Вопросы юристу


Эксперты обсудили пути повышения эффективности банкротств в современных реалиях

В рамках конференции «БанкроФорум-2022» состоялась дискуссия, посвященная стратегии и тактике ведения банкротных дел

Эксперты обсудили пути повышения эффективности банкротств в современных реалиях

Модератор дискуссии отметил, что на данный момент законодательство о банкротстве, вероятнее всего, будет направлено на перераспределение производственных активов и предприятий страны в пользу эффективных собственников.

С 26 по 28 апреля в г. Москве прошла конференция
по вопросам правового регулирования банкротства – «БанкроФорум-2022», в рамках которой состоялась панельная дискуссия «Ведение дела о банкротстве: стратегия и тактика».

Модератором дискуссии выступил управляющий партнер ЮК «Бубликов и Партнеры» Владимир Бубликов. В своем выступлении он отметил, что сфера банкротства сейчас переживает тяжелые времена, обусловленные прежде всего введением моратория на банкротство граждан, юрлиц и предпринимателей.

Спикер указал, что в такие периоды необходимо принятие серьезных решений, напомнив при этом, что страна уже сталкивалась с подобными вызовами. В качестве примера Владимир Бубликов привел Закон о банкротстве в редакции 1998 г., добавив, что на тот период ситуация требовала изменения правового регулирования в указанной области. «К 1998 г. накопилась значительная задолженность по заработной плате, практически все промышленные предприятия страны были обременены большой задолженностью, и проводить их через процедуру банкротства по правилам действующего на тот момент законодательства было невозможно. Закон о банкротстве 1998 г. был призван исправить ситуацию и дать инструментарий, который позволил бы позитивно и в правовом ключе решить вопрос с невыплатами по заработной плате. Закон проработал четыре года, исполнив свою роль – практически все крупные промышленные предприятия сменили владельца, перед работниками все обязательства были выполнены», – пояснил спикер.

По мнению Владимира Бубликова, на сегодняшний день сложилась идентичная ситуация, которая также требует действий. Он рассказал, что уже ведется подготовка законопроектов, направленных на предотвращение критических ситуаций и стабилизацию деятельности компаний. «Будущее нашего ремесла – по крайне мере на ближайшее время, – это совокупность нового перераспределения активов между игроками уже внутри страны с минимумом иностранных элементов. Сейчас как никогда законодательство о банкротстве будет направлено на то, чтобы из рук неэффективных собственников через процедуру банкротства перераспределять производственные активы и предприятия страны в пользу эффективных», – подчеркнул он.

Доцент факультета права НИУ ВШЭ, к.ю.н. Елена Мохова рассказала о принципе «vis attractiva concursus» (все вопросы, которые связаны с банкротством, должны разрешаться судом, рассматривающим дело о банкротстве) в трансграничных банкротствах. Спикер отметила, что в России пока нет адекватных режимов признания иностранных банкротных производств – основных и вторичных.

Эксперт подчеркнула: трансграничное банкротство в России урегулировано на уровне национального права, каждый правопорядок устанавливает свой «vis attractiva concursus» на уровне разрешения вопроса о внутренней территориальной государственной подсудности. «Здесь может возникнуть вопрос, а если у нас пророгация в пользу суда Казахстана, например, и банкротство в России, какие могут быть в этой ситуации опции? А если у должника активы не только в Казахстане, а еще и в каком-то третьем государстве, как разрешать этот конфликт между местным и иностранным “vis attractiva concursus” и пророгационным соглашением?» – задалась вопросами спикер.

Елена Мохова добавила, что ранее часто обсуждались вопросы признания российских банкротств США, Великобританией и другими европейскими странами, где были активы российских компаний. При этом она обратила внимание, что, к примеру, со странами СНГ заключено множество международных соглашений, но не по вопросам, связанным с банкротством.

Директор по реструктуризации бизнеса компании PwC Дмитрий Мигель поделился, что в процессах реструктуризации бизнеса и внесудебного урегулирования ключевыми составляющими успеха являются доверие и профессиональная независимость (судей, арбитражных управляющих). По мнению спикера, в эти процессы необходимо эффективно вовлекать профессиональных независимых консультантов, которые могут дать и независимую денежную оценку правам требования, стоимости актива, плану реабилитации и так далее. Дмитрий Мигель с сожалением констатировал, что в последнее время многие зарубежные независимые консультанты покидают Россию.

Говоря о стратегии банков и заемщиков в новой экономической реальности, эксперт отметил, что более эффективная стратегия должна основываться на взаимном доверии.

«Мы проводили опросы и выяснили, что в целом со стороны тех, кто занимается банкротством, есть запрос на совершенствование реабилитационных процедур, повышение уровня доверия, сотрудничества между сторонами в процессе», – подчеркнул Дмитрий Мигель.

Заместитель председателя Арбитражного суда Калининградской области Илья Юшкарев на примерах из практики обратил внимание на стандарты и средства доказывания по спорам о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности в арбитражном суде первой инстанции.

Спикер подчеркнул, что задача юридической науки – не только разработать рекомендации по совершенствованию законодательства, внедрению новых институтов, но и научить экспертов эффективно справляться с возникающими проблемами и вызовами с помощью имеющихся правовых средств.

Илья Юшкарев заметил, что изначально успешное дело можно «проиграть», неправильно используя процедуру доказывания. Так, при приведении доказательств необходимо разъяснять, какие стандарты должны быть применены, обосновывая соответствующий стандарт со ссылкой на доктрину и практику.

В частности, в случае привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности по обязательствам должника можно выделить следующие виды стандартов доказывания:

  • повышенный (применяется не так часто, его можно использовать при привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности, если таким лицом были совершены объективно невыгодные для должника сделки или вывод активов). Такой стандарт используется при наличии веских оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, которые сложно оспорить, поскольку они зафиксированы. Контролирующее лицо в данном случае должно не просто объяснить, почему совершена та или иная сделка, а привести весомые аргументы, подтверждающие, что его действия были экономически обоснованными;
  • обычный (применяется по умолчанию при установлении всех юридически значимых фактов). При таком стандарте приводятся ясные и убедительные доказательства;
  • пониженный (используется, когда по делу отсутствуют доказательства). При его применении оценивается баланс вероятностей (КДЛ или конкурсного управляющего). То есть суд решает, кто должен доказать, хотя бы в небольшой степени, были ли убыточные сделки обоснованными;
  • самый пониженный (наличие разумных подозрений). Например, если конкурсный управляющий утверждает, что не передавал документы контролирующему лицу, в таком случае в суд нужно будет представить еще одно условие – например, запись в балансе о наличии дебиторской задолженности, что уже будет образовывать некий фактический состав для привлечения к субсидиарной ответственности.

Илья Юшкарев пояснил, что, если не применяется ни один из стандартов доказывания, в привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности будет отказано.

Заместитель директора Департамента судебной практики ПАО «НК “Роснефть”», доцент Департамента частного права НИУ ВШЭ Константин Гричанин рассказал о субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве.

Он напомнил виды такой ответственности:

  • в случае прекращения производства по делу до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве, в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на их проведение, либо в случае возврата заявления уполномоченного органа о признании должника банкротом;
  • в случае исключения недействующего общества из ЕГРЮЛ, если неисполнение его обязательств обусловлено недобросовестностью или неразумностью действий контролирующего лица (лиц);
  • в случае выяснения новых оснований для привлечения к субсидиарной ответственности после завершения конкурсного производства.

Константин Гричанин добавил, что для привлечения к субсидиарной ответственности за «брошенные» компании предусмотрены следующие основания: исключение юрлица из ЕГРЮЛ в результате действий (бездействия), которые привели к исключению (отсутствие отчетности, расчетов); а также неисполнение обществом обязательств в результате недобросовестных или неразумных действий КДЛ.

Он заметил, что судебная практика по вопросу о том, можно ли привлечь к субсидиарной ответственности за ликвидацию юрлица либо за «брошенную компанию» только на основании добросовестности, пока не сформирована. В таких условиях юристам, по мнению Константин Гричанина, нужно опираться на действующее правовое регулирование, не дожидаясь, когда будут приняты новые законодательные изменения.

В заключительной части дискуссии управляющий партнер Юридической компании AVANT-GARDE Арташес Дадаян затронул тему социальной ориентированности банкротного рынка. По его мнению, эксперты в данной области сами должны выступить движущей силой банкротного рынка и направлять его в нужное русло.

«Банкротство динамично меняется при любых изменениях экономики, меняется философия банкротства: сегодня соотношение юридической и финансовой работы в банкротстве составляет примерно 30 на 70%, – то есть больше финансовой, экономической, управленческий работы, нежели юридической», – подытожил спикер.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о