обучения и прохождения аккредитации.

Однако к моменту публикации новости выяснилось, что проекты удалены с официального портала. Редакция «АГ» успела ознакомиться с их содержанием, а эксперты – прокомментировать (ниже представлены сохраненные копии документов. – Прим. ред.).

Ответственность за ненадлежащее оказание медпомощи и сокрытие такого деяния

Так, первым законопроектом предусматривалось дополнить Особенную часть УК статьями 124.1 и 124.2 о ненадлежащем оказании медицинской помощи (медицинской услуги) и сокрытии ее ненадлежащего оказания, а также изложить в новой редакции ст. 235.

Как указывалось в пояснительной записке, проект направлен на дополнительную защиту прав граждан на квалифицированную и безопасную медицинскую помощь, охрану их здоровья и жизни. В документе обращалось внимание на стабильный рост количества обращений в правоохранительные органы граждан, не удовлетворенных результатами оказания медпомощи.

При этом указывалось, что в настоящее время преступления, совершенные медработниками, квалифицируются по разным статьям УК, ни одна из которых в полной мере не учитывает особенности профессиональной медицинской деятельности. Судебная практика не имеет единообразия. «Перед следователем постоянно возникает выбор между несколькими нормами уголовного закона (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, неоказание помощи больному, причинение смерти по неосторожности), соответствующими совершенному деянию и наступившим последствиям», – сообщалось в пояснительной записке.

Там же отмечалось, что предлагаемые нормы, в отличие от действующих положений ГК, содержат указание на субъект преступления – медработника, конкретизацию вида помощи (в том числе медицинских услуг), учитывают различные последствия, что позволит избежать правоприменительных ошибок.

В частности, ненадлежащее оказание медпомощи (услуги), повлекшей по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, предлагалось наказывать штрафом до 200 тыс. руб. с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до года или без такового, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на тот же срок.

Если такое же деяние повлекло по неосторожности смерть человека, предусматривался штраф до 500 тыс. руб. с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет или без такового, либо ограничение свободы до трех лет, либо принудительные работы на срок до 4 лет, либо лишение свободы также до 4 лет. В случае смерти двух и более лиц наказание в виде ограничения свободы составляло до 4 лет либо предусматривало принудительные работы на срок до 5 лет, либо лишение свободы до 6 лет (ст. 124.1).

Согласно ст. 124.2 за внесение недостоверных сведений в медицинскую документацию, ее сокрытие, подмену либо уничтожение, а также аналогичные действия в отношении биологических материалов с целью сокрытия ненадлежащего оказания медпомощи (услуги) другим медработником, деяния которого повлекли тяжкий вред здоровью или смерть одного и более лиц, предусматривался штраф до 300 тыс. руб., либо ограничение свободы до 3 лет, либо принудительные работы, либо лишение свободы на указанный срок.

За совершение указанного деяния должностным лицом либо лицом, осуществляющим в медучреждении управленческие функции, предполагался штраф до 1 млн руб. с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового, либо ограничение свободы до 4 лет, либо лишение свободы на тот же срок.

Отмечалось, что внесение в УК данных поправок потребует корреспондирующих изменений в ст. 31 и 151 УПК.

Кроме того, предлагалось изложение в новой редакции ст. 235 УК. Так, за незаконное осуществление лицом медицинской и (или) фармацевтической деятельности на основании заведомо поддельных (подложных) документов либо без документов, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью, устанавливался штраф до 500 тыс. руб., либо принудительные работы до 3 лет, либо лишение свободы до 4 лет. В случае смерти человека такое деяние предлагалось наказывать лишением свободы до 5 лет со штрафом до 1 млн руб. В случае смерти двух и более лиц – лишением свободы от двух до 7 лет со штрафом до 2 млн руб.

В заключение в пояснительной записке отмечалось, что в СК сложилась устойчивая практика расследования уголовных дел о преступлениях в медицине, включая резонансные. В связи с этим подследственность таких уголовных дел предлагалось отнести к компетенции СК.

В комментарии «АГ» адвокат АП Челябинской области Елена Цыпина отметила, что полагает введение специальных норм в уголовное законодательство избыточным. «Особенная часть УК содержит достаточно составов (например, ст. 171, ч. 2 ст. 109, ч. 2 ст. 118, ст. 124, ст. 238 и т.д.) для привлечения к ответственности медицинских и фармацевтических работников, допустивших деяния, которые повлекли общественно опасные последствия, – пояснила она. – В настоящее время требуется всестороннее и объективное расследование уголовных дел по имеющимся статьям УК».

Одной из проблем на стадии расследования, по мнению эксперта, является проведение независимой и качественной судебной экспертизы по делу. Введение дополнительных статей, считает адвокат, может привести к увеличению ошибок в правоприменении, которых и так достаточно.

Партнер юридической фирмы «Law& CommerceOffer» Виктория Соловьева также убеждена в отсутствии объективной необходимости в дополнении УК и введении новых составов, связанных с медработниками. Проблема с привлечением к ответственности за врачебные ошибки, по ее мнению, связана не с отсутствием возможности наказания, а, скорее с низким качеством работы следственных органов, а также со свободным доступом врачей, совершивших преступление, к медицинской документации, которую возможно сфальсифицировать. «Предложенная для внесения в УК формулировка ст. 124.1, на мой взгляд, оставляет большие возможности для расширительного толкования. В частности, не определено, о нарушении каких именно профессиональных обязанностей идет речь», – подчеркнула эксперт.

Старший партнер юридической группы «Ремез, Печерей и Юсуфов» Иван Печерей считает введение указанных норм в УК не чем иным, как дискриминацией определенной группы людей (медицинских работников) по профессиональному признаку, поскольку Кодекс не содержит специальных составов преступлений для представителей иных профессий (педагогов, строителей, инженеров и т.п.).

«Кроме того, обращает на себя внимание тот факт, что законопроектом устанавливалась санкция за ненадлежащее оказание медпомощи, повлекшее по неосторожности смерть человека, в виде 4 лет лишения свободы, что фактически является ужесточением наказания, так как ранние нормы содержали санкцию до трех лет лишения свободы, что относило подобные преступления к категории преступлений небольшой тяжести, при которых срок привлечения к уголовной ответственности составлял 2 года. С учетом положений законопроекта срок привлечения к уголовной ответственности, ввиду того что данная категория преступлений будет отнесена к преступлениям средней тяжести, возрастет до 6 лет, что, на мой взгляд, значительно увеличит число осужденных медработников», – подчеркнул Иван Печерей.

По мнению эксперта, также является излишним введение в УК специального состава за внесение недостоверных сведений в медицинскую документацию, ее сокрытие, подмену либо уничтожение, поскольку схожая ответственность за подобное деяние предусмотрена ст. 292 УК «Служебный подлог». «Также представляется очевидным, что предполагаемая ст. 124.2 должна быть введена не в главу 16 "Преступления против жизни и здоровья", а по логике построения УК – в главу 30 ʺПреступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправленияʺ, куда включены составы таких преступлений, как служебный подлог и халатность».

В качестве позитивного момента юрист отметил исключение из предложенной редакции законопроекта определения плода человека, а также норм, связанных с причинением вреда плоду, попытка введения которых, как отметил Иван Печерей, вызывала недоумение подавляющего числа специалистов.

Дополнительное обучение как профилактика преступлений в медицине

Второй законопроект предусматривал внесение изменения в ст. 69 Закона об охране здоровья граждан в РФ.

Как отмечалось в пояснительной записке, необходимость поправки обусловлена тем, что медработник, совершивший преступление, в том числе отстраненный на определенный срок от врачебной деятельности, может быть вновь допущен к ней. При этом факт совершения преступления может свидетельствовать о недостаточной квалификации такого лица, а в случае назначения уголовного наказания с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью также может повлечь снижение квалификации и влечет риск совершения ошибок в дальнейшем, несет потенциальную угрозу жизни и здоровью пациентов.

Там же отмечалось, что факт неоказания и (или) ненадлежащего оказания медпомощи (услуги), повлекший уголовно наказуемые последствия, требует не только правовой оценки, но и – при подтверждении правонарушения – свидетельствует о необходимости подтверждения профессиональных знаний данного лица.

С этой целью ч. 4 указанной нормы Закона об охране здоровья предлагалось дополнить указанием, что к осуществлению медицинской или фармацевтической деятельности после прохождения обучения по дополнительным профессиональным программам (повышение квалификации, профпереподготовка) и прохождения аккредитации наряду с лицами, не работавшими по специальности более 5 лет, могут также быть допущены лица, осужденные (подозреваемые, обвиняемые, в отношении которых уголовное дело прекращено по нереабилитирующим основаниям на стадии предварительного расследования или в суде) за неоказание и (или) ненадлежащее оказание медпомощи (медуслуги).

Виктория Соловьева положительно оценила предложенную поправку. При этом она отметила, что разработчики законопроекта не учли, что медработники могут привлекаться и к административной ответственности, в связи с чем перерыв в их медицинской практике также может возникать ввиду дисквалификации по факту совершенного административного правонарушения. «На мой взгляд, целесообразно дополнить статью о необходимости дополнительного обучения и для таких категорий медработников», – добавила она.

По мнению Елены Цыпиной, введение указанного дополнения необходимо и законно. «Неоказание медпомощи либо оказание ненадлежащей медпомощи лицом, которое в силу своих профессиональных обязанностей должно было оказать ее, причем надлежащим образом, может свидетельствовать о недостаточной квалификации, – пояснила она. – Пробелы в уровне квалификации возможно восполнить только путем обучения по профессиональным программам».

Эксперт добавила, что указанные программы повышения квалификации направлены на обновление теоретических и практических знаний специалистов в связи с повышением требований к уровню квалификации и необходимостью освоения современных методов решения профессиональных задач, а в случае профпереподготовки – на получение специалистами дополнительных знаний, умений и навыков по образовательным программам, предусматривающим изучение отдельных дисциплин медицины, необходимых для выполнения нового вида деятельности.

Иван Печерей, напротив, считает поправку излишней. «Единичный случай привлечения или попытки привлечения медработника к уголовной ответственности не может безусловно свидетельствовать о его недостаточной квалификации, поскольку ни в одной сфере деятельности, где присутствует человеческий фактор, не бывает исключительно безошибочной деятельности. Место ошибке есть всегда, и это общая практика. А совершение ошибки врачом, на мой взгляд, далеко не всегда является показателем его ненадлежащей квалификации», – подытожил он.

Информации о причинах удаления проектов, а также о том, будут ли они повторно размещены для обсуждения, на данный момент нет.

1
Оставить комментарий

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Сергей Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Сергей
Гость
Сергей

Я считаю, что нужно ужесточить ответственность за ненадлежащее и неквалифицированное оказание медпомощи с причинением тяжкого вреда здоровью человека. В настоящее время это плохо работает...