Вопросы юристу


Является ли выходное пособие неосновательным обогащением при восстановлении сотрудника в должности?

ВС указал, что выплаченное при увольнении пособие может быть взыскано с сотрудника как неосновательное обогащение только в случае его недобросовестности или счетной ошибки

Является ли выходное пособие неосновательным обогащением при восстановлении сотрудника в должности?

Одна из экспертов отметила, что Верховный Суд конкретизировал возможность отказа во взыскании неосновательного обогащения, трактовав положения закона достаточно широко. Другая указала, что практика складывается таким образом, что выплаченные деньги идут в зачет компенсации за период, в котором работник не имел возможности трудиться. Третья полностью поддержала позицию Верховного Суда, указав, что выплаченная при увольнении сумма не может подлежать зачету. Четвертая с сомнением отнеслась к выводу о том, что данные средства были предоставлены уволенному работнику в качестве средств к существованию (и, как следствие, к применению п. 3 ст. 1109), поскольку работником также были взысканы денежные средства за время вынужденного прогула.

Верховный Суд в Определении № 1-КГ21-13-КЗ от 1 ноября рассмотрел вопрос обоснованности истребования выплаченной при увольнении компенсации при последующем восстановлении работника.

Выплата пособия после увольнения

С 1 октября 2016 г. Елена Кокшарова проходила службу в должности инспектора отделения лицензионно-разрешительной работы Управления Росгвардии по Архангельской области. Приказами врио начальника Управления от 20 июня 2018 г. и от 4 июля 2018 г. с Еленой Кокшаровой был расторгнут служебный контракт, и она была уволена со службы по п. 3 ч. 3 ст. 82 Закона о службе в ОВД в связи с невозможностью перевода сотрудника на иную должность. Ввиду того что общая продолжительность службы Елены Кокшаровой составляла более 20 лет, при увольнении ей было выплачено единовременное пособие, предусмотренное ч. 7 ст. 3 Закона о социальных гарантиях сотрудникам ОВД, в размере семи окладов денежного содержания – в сумме 189 тыс. руб.

Не согласившись с приказами и с увольнением, Елена Кокшарова обратилась в суд с иском, в котором просила признать их незаконными и восстановить ее на службе. Решением Октябрьского районного суда г. Архангельска приказы о расторжении служебного контракта с Еленой Кокшаровой были признаны незаконными, она была восстановлена на службе в войсках национальной гвардии. Также с Росгвардии в ее пользу было взыскано денежное довольствие за время вынужденного прогула в размере 171 тыс. руб. 24 декабря 2018 г. Архангельский областной суд отменил решение первой инстанции. Принимая новое решение, апелляционный суд исковые требования Елены Кокшаровой удовлетворил частично, восстановив ее на службе, но отказав во взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула.

29 августа 2018 г. письмом начальника областного управления Росгвардии Елене Кокшаровой было сообщено, что она восстановлена на службе, в связи с чем ей необходимо вернуть денежные средства, полученные при увольнении.

Иск о взыскании неосновательного обогащения

Поскольку в добровольном порядке единовременное пособие не было возвращено, 24 января 2020 г. работодатель обратился в суд с иском к Елене Кокшаровой о взыскании неосновательного обогащения. Управление Росгвардии полагало, что полученное женщиной единовременное пособие является неосновательным обогащением, поскольку оно выплачивается только при увольнении со службы, и Елена Кокшарова после восстановления ее на службе право на получение данного единовременного пособия утратила. Ссылаясь на положения п. 1 ст. 1102, подп. 3 ст. 1109 ГК РФ, областное управление Росгвардии просило взыскать с Елены Кокшаровой разницу между выплаченным ей единовременным пособием и денежным довольствием, подлежащим выплате за время вынужденного прогула, в размере 94 тыс. руб.

13 августа 2020 г. суд, сославшись на положения ч. 7 ст. 3 Закона о социальных гарантиях сотрудникам ОВД, п. 1 ст. 1102 ГК РФ, частично удовлетворил исковые требования: с Елены Кокшаровой были взысканы неосновательное обогащение в размере 77 тыс. руб., а также госпошлина. По мнению суда, полученное Еленой Кокшаровой единовременное пособие не входит в состав денежного довольствия сотрудника, не подпадает под категорию денежных средств, предоставленных ответчику в качестве средств к существованию. Суд пояснил, что данное пособие начислено и выплачено ей сверх денежного довольствия, причитающегося за прохождение службы в июне 2018 г., вследствие чего является неосновательным обогащением и подлежит возврату истцу.

Суд определил размер подлежащего взысканию неосновательного обогащения как разницу между выплаченным ответчиком единовременным пособием в размере 189 тыс. руб. и суммой денежного довольствия за время вынужденного прогула, причитающейся ей в связи с незаконным увольнением, в размере 111 тыс. руб. Судами апелляционной и кассационной инстанций данное решение оставлено без изменений.

Верховный Суд указал на ошибки нижестоящих инстанций

Елена Кокшарова обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд, который, изучив материалы дела, напомнил, что неосновательное обогащение имеет место в случае приобретения или сбережения имущества в отсутствие на то правовых оснований, т.е. неосновательным обогащением является чужое имущество, включая денежные средства, которое лицо приобрело (сберегло) за счет другого лица (потерпевшего) без оснований, предусмотренных законом, иным правовым актом или сделкой.

ВС добавил, что неосновательное обогащение возникает при наличии одновременно следующих условий: имело место приобретение или сбережение имущества; приобретение или сбережение имущества одним лицом за счет другого лица произведено в отсутствие правовых оснований, т.е. не основано ни на законе, ни на иных правовых актах, ни на сделке.

Ссылаясь на положения подп. 3 ст. 1109 ГК, Суд подчеркнул, что не считаются неосновательным обогащением и не подлежат возврату в качестве такового денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию (зарплата, приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии и т.п.), т.е. суммы, которые предназначены для удовлетворения его необходимых потребностей, и возвращение этих сумм поставило бы гражданина в трудное материальное положение.

Вместе с тем Верховный Суд обратил внимание, что закон устанавливает и исключения из этого правила, а именно: излишне выплаченные суммы должны быть получателем возвращены, если их выплата явилась результатом недобросовестности с его стороны или счетной ошибки. Он отметил, что нормы ГК РФ о неосновательном обогащении и недопустимости возврата определенных денежных сумм могут применяться и за пределами гражданско-правовой сферы, в частности при разрешении спора, возникшего из трудовых (служебных) отношений, включая отношения, связанные с прохождением службы в войсках национальной гвардии РФ.

Суд установил, что положения норм специального законодательства, определяющих основания предоставления социальных гарантий лицам, уволенным со службы в войсках национальной гвардии, и норм ГК об обязательствах вследствие неосновательного обогащения судами первой и апелляционной инстанций были применены неправильно. Так, нижестоящие суды не учли, что предусмотренное положениями ч. 7 ст. 3 Закона о социальных гарантиях сотрудникам ОВД единовременное пособие относится к числу гарантированных выплат, осуществляемых сотруднику при прекращении с ним служебных отношений с целью его материального обеспечения. ВС пояснил, что Елена Кокшарова была незаконно уволена, в результате чего она была лишена возможности получать денежное довольствие и, как следствие, было ухудшено ее материальное положение. Поэтому в период с момента увольнения со службы до момента восстановления ее прав в судебном порядке указанное пособие являлось единственным средством к существованию.

Верховный Суд разъяснил, что в соответствии с положениями подп. 3 ст. 1109 ГК выплаченное Елене Кокшаровой единовременное пособие могло быть взыскано с нее как неосновательное обогащение только в случае недобросовестности с ее стороны или счетной ошибки. Исходя из этого, юридически значимым являлось установление недобросовестности в действиях Елены Кокшаровой при получении пособия при увольнении со службы.

Суд также уточнил, что поскольку добросовестность Елены Кокшаровой по требованиям о взыскании единовременного пособия презюмируется, суду следовало возложить бремя доказывания ее недобросовестности при получении данного пособия на областное управление Росгвардии, т.е. на истца. Однако суд, неправильно применив регулирующие спорные отношения нормы материального права, эти обстоятельства в качестве юридически значимых не определил и не устанавливал, указал ВС.

Он посчитал неправомерным суждение суда первой инстанции о том, что поскольку спорные денежные средства были начислены и выплачены Елене Кокшаровой сверх денежного довольствия, причитающегося за прохождение службы на момент увольнения, то запрет на их взыскание в данном случае не может быть применен.

Суд разъяснил, что Закон о социальных гарантиях сотрудникам ОВД, закрепляя право увольняемых со службы сотрудников на получение единовременного пособия, имеет целью их материальное обеспечение и направлен на защиту интересов названных лиц, предоставление им дополнительных гарантий в случае прекращения служебных отношений призвано компенсировать дополнительные материальные затраты, обусловленные прекращением прохождения такой службы. Учитывая изложенное, Судебная коллегия ВС отменила обжалуемые судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Эксперты прокомментировали выводы ВС

Адвокат филиала № 49 МОКА Татьяна Саяпина считает, что для практики и теории это очень ценное определение, так как Верховный Суд конкретизировал возможность отказа во взыскании неосновательного обогащения, трактовав положения закона достаточно широко, подчеркнула эксперт. Вместе с тем она полагает, что не следует жестко критиковать выводы нижестоящих инстанций, поскольку они также тщательно рассматривали дело и буквально, в узком смысле этого слова, трактовали положения закона.

По мнению эксперта, выводы Верховного Суда носят скорее научный, глубокий характер, что еще раз подчеркивает особую значимость данного суда в российской судебной системе и высокую квалификацию его судей. Кроме того, данный пример ярко показывает обеспечение защиты прав и законных интересов граждан на практике, в прямом действии, т.е. не с формальной точки зрения, а именно с реальной, пояснила Татьяна Саяпина. «Позицию Верховного Суда, выраженную в данном определении, поддерживаю в полном объеме и считаю, что вынесение такого решения было крайне необходимо, скорее даже не столько для обжалования, сколько в целом для практики судов при рассмотрении подобных споров», – заключила эксперт.

Руководитель практики «Разрешение споров» юридической фирмы «Интеллектуальный капитал» Екатерина Кузнецова отметила актуальность поднятой в деле проблемы. Она пояснила, что работодатели в ряде случаев обязаны выплачивать увольняемым работникам денежные средства, являющиеся гарантиями при увольнении, но при этом остается неясным, что делать в случае, если работник оспорит свое увольнение и будет восстановлен на работе. «Ведь восстановление на работе, а вместе с ним и взыскание денежных средств за время вынужденного прогула фактически означают, что работник и не увольнялся, однако свои гарантии при увольнении получил», – подчеркнула эксперт.

Екатерина Кузнецова считает, что позиция Верховного Суда по данному вопросу в целом является обоснованной, поскольку данные денежные средства не являются неосновательным обогащением: между сторонами имеется трудовой договор, который не был прекращен (поскольку работник восстановлен на работе), денежные средства выплачены в связи с ним. Вместе с тем вывод Суда о том, что данные денежные средства предоставлены работнику в качестве средств к существованию (и, как следствие, применение п. 3 ст. 1109), вызвал у нее сомнения, поскольку работником также были взысканы денежные средства за время вынужденного прогула. «Однако не нужно делать вывод, что денежные средства не подлежат возврату вовсе, просто не через неосновательное обогащение. Работодатель здесь избрал ненадлежащий способ защиты права», – полагает Екатерина Кузнецова.

Адвокат АП г. Москвы, д.ю.н. Марина Буянова заметила, что согласно п. 62 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. № 2 выплаченная при увольнении сумма не может подлежать зачету, поскольку она действующим законодательством не отнесена к числу выплат, подлежащих зачету при определении размера оплаты времени вынужденного прогула. Отнести ее к незаконному обогащению также не позволяет формулировка ст. 1109 ГК РФ, так как ее выплата не явилась результатом недобросовестности или счетной ошибки, отметила эксперт. «Представляется, что выплаченная сумма может быть учтена работодателем при предоставлении истцу в последующем при его увольнении. Кроме того, вопрос о подобном зачете или удержании может быть отдельно решен также сторонами спора», – прокомментировала Марина Буянова.

Адвокат, партнер МКА «Князев и партнеры» Олеся Умрихина также подчеркнула, что определение обоснованности и суммы к возврату выплаченной компенсации при последующем восстановлении работника в судебном порядке ввиду отмены соответствующих приказов работодателя является достаточно существенной проблемой. Она сообщила, что при разрешении подобных споров практика складывается таким образом, что выплаченные деньги идут в зачет компенсации за период, в котором работник не имел возможности трудиться. При вынесении решения возникают проблемы соотнесения и пересчета сумм компенсации и уже полученного выходного пособия, оценки добросовестности поведения сторон.

По мнению эксперта, Верховный Суд справедливо отметил, что взыскание с работника неосновательного обогащения было произведено с нарушением требований законодательства в части взыскания неосновательного обогащения и при не установленных в полной мере обстоятельствах, имеющих существенное значение для правильного рассмотрения дела по существу. 

Анжела Арстанова

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о