Вопросы юристу


ФПА не согласна с тем, чтобы Минюст мог обжаловать решения о прекращении дисциплинарного производства

Федеральная палата адвокатов указала, что подобные полномочия органа юстиции могут быть поддержаны только в части, касающейся ситуации, когда статус адвоката подлежит прекращению по бесспорным основаниям

ФПА не согласна с тем, чтобы Минюст мог обжаловать решения о прекращении дисциплинарного производства

В иных случаях, как указано в правовой позиции ФПА, предложение не может быть поддержано в силу явного несоответствия законодательно установленным фундаментальным основам взаимоотношений адвокатуры и государства.

На сайте Федеральной палаты адвокатов опубликована правовая позиция ФПА, касающаяся п. 4 ст. 17.1 «Представления федерального органа юстиции ‎и его территориальных органов», предлагаемой Минюстом к внесению в Закон об адвокатуре.

Напомним, в начале декабря Минюст вынес на общественное обсуждение проект поправок в законодательство, касающихся адвокатского запроса, требований к претендентам на получение статуса адвоката, ведения единого реестра адвокатов, закрепления статуса КИС АР, рассмотрения дисциплинарных производств, полномочий органов юстиции и иных вопросов.

Авторы проекта отметили, что данные изменения направлены на повышение гарантий реализации права граждан на получение квалифицированной юридической помощи, на оптимизацию взаимодействия органов юстиции, ФПА РФ и адвокатских палат субъектов РФ, а также на совершенствование регулирования адвокатской деятельности и организации адвокатуры исходя из задач современного этапа развития института адвокатуры в РФ.

Одной из поправок предлагается дополнить Закон об адвокатуре ст. 17.1 «Представления федерального органа юстиции ‎и его территориальных органов», которой закрепляется обязанность рассматривать все представления, внесенные Минюстом России и его территориальными органами, и возбуждать по ним дисциплинарные производства.

Также согласно проекту предлагается предоставить Минюсту и его территориальным органам полномочия на обжалование решений органов адвокатских палат субъектов РФ, принятых по результатам рассмотрения представлений, внесенных органами юстиции. На сегодняшний день федеральный орган юстиции не наделен этими полномочиями. Вместе с тем, как подчеркивается в пояснительной записке, из различных органов, организаций и от граждан в Минюст поступают жалобы на действия (бездействие) адвокатов, которые могут являться основанием для внесения в адвокатские палаты соответствующих субъектов РФ представлений о возбуждении дисциплинарного производства либо о прекращении статуса адвоката. При этом Минюст России и его территориальные органы наделяются правом обжалования в судебном порядке решений советов адвокатских палат субъектов РФ только по внесенным ими же представлениям в отношении адвокатов, что обеспечит надлежащую реализацию контрольно-надзорных полномочий данного федерального органа, отмечают авторы проекта.

Федеральная палата адвокатов озвучила свою оценку предложений ведомства, содержащихся в п. 4 проектируемой ст. 17.1 Закона об адвокатуре. Как указано в правовой позиции, наделение органа юстиции правом обжалования решения совета адвокатской палаты, принятого по результатам рассмотрения представления органа юстиции о прекращении статуса адвоката, внесенного по основаниям и в порядке, предусмотренным п. 1 и 6 ст. 17 закона, может быть поддержано, поскольку в этом порядке статус адвоката подлежит прекращению по бесспорным основаниям, а принятие такого решения не требует возбуждения дисциплинарного производства и осуществления дисциплинарного разбирательства.

В то же время ФПА посчитала, что наделение органа юстиции правом обжалования решения совета АП, принятого по результатам дисциплинарного разбирательства, инициированного представлением органа юстиции о возбуждении дисциплинарного производства, внесенным по основаниям и в порядке, предусмотренным п. 2 и 7 ст. 17 Закона об адвокатуре, не может быть поддержано в силу явного несоответствия этого предложения законодательно установленным фундаментальным основам взаимоотношений адвокатуры и государства, которые, в свою очередь, обеспечивают поддержание необходимого баланса конституционно значимых интересов и ценностей.

Напомнив об основополагающих принципах деятельности адвокатуры, ФПА отметила, что они реализуются прежде всего в самостоятельном регулировании адвокатским сообществом правил профессиональной деятельности и профессионального поведения адвокатов, их дисциплинарной ответственности за нарушения этих правил и порядком привлечения адвокатов к такой ответственности, подразумевающим в том числе исключительные полномочия органов адвокатского самоуправления на окончательное разрешение дисциплинарных дел, что регулируется Кодексом профессиональной деятельности адвоката.

При этом сохраняется и определенное влияние государственной власти на деятельность адвокатской корпорации. Отмечается, что существующий баланс взаимоотношений адвокатуры и государства, установленный действующим законодательством, является результатом тщательного учета всех конституционно значимых факторов и интересов. Этот баланс неоднократно проверялся Конституционным Судом РФ, который каждый раз признавал его верным и обеспечивающим надлежащую охрану конституционных ценностей.

В частности, согласно логике КС, положенной в основу ряда его правовых позиций, норма п. 5 ст. 17 Закона об адвокатуре, устанавливающая возможность обжалования в суд решения совета адвокатской палаты, принятого по основаниям, указанным в п. 1 и 2 данной статьи, не предусматривает каких-либо ограничений на обжалование адвокатом решений совета адвокатской палаты по дисциплинарному производству в отношении него при наличии иных условий, предусмотренных ГПК для обращения в суд. В соответствии с Конституцией и ч. 1 ст. 3 ГПК заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. «При этом Конституционный Суд прямо указал на то, что дисциплинарное производство, проводимое в отношении адвоката, не влияет на правовое положение лица, которое его инициирует. Соответственно, у такого лица отсутствует материально-правовое основание для подачи иска», – отмечается в правовой позиции.

Таким образом, заметила ФПА, судебное обжалование решения совета адвокатской палаты по дисциплинарному производству может осуществляться самим адвокатом, правовое положение которого этим решением непосредственно затрагивается, но не иными лицами и органами, включая тех, кто инициировал дисциплинарное производство. Также Федеральная палата адвокатов напомнила, что ст. 20 КПЭА установлен исчерпывающий перечень допустимых поводов для возбуждения дисциплинарного производства, каждый из которых является самостоятельным, соответствует концепции Закона об адвокатуре и установленному им балансу ценностей и интересов. «По этой причине подмена одного повода другим не должна иметь места, равно как и превращение недопустимого повода в допустимый с использованием полномочий на инициирование дисциплинарного производства», – подчеркивается в правовой позиции.

Как указано в документе, дисциплинарное производство осуществляется в соответствии с КПЭА, причем только квалификационной комиссией и советом адвокатской палаты, членом которой состоит адвокат. Оно осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Таким образом, все субъекты, наделенные правом инициирования дисциплинарного производства, включая органы юстиции и судей (суды), в качестве участников дисциплинарного производства находятся в равноправном положении.

«Следовательно, внесение изменений в действующее правовое регулирование, в результате которых у одного из участников дисциплинарного производства, наделенных в соответствии п. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката правом инициировать дисциплинарное производство, появилось бы право на судебное обжалование решений совета адвокатской палаты по дисциплинарному производству в отношении адвоката, противоречило бы правовым позициям Конституционного Суда РФ и положениям ст. 19 Конституции РФ о равенстве всех перед законом и судом, поскольку из принципа юридического равенства применительно к реализации конституционного права на судебную защиту вытекает требование, в силу которого однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом», – указано в правовой позиции.

Кроме того, отмечается, что дисциплинарное производство является одним из наиболее эффективных способов защиты прав адвокатов, которая является необходимым и незаменимым элементом обеспечения независимости адвокатов и их профессиональной деятельности. При этом обязанность по осуществлению защиты прав и интересов адвокатов возложена законом на органы адвокатского самоуправления. Эффективность защиты прав адвокатов в дисциплинарном производстве обеспечивается состязательностью его процедуры, основанной на презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой и доказывания выдвинутого дисциплинарного обвинения возложена на заявителя, а также в значительной степени тем, что дисциплинарное дело окончательно разрешается внутри адвокатской корпорации ее уполномоченными органами. Это позволяет преодолевать необоснованное давление силовых структур и судов, которые сами же зачастую и являются источниками нарушения профессиональных прав адвокатов и инициаторами их преследования.

«Перенесение же окончательного разрешения дисциплинарного производства в суд (где будут действовать совсем иные стандарты доказывания – “каждая сторона обязана доказать обстоятельства, на которые она ссылается”, и иные фактические приоритеты) путем предоставления “стороне обвинения” в чьем бы то ни было лице права судебного обжалования решения совета адвокатской палаты в неблагоприятных для адвоката целях (а иных целей такое обжалование не предполагает) предсказуемо приведет к тому, что дисциплинарное производство перестанет быть эффективным способом защиты прав адвокатов в отсутствие реальной альтернативы. Это приведет к образованию “замораживающего эффекта” в отношении адвокатской деятельности, нередко осуществляемой в условиях острого конфликта с правоохранительными органами и судами. Следовательно, под угрозу будут поставлены описанные выше фундаментальные основы реализации конституционной гарантии по оказанию квалифицированной юридической помощи каждому, кто в ней нуждается», – заключила Федеральная палата адвокатов.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о